ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4

Алексей выбрался из такси, не доезжая метров трехсот до мастерской. Машина уехала, и это был единственный звук, нарушивший ночную тишину. Все чисто. Никаких «хвостов».

Он постоял ещё немного, чтобы удостовериться окончательно в своём одиночестве в этом месте. Боковым зрением Алексей заметил какую-то странную фигуру, обернулся и уставился на отражение своего силуэта в витрине магазина. Это было странное зрелище. Он никогда прежде не носил таких костюмов, пусть даже слегка помятых и испачканных на коленях. Смотрелось это все забавно — будто бы это и не Алексей был. Он поправил галстук и криво улыбнулся своему отражению, почему-то подумав: «Жаль, мать не видит. Обрадовалась бы, наверное». Мать, по его мнению, должна была обрадоваться, но не неудачной попытке ограбить богатенького завсегдатая казино, а виду сына в дорогом чёрном костюме. Матери казалось, что наличие в гардеробе такой вещи — это очень полезный фактор для жизненного успеха. Как только Алексей пришёл из армии, она сразу же стала говорить о том, что нужно сходить в универмаг и купить хороший костюм, потому что это надо и для устройства на работу, и на свадьбу сгодится…

— И на похороны! — заржал вездесущий Виталик, за что получил кухонным полотенцем по шее.

Н-да. Свадьбой с тех пор как-то не пахло, зато похоронами — сколько угодно. Так что Виталик оказался ближе к истине.

От этих мыслей Алексею стало как-то тоскливо. Не этого он ожидал, когда ехал из армии домой, совсем не этого. Только ведь нельзя вернуться назад, нельзя повернуть события вспять. И спроси кто Алексея — жалеешь, что разбил в кровь морду ментовскому сынку? — ответил бы: нет. Повторись все снова, опять выплеснул бы ненависть прямо в смазливую харю, чтобы до кости пробрало. Потому что правильной была та ненависть. И ни один удар не был напрасным. И раз так, то было неизбежным, а значит правильным, все последующее. Как сказал тот очкастый тип, что привёз Алексея в Москву, возврата назад уже быть не может. Ты можешь либо дойти до конца и победить, либо можешь остаться мёртвым.

И поскольку Алексей не собирался оставаться мёртвым, то он неизбежно должен был дойти до конца и победить.

В данный момент для победы ему требовалось пятьдесят тысяч долларов.

Ещё раз осмотрев в витрине малознакомую фигуру в чёрном костюме, Алексей быстро зашагал к мастерской Миши Розанова.

5

Алексей прождал минут пять, периодически постукивая в железную дверь, прежде чем Миша соблаговолил открыть. Даже в полумраке было видно, что он, мягко говоря, взволнован.

— Т-ты?

— Я, — подтвердил Алексей, вежливо отодвинул хозяина в сторону и прошёл в мастерскую.

— Сбежал? В смысле, выкрутился?

— Типа того.

— Это хорошо, — сказал Миша и энергично затряс головой. Алексей посчитал это результатом излишних волнений. Всё-таки человек — просто художник, а не профессиональный грабитель. Для него это должно быть сильным потрясением.

— А ты как? — поинтересовался Алексей.

— Я? А что я? — Миша нервно пожал плечами. — Я, как только увидел, что ты влип… Я сразу — ноги в руки. Извини, конечно…

— Все правильно, — успокоил его Алексей. — Я и не ждал, что ты бросишься ко мне на помощь и отметелишь тех типов. Все нормально. Только почему бы тебе не включить свет?

— Свет? Ах да, действительно…

«Парень от страха совсем обалдел», — подумал Алексей, наблюдая, как Миша нашаривает на стене выключатель. Свет зажёгся, Миша обернулся к Алексею, неуверенно улыбнулся:

— Неслабый костюмчик.

— Да, — согласился Алексей. — Хоть что-то удалось добыть. Деньги я не успел забрать, помешали…

— А-а-а… — протянул Миша. — Понятно. И что будешь делать?

— Пока не знаю. У тебя есть какие-нибудь мысли?

— Нет, — Миша решительно замотал головой. — Никаких мыслей. Никаких. Совершенно.

— Ладно, ладно. — Алексей снял пиджак и бросил его на диван. — Успокойся.

— А я что, нервничаю? Разве я нервничаю?

— Да, ты нервничаешь и всё время держишь руку возле пистолета, который у тебя за поясом. Сзади. Ненароком нажмёшь на спуск и отстрелишь себе ползадницы. Расслабься.

— Пистолет? А-а… — Миша вытащил его из-за спины и даже состроил некоторое удивление на лице, будто бы и сам не заметил, как оружие очутилось у него в штанах. — Это я так, на всякий случай.

— На какой такой случай?

— Ну, за тобой гнались…

— Было дело. Но я оторвался от них. Сюда я приехал один.

— А-а, — снова сказал Миша и опустил было пистолет, но потом спохватился: — И ещё одно…

— Я слушаю, — спокойно сказал Алексей.

— Нельзя, чтобы про нас догадались. Догадались, что это мы там пытались…

— А кто про нас догадается? Меня они впервые видели, а ты не светился. Кто может догадаться?

— Карина. Помнишь, которая здесь у меня сидела? Это же её начальника мы хотели ограбить. Это же она мне рассказала про казино и про деньги. Она догадается, что мы с этим как-то связаны.

«Тут и догадываться-то нечего, — подумал Алексей. — Девчонка она вроде умная, и, как только сообразит, что именно случилось возле казино… Но, с другой стороны…»

— Так мы же ничего не взяли, — сказал Алексей. — Её начальник не пострадал. С чего вдруг она будет нас закладывать?

— Ты её не знаешь. Она — такая… Она все сделает, чтобы наверх пролезть в своей фирме. Она нас сдаст и не поморщится.

— И ты предлагаешь…

— Да, — решительно кивнул Миша. — Ничего другого не остаётся. Тебе не привыкать, так что…

— Но тогда надо и её подругу убрать. Её Лена зовут, да? Она бывала здесь вместе с Кариной, она знает, что Карина тебе рассказывала про казино… Её тоже нужно убрать.

— Точно, — согласился Миша. — И её тоже.

— Ясно, — сказал Алексей. У парня окончательно поехала крыша. Вцепился в рукоятку пистолета как в последнюю соломинку, от которой зависит его жизнь. С чего бы это?

— Слушай, — Алексей пытался поймать взгляд Миши, но тот будто намеренно избегал этого. — Тебя там никто не видел. Видели меня. Если даже Карина настучит и к тебе придут, меня здесь не будет. Я уйду сегодня. А ты всегда сможешь сказать, что просто пустил переночевать случайного знакомого, то есть меня. И ты не отвечаешь за мои поступки. Так что для тебя нет никакой опасности. И нет смысла убивать этих девчонок.

— Как это нет смысла? — пробурчал Миша, не поднимая глаз. — Свидетели…

— Лично я их убивать не буду. А если ты этим займёшься сам, то вряд ли справишься. И уж во всяком случае свидетелей станет ещё больше. Геометрическая прогрессия, так это, кажется, называется. А вообще…

— Что?

— Если ты взял деньги из машины…

— Кто? — Миша впервые за последние несколько минут вскинул глаза на Алексея, их взгляды на секунду пересеклись, и Алексей понял, что не ошибся.

— Я? Какие деньги?

— …тогда все ещё проще. Надо заплатить Карине. Позвонить ей прямо сейчас и предложить денег.

Миша, безостановочно теребивший пистолет, в этот миг замер всем телом. Мучившие его сомнения отступили, потому что Алексей только что предложил вариант, куда более выгодный, чем всё, что приходило в голову Мише.

Существовала лишь одна причина, по которой Миша не выстрелил в Алексея сразу же после того, как открыл дверь мастерской. Миша хотел полной безопасности и, думая про безопасность, он вспомнил про Карину. Она была именно тем связующим звеном между безвестным художником Мишей Розановым и ограблением «БМВ», которое рано или поздно могло обернуться для Миши крупными неприятностями. Это звено надо было ликвидировать. И Миша знал, что ему самому с этой задачей не справиться. Застрелить Леху, который сам сейчас сюда придёт и сам постучится в дверь, — это одно. Убийство Карины потребовало бы такой организации, такой выдержки и такого умения, которым Миша похвастаться не мог, его и от перспективы встречи с Лехой бил озноб. Поэтому Миша не стал стрелять в Леху через порог, он позволил ему войти.

53
{"b":"185","o":1}