ЛитМир - Электронная Библиотека

Оказавшись внизу, я трижды продемонстрировала свой пропуск службе безопасности, после чего меня допустили в ту часть музея, которую недавно начали переделывать под хранилище. Я прошла мимо мастерских, мимо комнат, где восстанавливали японскую керамику, а также мимо анфилады комнат с доспехами, которые я порывалась осмотреть. Но мысли об Адриане заставили меня идти дальше, в самую последнюю комнату, где, по словам женщины из информационной службы, находилась статуэтка, в которой сидел в заточении Асмодей.

Когда я, пройдя незапертые стальные двери, оказалась на лестничном пролете, меня схватили, зажав рукой рот, и оттащили в темноту под лестницей. Мой крик потонул в пальцах зажимавшей мой рот руки. Я хотела укусить захватчика, но тут сознания моего дотронулось знакомое прикосновение.

Я отнюдь не против, чтобы ты искусала меня, Hasi, ноя готов подсказать тебе с десяток более интересных мест, нежели моя рука.

– Адриан! – Я вырвалась и развернулась к нему, бросаясь в объятия. Под моим натиском он ударился спиной о стену, но не стал жаловаться, а только крепче прижал меня к себе, покрывая поцелуями мое лицо. От него так знакомо пахло Адрианом. Я улыбнулась и нашла губами его губы. Он обнял меня за талию, и я чувствовала, как в нем закипает кровь. Страсть накатывала на нас волнами, точно прилив океана, лаская своим теплом. Настал миг, когда я уже не могла думать ни о чем, кроме физической близости с ним.

– Ты голоден, – сказала я наконец, оторвавшись от поцелуя. – Я чувствую твой голод. Ведь я тоже голодна…

Я позволила ему дотронуться до моего сознания. Его глаза окрасились цветом индиго.

– Hasi, я мечтаю о том, чтобы овладеть тобой прямо здесь и сейчас, но мы должны держать себя в руках. Наша встреча с Данте сегодня утром означает, что он заодно с Сейером. К гадалке не ходи, оба будут здесь с подкреплением. Я нашел, где держат Деймиана. Надо освободить его и скрыться до того, как зайдет солнце.

– Ладно, я не стану срывать с тебя одежду прямо здесь, но ты должен хотя бы поесть. Это займет лишь пару минут, а мне понадобятся все твои четыре ракетные тяги, чтобы ты занял наших друзей, пока я буду общаться с Асмодеем.

Его взгляд обласкал меня, прежде чем он провел языком по моей шее. Я напряглась в ожидании сладостного момента боли, когда его клыки войдут в мою плоть. Наконец миг настал, и меня залило жаром страсти и желания. Ничего подобного до этого момента я не испытывала.

Насытившись, Адриан не достал клыки из моей шеи. Я не знаю, что это было, но в течение секунд он довел меня до состояния, близкого к оргазму. Я уже серьезно подумывала о том, чтобы сорвать с него одежду и заставить заняться со мной любовью, когда он втянул клыки и лизнул ранки.

– Ты – моя жизнь, Hasi, – сказал он просто, и я почувствовала его искреннюю благодарность.

– Главное – помни это, когда заикаешься о своем поражении перед Сейером, – ответила я. Голос мой дрожал также сильно, как и мои ноги. Чувство неудовлетворенности трепетало во мне после того, как он напился моей крови. Мне хотелось закончить начатое.

Адриан сдвинул брови и погладил пальцем место укуса. Я знала, что даже без погружения в меня он чувствует мой пульс.

– Нелл…

– Нет, – сказала я, оттолкнув его, и постаралась взять себя в руки, – ты прав, сейчас не время. Но я обещаю, что, когда мы останемся наедине, я тебя просто изнасилую.

На лице его заиграла мальчишеская улыбка.

– Ловлю на слове, Hasi, – сказал он и махнул рукой в сторону лестницы: – Деймиан в подвале.

– А как ты пробрался? – спросила я, стуча каблуками по полым металлическим лестницам. – Ты сделался невидимым или отвел всем глаза?

Я почувствовала, как он разочарованно качает головой.

– И откуда ты берешь все эти глупости о Темных, ума не приложу. Я не могу становиться невидимым, Hasi. Я просто позаимствовал пропуск у одного из работников.

– Фи, как неинтересно. А мне нравилось думать, что ты можешь становиться невидимым. А как же этот фокус с волосами? Ты ведь можешь обернуться стариком со смешными седыми волосами на голове, как в фильмах про Дракулу?

Он открыл стальную дверь с табличкой «Произведения древнего искусства: хранилище». Его губы скривились, хотя он и не хотел поддаваться на мои колкости.

– Я бы предпочел обсудить с тобой свои возможности позже, Hasi. А сейчас нам надо сосредоточиться на Деймиане и на задании, которое нам предстоит выполнить.

– Тебе виднее, – удивленно сказала я, проходя вслед за ним вниз по ярко освещенному проходу. Один или двое из работавших в отделе бросили на нас удивленные взгляды, но я нацепила на лицо ту же деловитую маску, что и Адриан, и лишь поправила пропуск, который висел на груди.

Адриан остановился перед еще одной дверью, нервно осмотрелся по сторонам, прежде чем открыть ее, и махнул мне рукой. Я задержалась лишь на несколько секунд, готовя себя внутренне к тому, что мне предстоит там увидеть. Несмотря на минувшее время, воспоминания о трагедии были все еще сильны во мне. Я действительно не хотела столкнуться с подобным снова.

– Hasi, – мягко позвал меня Адриан, его пальцы массировали мне шею. Сожаление в нем все еще было сильно, но надежда была сильнее.

Я кивнула:

– Ладно, давай сделаем это.

В комнате было темно, но Адриан включил свет, когда я прошла не больше пары шагов. Я оглянулась, когда он подтащил деревянный ящик к двери.

– А ты не можешь просто закрыть ее? – спросила я, потирая руки через жакет. В комнате было прохладно, словно кондиционеры работали в режиме охлаждения. Не знаю, чего я ожидала, но комната оказалась именно тем, что и гласила вывеска, – складом. Вдоль стен с пола до потолка тянулись металлические стеллажи, заставленные коробками, деревянными ящиками с наклеенными бирками, гласящими о содержимом, идентификационном номере и дате консервации. В дальнем углу к стене прислонили длинный деревянный ящик, за ним виднелись три ящика поменьше. Мальчика нигде не было видно.

– Мне пришлось взломать замок. Ты можешь заколдовать дверь?

Я продолжала растирать руки, оглядываясь на длинный ящик. Я сделала пару шагов к нему и замерла. Казалось, холод исходил от него. Помимо этого, от ящика исходило что-то еще – знакомое чувство благоговейного трепета и ужаса.

– Вряд ли, – сказала я, сгорая от желания держаться подальше от ящика или, что еще лучше, схватить Адриана и бежать из музея. – Там Деймиан, верно?

– Да. – Голос Адриана был настолько лишен каких-либо эмоций, что я невольно отвела глаза от ящика и посмотрела на него.

Его глаза были бледны, как молодая луна.

– Он мертв?

– Нет. Он погружен в то, что вы, ученые, называете временным прекращением жизненных функций. Он не жив, но и не мертв.

Я поежилась и снова посмотрела на ящик.

– Это то, что могут вампиры, или это дело рук Асмодея?

– И то и другое. Ты должна помочь ему, Hasi. Ты его единственная надежда.

– Я знаю, – сказала я, начиная потеть, несмотря на холод. – И я сделаю все, что смогу, Адриан, чтобы помочь твоему племяннику. Но это очень сложно. – Он начал говорить что-то, но я прервала его. Мне нужно было, чтобы он понял, ито я не трушу. Точнее, дело было не только в этом. – Здесь все пропитано Асмодеем. Меня от этого тошнит. Все как в ту ночь, когда я пыталась снять проклятие с проклятой плащаницы и поднялся Асмодей и забрал Бет. Боюсь, я и сейчас все испорчу. Я не хочу, чтобы Деймиан умер. И… я сама тоже не хочу умирать, не хочу превратиться в овощ.

– Деймиан не умрет, потому что ты ничего не испортишь. – Адриан обнял меня и прижал к своему крепкому и такому надежному телу. Его сознание было открыто для меня, и я чувствовала его уверенность во мне. Он влил в меня силу и целеустремленность, успокоив мои расшалившиеся нервы. – С тобой все будет хорошо. Кольцо защитит тебя. У него много свойств, и пока ты колдуешь, оно не даст тебе навредить ни окружающим, ни себе. Я знаю, ты справишься, Hasi. Это то, ради чего ты живешь на свете.

45
{"b":"18495","o":1}