ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, но…

– Ты просто не имеешь права позволить этому человеку повредить аптеке. Эти так называемые «доктора» не знают и половины того, чему научила тебя бабушка. – Роза глубоко вздохнула. – Они уже пытались нас закрыть. Конечно, если бы им это удалось, у них прибавилось бы клиентов. Если этот тип скажет им, что мы сделали ему что-нибудь плохое…

– Не говори так! – Зеленые глаза Селены вспыхнули. – То, что я хочу сделать, пойдет Дрэйку Дэлтону только на пользу. И не беспокойся за свое место. Роза. Ты – лучшая помощница, какую только можно найти. На самом деле ты уже вполне можешь открыть собственное дело.

– Будь у меня светлая кожа, я бы, наверное, так и сделала. Но я мулатка, так что нечего об этом и думать.

– В тебе не только африканская кровь, но и французская, и индейская.

– Все равно, я – потомок рабов, а ты прекрасно понимаешь, что это значит.

– Да, но я не отношусь к тем докторам, которые стараются не пускать мулатов в медицину. Ты также нужна людям.

– Я не перестану им помогать, даже если богатые белые издадут закон, запрещающий мулатам заниматься медициной. Всю жизнь я буду делать то, что считаю нужным. Мне двадцать шесть, и у меня еще есть время, чтобы помочь многим.

– А как с личной жизнью? Роза покачала головой.

– Не напоминай мне об Альфреде.

– Он белый, едет на север. Значит, не может взять тебя с собой, как бы сильно ни любил.

– Он прав. Женитьба на мулатке разрушит все его планы. – Роза встала и принялась расхаживать по комнате. – Все его предки были свободными, среди родственников никогда не было черных. В нем течет чистая кровь. И, в конце концов, у него есть паспорт. Я не могу просить его всем этим пожертвовать.

Селена промолчала. Такие аргументы она уже слышала много раз. Что она могла сделать для Розы? Лишь как можно лучше вести дела, чтобы у них была работа и деньги. Теперь же нужно подумать о Дрэйке Дэлтоне.

– Я дам ему возможность во всем убедиться самому.

– Альфреду?

– Нет, Дрэйку Дэлтону. Я хочу приготовить для него любовное снадобье. А когда он в меня влюбится, расскажу правду. Ему придется нам поверить. И сказать «докторам» ему просто будет нечего.

Роза нахмурилась.

– Но ведь ты еще никогда так не делала!

– Да, я не хотела дополнительных хлопот. Не хочу их и сейчас. Мистер Дэлтон мне абсолютно безразличен, но следует преподать ему урок. – Она уже злилась. – И я – та женщина, которая это сделает.

– Не знаю, не знаю. По-моему, это опасно. У богатых белых большая власть.

– Может быть. Но у нас тоже есть власть, и мы ею воспользуемся.

Селена развязала принесенный Дрэйком мешочек и высыпала содержимое на прилавок.

– Это снадобье слишком слабо для мистера Дрэйка Дэлтона. Роза кивнула.

– Наверное, можно попробовать. А если оно подействует и на тебя?

– На меня?! – Селена отрицательно покачала головой. – Это обыкновенный ковбой. Такие меня никогда не интересовали. У меня хватит ума, чтобы не влюбиться.

– К уму это не имеет никакого отношения, – усмехнулась Роза. – Иначе я не сбежала бы от Альфреда. Просто ты еще не встретила своего принца. Когда это случится, ты влюбишься, наверное, еще сильнее, чем я сейчас. Вот тогда мы с тобой и поговорим.

– Может быть, ты права, но одно я знаю наверняка: Дрэйк Дэлтон – не тот человек, из-за которого я могу потерять голову.

Кивнув Розе, она вышла, решив взглянуть на аптеку снаружи. Перейдя на противоположную сторону улицы Декатур, она остановилась у кафе «Де Монпье» и стала внимательно разглядывать свой дом.

Аптека и жилой этаж над ней стали домом для Селены после войны. Теперь она жила здесь одна, но одинокой себя не чувствовала. У нее было много друзей, может быть, даже слишком много. Иногда она думала о том, что придет время, и она свяжет свою жизнь с мужчиной, которого полюбит и которому будет доверять. Но если это когда-нибудь и случится, то, конечно, не скоро.

Снаружи дом выглядел очень привлекательным. Первый этаж был выкрашен белой краской, сквозь огромные окна виднелись стоявшие на подоконнике кувшины с сухими цветами и травами.

Второй этаж из красного кирпича украшали два окна с белыми наличниками, и между ними – балкон с черными коваными перилами. Под самым коньком крутой крыши – маленькое слуховое окно.

Висящая над дверью вывеска «Любовные снадобья» слегка покачивалась от дующего с Миссисипи ветерка. На голубом небе со стороны Мексиканского залива появились темные облака. Похоже, после обеда опять будет дождь. Значит, ей не придется поливать многочисленные травы и цветы, растущие в ящиках на балконе. В этом году им достаточно и дождей, и солнца.

Селена вернулась в дом, оставив дверь открытой, чтобы немного проветрилось, и присоединилась к Розе, работавшей за длинным столом в задней части магазина. Здесь, под лестницей был тихий, благоухающий травами уголок. Стол был завален кусочками тканей, разнообразных по цвету и рисунку, с краю лежали ленты всех цветов радуги, широкие и узкие, длинные и короткие.

Стоило Селене взять в руки лоскуток и посмотреть на подругу, как напряжение стало спадать.

– Ты что-нибудь слышала о Француазе и Джоне? – спросила Роза.

– Нет, – ответила Селена, думая уже лишь о том, как лучше сшить мешочек из черного шелкового лоскутка. – Сегодня утром я опять была в полиции, но у них по-прежнему никаких новостей.

– Думаешь, на самом деле они ищут какую-то мулатку и иранца – портового грузчика?

– Вряд ли они особенно стараются. Но им приходится делать вид, я ведь регулярно спрашиваю их о результатах.

– Конечно, если речь идет не о деньгах, они не будут напрягаться. По-моему, нам нужно что-то делать самим. Ждать больше нельзя.

– Но что? – Селена откусила длинную черную нитку. – Сколько людей уже исчезло?

– По-моему, около двух дюжин. И все они бездомные: нищие, проститутки, безработные, бывшие заключенные.

– Именно таким мы помогали. Ведь они неплохие люди, просто невезучие. – Вдев нитку в иголку и завязав на конце узелок, она воткнула ее в ткань. – Ox! – уколола палец Селена.

Роза сочувственно вздохнула.

– Нам известно о двух дюжинах. А о скольких мы не знаем?

Она нахмурилась и стала отбирать травы из разных горшков, стоявших здесь же, на столе.

– Ты думаешь, их убивают? Или они уехали? Может быть, на Север в поисках работы?

– Но тогда хоть кто-то рассказал бы нам о своих планах.

– Да, пожалуй. Я просто не знаю, что делать. Роза подняла голову.

– Ты расспрашивала полицию, они своих осведомителей. Я говорила с друзьями. Никто ничего не знает. Люди напуганы.

– Это понятно.

Селена делала аккуратные стежки по краю, шелкового черного квадрата. Если бы преодолевать жизненные трудности было бы так же просто, как сшить этот маленький мешочек!

– Все-таки что же нам делать?

– Ты видела афиши о лекциях и сеансах гипноза Густава Доминика? – спросила Селена.

– Да, но какое отношение они имеют к нам?

– Гипноз – новое направление в медицине. Считают даже, что его можно использовать вместо хлороформа. Я была на одной лекции, а теперь мне хотелось бы сходить на сеанс.

Роза оторвалась от работы.

– Да что с тобой? То ты хочешь приготовить снадобье для этого Дэлтона, теперь вот сеанс. Ты же понимаешь, как это опасно.

– Может быть, гипноз кажется опасным только потому, что малоизвестен?

– А вдруг это тебе повредит? – Роза взяла один лоскуток, отшвырнула его, взяла другой. – Сама знаешь, новое – вовсе не значит хорошее.

– Но надо же узнавать новое, только бабушкиных знаний недостаточно. А если эти сеансы не обман? Вдруг мне удастся поговорить с кем-то из пропавших.

– Ах вот в чем дело! – Роза возмущенно поднялась. – Ты просто не понимаешь, куда стремишься. Без специальной тренировки и контроля все, что касается духовной энергии, может причинить громадные неприятности.

– Я верю тебе, но хочу попробовать.

Роза села рядом с Селеной и взяла ее за руку.

2
{"b":"1850","o":1}