ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спецуха
Письма на чердак
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Вы ничего не знаете о мужчинах
Сломленный принц
Время Березовского
Сплин. Весь этот бред
Жертвы Плещеева озера
Одиночество в Сети

Но когда Хлоя что-то сказала по этому поводу, он пожал плечами и заметил:

– Все люди одинаковы.

И чем дольше она работала с ним, тем сильнее убеждалась в его правоте.

Господи, он даже ее заставил раздеться и позировать… хотя она совершенно не собиралась этого делать!

Хлоя старалась не думать о том дне. У нее и других забот хватало.

Неожиданно для себя она забрала домой папки со старыми вырезками из журналов и фотографиями Гибсона и рассматривала их вечерами, пытаясь чему-нибудь по ним научиться и понять его секреты.

Он обладал неимоверной способностью сосредоточиться на самом главном. Большинство его снимков были совершенны; все лишнее безжалостно отсекалось. Он изображал мир более простым и упорядоченным.

Однако не все его фотографии были такими. Со временем Хлоя поняла, что эта резкость и отточенность появились не сразу. Более ранние снимки были более детальными, более личными.

– Больше грязи, – коротко сказал Гиб в ответ на ее замечание.

Хлоя в душе не согласилась с его утверждением, но разве его успех не является решающим аргументом? У Гибсона Уокера нет неудачных снимков. Все они очень просты. Они притягивают ваш взгляд, сами указывают, на что надо смотреть и что думать.

Все равно, что пойти в музей и увидеть в каждом зале лишь одну картину.

Это Хлоя могла сказать с уверенностью, поскольку все свое свободное время посвящала Музею современного искусства. Она знала, что в городе есть множество музеев, но начала именно с него, потому что выставленные в нем произведения наиболее далеки от тех, которые можно встретить в Коллервиле.

Однако, вернувшись с работы в пятницу вечером, Хлоя присела на крыльце с недавно купленным путеводителем и принялась составлять план на выходные, намереваясь посмотреть как можно больше.

Райс подошел к ней с авоськой в руке и присел рядышком. Он даже предложил составить ей компанию.

– Правда?

Райс усмехнулся.

– Конечно. Мне интересно будет взглянуть на город твоими глазами. Куда ты хочешь пойти?

– Как насчет Эллис-Айленда?

– Звучит заманчиво. В воскресенье?

Хлоя кивнула.

– А в субботу с утра я собираюсь в Метрополитен, а после обеда во Фрик.

– Лучше уж постепенно, – посоветовал Райс, – а не то переборщишь.

В конце концов, Хлоя пришла к такому же выводу и в субботу утром занялась стиркой. А пока машина в прачечной самообслуживания крутила белье, Хлоя перелистывала журналы в поисках работ Гибсона. Ее удивило, как их много, и насколько они узнаваемы.

Днем она сходила в Метрополитен и убедилась, что Райс был абсолютно прав. Оказывается, от музея тоже можно устать. Пока она решила ограничиться Египтом, Древней Грецией и Римом. В конце концов, жизнь в большом городе тем и хороша, что всегда можно вернуться туда, куда захочешь. Вовсе не обязательно обходить весь музей за один день.

Повысив свой культурный уровень, Хлоя прогулялась по парку и зашла поужинать в маленький тайский ресторанчик, расположенный в нескольких кварталах от ее дома. Гибсон однажды упоминал, что любит тайскую кухню, а Хлоя не имела о ней ни малейшего представления. В Коллервиле экзотические рестораны почему-то не приживались.

После ужина Хлоя очень об этом пожалела. Теперь и она знала, что любит тайскую еду.

А Дэйву бы понравилось? Может, стоит зайти в книжный магазин и поискать поваренную книгу с тайскими рецептами?

Недалеко от Центра Линкольна имелся огромный книжный магазин. Это не по пути, но в теплый летний вечер не грех и прогуляться. Так что после еды Хлоя вместо возвращения домой, решила пройтись.

Она порылась в отделе кулинарии, отыскала несколько книг с рецептами тайской кухни и выбрала самую тоненькую с красочными картинками. Если Дэйв не поверит ей на слово, что это вкусно, пускай хотя бы посмотрит.

Спускаясь по эскалатору с книжкой в руках, Хлоя заметила отдел, где продавались толстенные фотоальбомы. Их было огромное множество, и посвящены они были самым разнообразным темам – людям, пейзажам, архитектуре, обычаям. Всему, что только можно себе представить.

Интересно, не выпустил ли Гибсон какую-нибудь книгу?

Альбомов с фотографиями известных моделей оказалось намного больше, чем поваренных книг. Хлоя была поражена. Она все шла и шла по проходу, рассматривая глянцевые обложки. Поскольку расставлены они были в алфавитном порядке, искать книгу Гиба Уокера следовало на самых нижних полках.

Хлое удалось отыскать фотоальбом с фамилией Уокер на обложке, только присев на корточки. Она потянулась к нему.

Кто-то наступил ей на руку.

– Ой, простите!

Хлоя прижала к себе вожделенную добычу, подняла голову и встретилась взглядом с изумленным Гибсоном.

– Хлоя? – Он поставил альбом, который держал в руке, обратно на полку, наклонился к ней и помог ей подняться. – Какого черта ты здесь делаешь?

– Гм. Смотрю на… книги. Мне стало интересно, не печатался ли ты когда-нибудь. Вот я и решила проверить. – Хлоя протянула Гибу свою находку, надеясь, что он будет польщен.

Гиб поморщился.

– И на фиг она тебе нужна?

– Я же говорила. Я интересуюсь твоими работами. Пытаюсь учиться.

– Эта ничему тебя не научит, – грубо бросил Гиб. Он попытался выхватить книгу, но Хлоя вцепилась в нее мертвой хваткой.

Она взглянула на обложку, и ее глаза стали квадратными.

– Кэтрин Нил? Вот это да! И ты сделал для нее целую книгу?

Кэтрин Нил была одной из самых очаровательных актрис Голливуда. Но прежде, чем начать сниматься в кино, она была моделью.

– Ты знаешь Кэтрин Нил?

– Знал когда-то, – буркнул Гиб. – Очень давно. Я и не думал, что эта дрянь еще продается. – Наконец-то он выпустил альбом из рук и даже отвернулся, словно не желая смотреть на него.

Хлоя разрывалась между стремлением поскорее заглянуть в книгу и продолжить свой разговор с Гибсоном.

– Это твоя единственная книга?

– Ага. – Гиб окинул взглядом книжные полки и раздраженно добавил, – Но не единственная о ней. – Он жестом указал на еще несколько альбомов с именем Кэтрин Нил на обложках.

И среди них был тот, который Гиб просматривал несколько минут назад. Сравнивал, что ли?

Хлоя не стала спрашивать, а просто заметила:

– Она очень фотогеничная.

– И знает это. – Гиб повернулся к ней и взял у нее из рук поваренную книгу. – Что ты купила?

Хлоя вспыхнула, вспомнив, что попробовала тайскую кухню по его же совету.

– Я недавно так вкусно поужинала… – Хлоя рассказала о ресторане и добавила, – Вот я и купила сборник рецептов, чтобы готовить самой. Для Дэйва.

Гиб стиснул зубы.

– Вот именно, – произнес он. – Для Дэйва. А для начала попрактикуешься на том смазливом пожарнике? – Его тон был таким резким, что Хлоя удивленно моргнула.

– Что? – она, смутившись, взглянула на него.

– Ничего. – Гиб отдал ей книгу и взглянул на часы. – Мне пора. Меня ждут.

– Та же самая девушка? – спросила Хлоя, не успев сообразить, что лезет не в свое дело.

– Что? – растерялся Гиб. Затем покачал головой. – А, нет. Другая. Желаю успеха с твоей готовкой. – Он собрался было уходить, но вдруг оглянулся. – Поставь на полку, – посоветовал он. – Только зря время потратишь.

На этот раз Гиб не стал оборачиваться. Но Хлоя смотрела ему вслед, пока он не исчез из виду. А затем снова взглянула на книгу о Кэтрин Нил.

Может, это было давно. Может, этот альбом не из тех работ, которыми стоит гордиться. Но ей было любопытно.

Что он подразумевал под фразой: «Знал когда-то»?

Хлоя отыскала взглядом мягкое кожаное кресло, уселась, поджав под себя ноги, и начала перелистывать страницы.

Она и сама не знала, чего ищет. Но результат превзошел все ее ожидания.

Судя по рекламным плакатам и снимкам, которые успела изучить Хлоя, Гибсон почти всегда сосредотачивался на самом главном. Но, делая портреты Кэтрин Нил, он не был столь прямолинеен. Эти фотографии оказались более пестрыми и неоднородными, чем его последние работы. Но в них было тепло, было личное отношение, безжалостно вытравленное впоследствии.

10
{"b":"18498","o":1}