ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Бизнес у нас у всех один и тот же: получить деньги и потратить деньги, но не все, а чтобы ещё и себе осталось. Те деньги, что мы тогда поделили с Акмалем и Черным Маликом, были последним крупным куском. Больше таких денег на кавказское направление уже не выделяли. У арабских шейхов золота тоже не на всех хватает, к тому же они сейчас любят финансировать палестинцев, а не Кавказ. Все поняли, что идея, которая раньше кормила Чёрного Малика, Акмаля и меня, перестала быть выгодной. Мы все взрослые люди, без иллюзий. Мы понимаем, что, если идея не кормит тебя, эту идею надо бросить. Я ушёл из разведки, Чёрный Малик ведёт какие-то дела в Европе, Акмалю разведка нужна лишь как вывеска для своего бизнеса… К вашему Кавказу мы больше не имеем отношения. Можете расслабиться. Россия может спать спокойно, ха-ха.

— Что у вас за бизнес? — повторил Бондарев. — Зачем Чёрный Малик нужен Акмалю?

— Затем, что это имя. Его имя, его репутация, его опыт могут быть использованы в подходящий момент. Не в Чечне, где-нибудь в другом месте.

— Два года назад вы сообразили, что чеченская идея больше невыгодна. Какую новую идею вы нашли за эти два года?

— Это не идея. Это человек. И не мы его нашли, это он нас нашёл.

— Что за человек?

— Послушайте, я же говорю — к вашему Кавказу это не имеет никакого отношения.

— Я хочу знать про этого человека, — медленно произнёс Бондарев. — Расскажите мне.

— Это не ваш регион, понимаете? Это не ваша сфера влияния. Это должно бы интересовать американцев. А вам это не нужно. Сейчас же не время КГБ, когда вы рыскали по всему свету, сейчас вам хотя бы своё удержать…

— Спасибо за совет, — сказал Бондарев. — Но мы сами решаем, где лежит сфера наших интересов. По этому вопросу консультации отставных турецких разведчиков нам не понадобятся.

— Ваша проблема в том, что вы не можете реально оценивать свои возможности, — не унимался Селим. — В девяносто первом году вы ушли с первых ролей, вы отозвали своих людей из Латинской Америки, из Азии. Вас не было все эти годы, понимаете? А сейчас вы спохватились и хотите играть в большие игры? Так не бывает, это невозможно!

— Для Турции невозможно, — сказал Бондарев. — А у нас в России ещё и не такие загогулины случаются. Захотели и вернулись. А если вы нас не ждали — вам же хуже. Так что там за благодетель объявился у Акмаля с Черным Маликом?

— Я не знаю. Благодетель контактирует с Акмалем, а тот уже связывается с остальными.

— И он хорошо платит?

— Прилично.

— За что же он вам платит?

— Понятия не имею. Честное слово. В этом, наверное, есть какой-то смысл, но о нём знает только тот самый человек. Я, например, не вижу никакого смысла в том, чтобы купить в магазине кухонный комбайн, перевезти его на другой конец города и оставить на тротуаре.

Бондарев подумал и согласился, что ничего особенного в этих действиях не было.

— И сколько вам за это задание заплатили? — поинтересовался он.

— Двадцать тысяч долларов.

— И вы ещё жалуетесь на жизнь? Это мне стоит задуматься о смене конторы. И часто вы так носите кухонные комбайны?

— Это был единственный раз. Но прочие дела такие же малопонятные.

— То есть вас используют втёмную?

— Пожалуй, что так.

— Допустим, вы — просто отставной разведчик, вам дают разовые поручения. Но у Чёрного Малика в подчинении несколько десятков боевиков. У Акмаля не меньше преданных ему людей. Они-то кухонные комбайны не таскают, они что-то другое делают. Что они делают?

— Я отставной разведчик, поэтому я хорошо знаю, как смертелен бывает избыток информации. Я не знаю, что они делают. Но делают они это с размахом…

Бондарев внимательно посмотрел в лицо турку:

— Мне кажется, Селим, что вы страдаете.

— С чего бы мне страдать?

— С того, что вас в эту большую игру не приняли.

Селим сделал вид, что не расслышал этих слов.

Глава 15

Алексей Белов: плохой бизнес

1

— Миша! — воскликнул Дон Педро, драматично вытягивая руки в сторону молодого человека с пистолетом. Миша быстро шагал вперёд, пистолет держал дулом вниз, и намерения его пока оставались непонятными. Впрочем, восклицания Дона Педро тоже могли быть истолкованы по-разному — то ли он призывал Мишу не осложнять ситуацию и убраться восвояси, то ли приветствовал в его лице избавителя.

Алексей взял Дона Педро под мышки и рывком поставил его на ноги, одновременно соорудив себе щит против возможных пуль.

Миша остановился в паре шагов от Дона Педро, подумал, а потом резко вскинул пистолет. Алексей дал Дону Педро хорошего пинка в поясницу, и тот полетел на неудавшегося стрелка, сбив его с ног и придавив к земле всей своей тяжестью. Оба они панически копошились, пытаясь встать, когда Алексей подобрал пистолет с земли и двинул Мишу рукоятью по черепу. Дону Педро он помог встать, и снова Дон Педро преподнёс Алексею сюрприз.

— Что? — забеспокоился Дон Педро, чувствуя на себе взгляд. — Что не так? На мне кровь?

— У вас парик сполз.

Дон Педро тяжело вздохнул и стащил с головы густую чёрную шевелюру. То ли луна, то ли фонари тускло отразились на его лысине.

— Это телохранитель? — Алексей слегка пнул Мишу.

— Нет. Это, так сказать…

— Понятно.

Миша действительно не походил на телохранителя, иначе Алексей уделил бы ему больше внимания.

— Ваш второй «так сказать» сейчас не прибежит?

— Вряд ли.

— Тогда вернёмся к делу.

— Ох…

— У меня есть предложение.

— Да, я слушаю, — заинтересовался Дон Педро, не переставая при этом заботливо поглаживать парик.

— Мне всё-таки нужно довести до конца ту сделку. Людям, которые меня послали, нужен товар, нужно оружие.

Дон Педро понимающе кивнул.

— Вам они больше не доверяют. Поэтому сведите меня напрямую с продавцами, и дальше я уже с ними буду выяснять, почему сорвалась сделка и кто виноват.

— Хм, — сказал Дон Педро. — Как это — сведите напрямую? А я на что жить буду? Я-то посредник, я только тем деньги и зарабатываю, что покупатель и продавец через меня связываются.

— На что жить, вы спрашиваете? А кто это тут собирается жить? — Алексей повернул пистолет стволом к Дону Педро. — Вы забыли, зачем я вообще здесь?

— Такое не забудешь.

— Тогда выбора у вас нет.

— Пожалуй, что так. Я только не понимаю — только что вы говорили, что обязательно должны меня ликвидировать, а теперь, оказывается, что и не обязательно.

— Знаете что, — Алексей снова развернул пистолет стволом к Дону Педро. — Если вы не будете рассуждать о том, что я должен и чего не должен, вы будете жить гораздо дольше.

Дон Педро вздохнул и вынужденно согласился. Он был совсем не прочь пожить подольше.

— Я дам вам телефон, — сказал он.

— Нет. Вы лично познакомите меня с этими людьми.

— Но… Как я им это объясню? С какой стати я притащу незнакомого человека? Вы поймите, это очень серьёзные люди! Я-то просто посредник, мне что консервы, что памперсы, что патроны, я все равно с товаром напрямую не работаю, а они…

— Я как раз ищу серьёзных людей, — сказал Алексей. — Их-то мне и надо.

— Ну ладно… И когда вы хотите встретиться с ними?

— Сейчас.

2

Когда Дон Педро неуверенной походкой двинулся в сторону клуба, чтобы привести себя в порядок (и в первую очередь восстановить волосяной покров), молодой человек Миша открыл глаза и разочарованно произнёс:

— Разве вы его не замочили?

Алексей, который уже устал удивляться за сегодняшний вечер, просто ответил:

— Нет.

— Напрасно, — сказал Миша и с кряхтением поднялся на четвереньки. — Башка трещит, хотя сегодня практически не пил…

— Это я шарахнул тебя пистолетом по башке.

— А-а-а… Спасибо.

— За то, что шарахнул?

— Нет, за то, что объяснил.

Он поднатужился и принял вертикальное положение.

32
{"b":"185","o":1}