ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слушай, ведь на самом деле не важно, почему он вдруг передумал. Просто нужно извлечь из этого пользу, потому что те парни, – я указала на перекресток, где полицейские пытались растащить пробку, возникшую из-за аварии, – очень скоро освободятся и займутся нами. Нам надо срочно убираться отсюда, иначе остаток жизни мы проведем в тюрьме за кражу исторических ценностей.

– Есть угроза и пострашнее полицейских, – добавил Кристиан. Он посмотрел своими черными глазами прямо в глаза Адриану. – Твой брат созвал целую армию, и к нему примкнул Себастьян. Вместе они жаждут уничтожить тебя, твою Возлюбленную и твоего сына.

Адриан колебался. Я взяла его за подбородок и заставила посмотреть на меня. Я все еще была зажата между двумя мужчинами. Адриан по-прежнему мертвой хваткой держал Кристиана.

– Любовь моя, у нас нет выбора. Наши шансы стремятся к нулю. Мы вынуждены довериться ему.

– Ты просишь меня довериться человеку, который всего несколько дней назад планировал казнить меня? Человеку, который лишь порадуется, увидев твое мертвое тело? Почему ты просишь меня об этом?

– Я даю слово, что не причиню вреда ни одному из вас, – тихо произнес Кристиан.

Я поцеловала Адриана в губы, не обращая внимания на слова вампира. Деймиан хихикнул.

– Почему я верю ему? Все просто, милый. Он единственный, кто прислушался к моим словам.

Глава 18

– Не нравится мне все это.

– Ну не знаю, зайчик. Но я совершенно вымоталась, убегая и от полиции, и от твоего смертоубийственного братца. Кроме того, Деймиан выглядит изможденным. А что до Кристиана, так он ведь извинился за то, что пытался нас убить.

– Да я не об этом. Меня твое новое хобби – называть меня как попало в самый неподходящий момент – вгоняет в тоску, – пожаловался Адриан. – Я не зайчик.

– Полагаю, это вообще свойственно американцам. – Кристиан, который сопровождал нас по коридорам своего дома в фешенебельной части Лондона, приподнял бровь. – Пушистым кроликом она тебя еще не называла? Это совершенно унизительное прозвище, но тем не менее американские женщины любят им пользоваться. Моя Возлюбленная постоянно называет меня так.

– Пушистым кроликом? – Адриан бросил на меня испепеляющий взгляд, пресекший мои смешки. – Она не посмеет. Я же Предатель!

Кристиан задержался у двери, распахнул ее и картинным жестом пригласил нас войти.

– Чтобы не было между нами недопонимания, я бы никогда не поднял на тебя руку, волшебница, мы искали только смерти Предателя. Полагаю, здесь вам будет удобно.

Я осмотрела большую спальню, впрочем, если честно, то мне было все равно, где оказаться сейчас, хоть снова в офисе Белинды на узком диванчике. Я слишком устала, чтобы привередничать.

– Спасибо. Здесь чудесно. – Я улыбнулась и ткнула Адриана локтем в бок: – Солнышко, тебе ведь здесь нравится?

Кристиан поднял глаза к потолку. Адриан оскалился:

– Вполне терпимо.

– Да ты у нас просто мистер Признательность, – прошипела я сквозь зубы и повернулась к Кристиану: – Прошу тебя, не обращай внимания на Адриана. Он очень хороший человек, только прячет это за грубостью.

– Я Предатель. Никакой я не хороший.

Кристиан выглядел так, словно едва сдерживался от улыбки.

– Он просто не привык, что кто-то что-то для него делает, – сказала я.

– Темные боятся одного моего имени!

– И помощь он тоже пока не научился принимать, – объяснила я, чтобы Кристиан понял, насколько одинок был Адриан все эти столетия. – Провести всю жизнь в услужении у Повелителя демонов – тут не станешь доверять каждому встречному. Но он очень старается.

– Смерть и разрушение – мои спутники! – закричал Адриан, негодующе глядя на меня. Я поцеловала кончик его носа, и глаза его окрасились сапфировыми тонами.

Кристиан разразился смехом.

– Ты видишь, с чем мне приходится мириться? – спросил Адриан у Кристиана. – Эта женщина – моя Возлюбленная, с которой мы связаны душой и телом. Это женщина, которая значит для меня больше жизни. И она не желает признавать мою власть над людьми, не хочет видеть ужас, который я сею в их душах.

– Раньше сеял, – заметила я, обнимая его и целуя и подбородок. – Теперь у нас есть кольцо, и мы снимем твое проклятие. Так что бай-бай, страшный Предатель, и да здравствует счастливый Адриан!

– Она разговаривает со мной так, как будто я смертный, – продолжил возмущаться Адриан. – Со мной! А ведь я видел тьму, которая убила бы смертного наповал!

Смех Кристиана сошел на нет, и глаза его прищурились, глядя на меня.

– С моей Возлюбленной та же самая история. Она не испытывает никакого уважения к тому, что я Темный. Они просто не понимают, эти американцы, насколько мы опасны. Когда Элли сердится, она называет меня Клыкастик.

Они оба посмотрели на меня, как будто я была виновата в том, что Элли называет так своего мужа.

– Эй, – воскликнула я и подняла руки, – а я-то здесь при чем?

– Вот и оставайся ни при чем, – сказал Адриан, а Элли, Деймиан и мумии как раз вошли в комнату.

– Они могут остаться в кабинете Кристиана, – сказала Элли Деймиану. – Там есть телевизор. Мои призраки просто обожают смотреть телевизор, так что я думаю, что мумиям твоей мачехи это тоже придется по вкусу.

– Она мне не мачеха!

– Нет? – Элли посмотрела на Адриана: – А мне казалось, что вы двое воссоединились?

– Так и есть, – сказала я, высвобождаясь от объятий, без которых мумии просто не могли обойтись. Можно подумать, мы не виделись целую вечность, а не каких-то несколько минут. – Но мы с Деймианом не знали друг о друге, так что нам многое надо обсудить.

– От нее плохо пахнет, – раздраженно сказал мальчишка. Я гневно посмотрела на него.

Элли, которая хотела подойти к мужу, посмотрела на него и остановилась на полпути.

– В чем дело?

– В пушистом кролике, – ответил Кристиан.

– Не забудь еще про Клыкастика, – любезно подсказал Адриан и недоброжелательно посмотрел на мумию, которая взяла меня за руку. – Моя Возлюбленная никогда не дойдет до такой невоспитанности, чтобы обращаться ко мне подобным образом.

– Только если будешь хорошо себя вести, пончик, – ответила я.

Элли покачала головой и многозначительно посмотрела на мужа:

– Ах, Бога ради, пойдем, Дракула ты мой. Давай оставим счастливую пару наедине.

– Женщина, ты что, решила меня довести до безумия? – спросил Кристиан, выходя вслед за женой из комнаты.

– А она где будет спать? – спросил Деймиан, направляясь к большой кровати. – Здесь только одна постель, и я не собираюсь спать в такой вони.

– У нас есть чудесная комната совсем недалеко отсюда, – сказала Элли, вернувшись в комнату, и взяла Деймиана за руку. – Пойдем со мной. Ты будешь рядом с отцом, а… аромат Нелл не будет тебе мешать.

Деймиан бросил на меня недоверчивый взгляд, но позволил вывести себя из комнаты.

– Да что с этим парнем? – спросила я Адриана, когда дверь закрылась. Я старалась не подать виду, что слова маленького монстра задели меня. – Я принимала ванну. Я не… ах, ну перестаньте тормошить меня, – сказала я мумиям, которые снова подошли ко мне. Я указала им на дверь и велела выйти. Как ни странно, но они послушались меня.

Адриан посмотрел на меня, тяжко вздохнул и принялся распаковывать ранец. Мумии сами закрыли за собой дверь.

– Как бы не привыкнуть ко всей этой компании, – сказала я, поворачиваясь к Адриану. По его сдвинутым бровям я поняла, что он не в восторге от перспективы. Я улыбнулась и быстро добавила: – Нет, мы не собираемся их оставлять. Я верну их в привычное для них состояние, как только найду способ снова заколдовать их.

– Очень надеюсь, что так оно и будет. Следующие несколько часов будут достаточно трудными и без твоих мумий под ногами.

Я открыла верхний ящик комода и увидела, что Деймиан уже засунул туда свою куртку, свернутую комком.

– Да? То же самое можно сказать о твоем сыне. Почему ты не сказал мне, что Деймиан – твой сын? И чего он все время говорит, что от меня плохо пахнет?

49
{"b":"18495","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Лошадь, которая потеряла очки
Очаг
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
Девушка из тихого омута
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны