ЛитМир - Электронная Библиотека

Селена подалась к нему и, застонав от возбуждения, запустила пальцы в его густые волосы, притягивая ближе к себе. В эту минуту она забыла обо всем, что правильно и что не правильно. Сейчас не существовало ничего, кроме их страсти и желания. Ей хотелось, чтобы он шел дальше, чтобы погасил сжигающий ее огонь. В какой-то момент она сама удивилась, каким страстным было ее желание.

Дрейк провел рукой у нее под юбкой, она задрожала и не стала останавливать его. Его рука коснулась центра ее страсти, и она, еще сильнее задрожав от желания, провела руками по его широким плечам. Их разделяла одежда, но ее можно снять. Его пальцы коснулись штанишек, и ей очень захотелось помочь ему и снять их, чтобы чувствовать его руку своим нагим телом.

Вдруг, совсем рядом, послышался женский смех и низкий мужской голос. Кто-то еще искал уединения. Селена похолодела.

В лесу они были не одни. Вспомнился весь обряд. Они у ручья Святого Джона для того, чтобы помочь другим, а не удовлетворять свои желания. Для этого нет времени. Все это – действие любовного снадобья.

Вернувшись к действительности, она резко оттолкнула Дрейка.

– Подожди, Селена, – выдохнул он, не отпуская ее.

Он снова попытался ее поцеловать, но она отвернулась.

– Нет, Дрейк. Пожалуйста, не надо. Эти слова погасили его страсть. Он отпустил ее и глубоко задышал, стараясь успокоиться и не смотреть на нее.

– Прости. – Она знала, каково ему сейчас. Ее сердце бешено билось, она чувствовала жар и озноб одновременно. Любовное снадобье. Их чувство не настоящее.

– Ты права. Сейчас не время и не место. – Голос Дрейка звучал грубо.

Наконец он посмотрел на нее. Его карие глаза казались еще темнее и поблескивали в лунном свете.

Очень не хотелось, но она вытащила из кармана второй мешочек и, зажав его в руке, наклонилась к нему. Он был так расстроен, что даже не заметил, как она опустила снадобье ему в карман.

Положив руку на ее плечо, он прижал ее к груди. Было слышно, как тяжело бьется его сердце. Свои смеси она делала для того, чтобы доставить людям радость, но сейчас они приносили лишь боль.

Он осторожно поцеловал ее в затылок и взял в руки вожжи.

– Отвезу тебя домой. – Он выехал на дорогу. – Я не могу больше этого переносить. Селена.

Она хотела отодвинуться, но не смогла. Ей было с ним так хорошо.

– Я понимаю.

– Правда? – Он посмотрел на нее. Улыбнувшись, она сжала его руку.

– Я – леди!

– Об этом можно было бы и забыть. – Он, задумавшись, замолчал. – Надеюсь, твоя страсть – это не уловка, чтобы я оставил в покое аптеку. Это не пройдет. Я всегда добиваюсь, чего хочу.

Она похолодела и чуть не вскочила, настолько оскорбили ее эти слова. Но он прав. Их страсть была нужна ей для того, чтобы он оставил в покое «Любовные снадобья». Но он сам в этом виноват. Эту игру начал он, а она только заканчивает. И страсть их будет существовать до тех пор, пока действует снадобье. Только до тех пор она. Селена Морган, будет ему нравиться.

Но игра еще не окончена, и следующий ход за ней. И она сделает его правильно. Отвернувшись, она нахмурилась, почувствовав вдруг холод и одиночество.

– Все это оскорбительно. Отвези меня поскорее домой.

Он пристально посмотрел на нее и убрал руку. – Именно это я сейчас и делаю.

Глава 10

Селена еще раз перечитала приглашение и, скомкав, бросила на стол. Идти не хотелось. В обществе Густава Доминика она чувствовала себя неуютно. Но надо же поговорить с ним о гипнозе. Да и не очень прилично снова отвергать приглашение на ленч, особенно если продолжать знакомство с Джой Мари. Лучше бы они шли не одни и ресторан находился бы где-нибудь поближе. Озеро Понтчартрэйн примыкало к городу с юга. Чтобы добраться до стоящего на его берегу ресторана «Голубой ручей», нужно будет выдержать длинный изнурительный путь с французом.

Она осмотрела свою аптеку. Все в порядке. Дела шли хорошо, никто из «настоящих докторов» не заходил. Скорее всего, Дрейк Дэлтон пока сидел сложа руки. О пропавших тоже ничего слышно не было. Никто из опрошенных капитанов или матросов не слышал, чтобы где-то на островах к югу от Нового Орлеана вдруг стали появляться люди. Это ее, конечно, расстроило, но она не собиралась оставлять поиски.

– Селена, может, тебе отказаться от приглашения? – Роза была озабочена.

– Теперь уже поздно. Он будет здесь с минуты на минуту.

– Лучше бы вы ехали не на Портчартрэйн, а куда-нибудь поближе. Хороших ресторанов хватает и здесь.

– Он сказал, что хочет заказать там что-то необычное. Не беспокойся, я могу за себя постоять. Роза покачала головой.

– Да нет же, правда же, смогу!

– При обычных обстоятельствах. Но мне кажется, Доминик необычный человек. Селена рассмеялась.

– Чем же он необычный?

Ответить Роза не успела. Над дверью звякнул колокольчик, и в магазин вошел Густав Доминик. Увидев Селену, он улыбнулся:

– Вы прекрасно выглядите, та chere. – Подойдя, он взял ее за обе руки. – Просто великолепно! – Потом заметил Розу. – И вы тоже красивы, как никогда, мадемуазель Роза.

Роза в ответ слегка кивнула и снова принялась за работу. Густав опять перевел взгляд на Селену.

– Мой экипаж ждет. Сегодня хороший денек. Ну как, поехали?

Селена взяла небольшую зеленую сумочку, затягивающуюся на шнурок, которая прекрасно подходила к зеленому шелковому платью, надела небольшую соломенную шляпку с зелеными перьями и завязала ее под подбородком.

Теперь она чувствовала себя хорошо рядом с изящным, как всегда, Густавом, в сером твидовом пиджаке, в красивом жилете, галстуке в черную и белую полоску, белой рубашке и черной шляпе с полями.

Она еще раз быстро улыбнулась Розе и вышла на улицу. Такой роскошной кареты Селена еще никогда не видела. Он, видимо, собирался потратить на ленч столько времени и денег, что это вызывало у нее беспокойство. Чего он хочет? Ведь Густав делал только то, что приносило ему выгоду.

Вслух ничего не сказав, она позволила ему помочь подняться в экипаж. Усадив ее на заднее сиденье, он сел рядом, и кучер хлестнул лошадей.

– Прекрасный день для прекрасной леди. – Густав придвинулся к ней.

– Спасибо. – Она была напряжена и пыталась отвлечься, разглядывая город.

– Не нужно благодарностей. Если я смог доставить вам радость, то уже счастлив.

Она удивленно повернулась к нему. Не шутит ли он? Но его карие глаза были серьезны, и она сравнила их с глазами Дрэйка. В глазах у ковбоя не было этого задорного огонька. Он либо оскорблял ее, либо… приставал. Сердце вдруг забилось быстрее. Дрейк Дэлтон не сможет устоять под действием второго любовного снадобья. А что будет делать она, когда он будет покорен?

– Похоже, ваши мысли далеко отсюда, та chere. Надеюсь, я ничем вас не обидел?

Улыбнувшись, она повернулась.

– Я просто наслаждаюсь этим днем. Я редко езжу по Новому Орлеану и поэтому просто любуюсь видом.

– Думаю, поездка пойдет вам на пользу. Ведь вы так много работали, пытаясь спасти Джо, а потом переживали за Джимми. И если я смог поднять вам настроение, пусть даже немного, то очень счастлив.

– Спасибо.

Скоро она устанет его благодарить. Но он хотел слышать от нее именно это и тут же расплылся в довольной улыбке. Улыбка резко контрастировала со всем его обликом.

– Мистер Доминик. Я была бы вполне счастлива, если бы мы с вами поели в городе и…

– Я думаю и о собственном удовольствии. А пока я просто настаиваю, чтобы вы называли меня Густавом! Тем более, что мы уже стали друзьями.

У нее и в мыслях не было становиться ему другом. Но он поставил ее в безвыходное положение.

– Благодарю вас, Густав. – Снова приходится его благодарить. – А вы зовите меня Селеной.

– Прекрасное имя!

– Спа… Меня так назвала бабушка.

– Восхитительно. Вы родились в Новом Орлеане?

– Да. Бабушка вырастила меня в том самом доме, где я сейчас живу. Я всегда работала в аптеке. Вы, наверное, считаете, что у меня достаточно скучная жизнь.

19
{"b":"1850","o":1}