ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уехала? Куда? – Господи, неужели ее нет в городе?

Джина пожала плечами.

– Может, Дэйв знает.

Ему придется спросить у Дэйва, где сейчас Хлоя? Это опять кончится разбитой губой. Или фингалом под глазом.

Не слишком дорогая цена, – решил Гиб. Он должен найти Хлою.

– Где Дэйв?

* * *

Бывший жених Хлои работал на тракторе. Естественно, при виде Гиба он не запрыгал от радости.

– Чего ты хочешь? – спросил Дэйв, не тратя время на приветствие.

Гиб вполне его понимал.

– Я должен найти Хлою. Моя сестра сказала, что она куда-то поехала, и ты вроде бы знаешь, где она.

– Может, и знаю. – Дэйв взял гаечный ключ и начал ковыряться в моторе.

Гиб ждал, сжав кулаки. Он понимал, что это ожидание может затянуться надолго. Ему пришлось попросить:

– Ты не мог бы сказать? Пожалуйста.

Дэйв невозмутимо взглянул на него.

– А почему я должен говорить?

– Потому что я люблю ее.

Он боролся с этим чувством слишком долго. Но больше бороться не мог. Гибсон Уокер любит Хлою Мэдсен. И это чистейшая правда.

Гиб наклонил голову и закрыл глаза.

– Есть одна хижина, – медленно сказал Дэйв, – возле монастыря. Я точно не знаю, но готов поспорить, что она там.

* * *

Хлоя удивлялась, почему ей раньше не пришло в голову отдохнуть в монастыре. Здесь она нашла мир, тишину и спокойствие, которого ей так не хватало в последнее время.

– Потому что монастырь – не убежище, – сказала ей сестра Кармела. – В монастырь уходят не для того, чтобы сбежать от своих проблем.

– А как же вы? – спросила Хлоя. – Ой, блин.

Сестра Кармела рассмеялась.

– От себя не убежишь, Хлоя.

Хлоя грустно улыбнулась.

– И никуда не денешься?

– Вот именно. – Сестра Кармела сжала ее руку. – Ты должна смело взглянуть в лицо всему, что накопилось в твоей душе: твоим надеждам, мечтам, радостям и ошибкам.

И Гибу тоже, – подумала Хлоя.

Потому что, куда бы она ни шла, где бы ни находилась, с ней всегда был Гиб. И днем, и ночью. В надеждах и мечтах. Ее место было рядом с ним. Подобно тому, как место сестры Кармелы было в монастыре.

– Но он меня не любит, – возразила Хлоя. Они сидели на маленьком крылечке хижины. Большую часть дня Хлоя проводила в одиночестве, думая, гуляя, пытаясь примириться с собой. А ближе к вечеру ее навещала сестра Кармела, чтобы побеседовать по душам часик или два. «Указать направление», как она это называла.

Хлое одного направления было мало, ей требовалась карта.

Сестра Кармела улыбнулась.

– Я сильно сомневаюсь, что он не любит тебя. Никогда ведь не знаешь, что скрывается за горизонтом. – Она взглянула на поросший лесом холм, возвышающийся над хижиной. И загадочно улыбнулась.

Хлоя улыбнулась в ответ.

– Мои горизонты очень ограничены, – ответила она.

– А может, они шире, чем ты думаешь. – Сестра Кармела смотрела куда-то мимо нее, продолжая улыбаться.

В конце концов, Хлоя повернула голову.

– Гиб?

Он был где-то на середине склона. На его ноге белела повязка, но костылями он не пользовался. Он сильно хромал, но шел так быстро, что мог упасть в любую минуту.

– Гиб! – Хлоя вскочила, опрокинув стул.

Она слышала, как за ее спиной сестра Кармела тоже встала.

– Так я и знала, – произнесла она.

* * *

После того, как Хлоя на протяжении нескольких недель только и думала, что о своей любви к Гибу, разве могла она при встрече с ним остаться равнодушной?

Естественно, не могла.

Но и сбивать его с ног от радости, конечно, не стоило.

– Черт! Прости! – Хлоя всего лишь хотела обнять Гиба и крепко прижать к себе.

Что ж, этой цели она достигла. Она лежала на нем, прижимаясь к нему всем телом.

Гиб не возражал. Он перебирал ее волосы, страстно ее целовал, и не отпустил ее, когда она попыталась отстраниться.

Хлоя тоже ничего не имела против его поцелуев. Краем глаза она заметила, как сестра Кармела улыбается ей и показывает большой палец, а затем исчезает на тропе, ведущей к ручью. Хлоя проводила ее взглядом, мысленно поблагодарив эту женщину за ее мудрость и, главное, за своевременный уход. А затем продолжила целоваться с Гибом.

– Почему ты не сказала мне, что отменила эту чертову свадьбу? – спросил он, оторвавшись от ее губ, чтобы перевести дыхание.

Хлоя улыбнулась и покачала головой без малейших признаков раскаяния.

– Чтобы ты меня не жалел.

– Что?

Она пожала плечами и села, но Гиб не позволил ей отодвинуться слишком далеко, обняв ее за талию.

– Это была самозащита, – пояснила Хлоя. – Что мне оставалось делать? Сказать, что ты испортил мои отношения с Дэйвом? Признаться, что я не смогу выйти за него после того, как влюбилась в тебя? Отдаться на твою милость?

Гиб усмехнулся.

– Вот именно! – Он сел рядом с ней. Теперь его лицо стало серьезным. – Я действительно все испортил? Ты… жалеешь об этом.

Впервые Хлоя заметила неуверенность на лице этого грубияна. Он выглядел таким же усталым и взволнованным, как и она в последние несколько недель. Казалось, вся его жизнь зависит от ее ответа.

Хлоя погладила его по руке и заглянула в глаза.

– Я ни о чем не жалею, если только ты любишь меня.

Гиб издал звук, одновременно похожий и на смешок, и на всхлип.

– Больше всего на свете. Я так боялся снова влюбиться…

– Снова? – Это был вопрос, не требующий ответа. Хлоя выяснила все, что хотела узнать. Она знала, что Гиб ее любит.

Но он кивнул, неожиданно помрачнев.

– Я говорю о Кэтрин.

– Кэтрин Нил? Ты любил Кэтрин Нил?

– Любил, – подтвердил Гиб. – И женился на ней.

– Что?

Он горько улыбнулся.

– Это было очень давно. Мы оба еще никому не были известны. Я работал в Нью-Йорке на Камило. Знаешь, кто это?

Хлоя знала. Камило был фотографом от бога – одним из величайших мастеров фотопортрета второй половины двадцатого века. И еще, по слухам, он был мужем Кэтрин Нил.

– Ты увел Кэтрин Нил у Камило?

Гиб покачал головой.

– Он увел ее у меня.

Хлоя уставилась на него.

– Увел у тебя?

– Я работал на Камило. А Кэт хотела, чтобы Камило сделал ее портрет. Она вбила себе в голову, что это поможет ей прославиться. Она воспользовалась мною, чтобы подкатиться к нему. Я был глупым, наивным пареньком из Айовы, впервые оказавшимся в большом городе. Что я вообще понимал?

В его голосе звучала горечь, и Хлоя поняла, что его последние слова могут относиться и к ней.

– Как я, – мягко сказала она.

Гиб кивнул.

– Как ты. Поэтому я не хотел, чтобы ты приезжала. Я понимал, что все то, что случилось со мной, может так же запросто произойти и с тобой. Ты была такой же невинной, как я. Я не сумел защитить свою невинность. Так как же я мог защитить тебя?

Хлоя крепко сжала его ладонь. Теперь она взглянула на их первую встречу с совершенно другой стороны. Ее сердце переполнилось благодарностью. И любовью.

Она призналась ему в этом.

Гиб взглянул на нее.

– Я не сделал тебе ничего хорошего. Всего лишь пытался выпроводить. И не только ради тебя. Я и себя защищал тоже.

– Я тебя зацепила? – улыбнулась Хлоя.

– Можно и так сказать, – буркнул Гиб.

Ее улыбка стала еще шире.

– Отлично. Джина не говорила мне, что ты был женат.

– Джина не знает.

– Что? – удивилась Хлоя.

Гиб пожал плечами.

– Я это не афишировал. Наш брак продлился очень недолго. Сначала я собирался уехать на лето, а осенью вернуться в Коллервиль, чтобы заняться собственным делом – фотографировать не красоток, а обычных людей.

– Тех, чьи фотографии висят в твоей квартире.

– Это то, чего я хотел. Работа у Камило нужна была для того, чтобы поучиться у настоящего мастера.

– В точности, как у нас с тобой.

Гиб фыркнул.

– А затем я повстречал Кэт, и она уговорила меня остаться. Ради учебы, сказала она. Тогда еще она снималась не у Камило, а у меня.

33
{"b":"18498","o":1}