ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не думаю, чтобы вам самой она казалась скучной.

Они проехали «Виюкс Кафе» и оказались на Бернард Авеню.

– Но ваша жизнь интереснее. Кроме того, вы из Франции. Давайте поговорим о вас.

– Вы сама скромность, Селена. – Он был доволен. – Может быть, вам будет интересно узнать, что я происхожу из знатного французского рода. Титула я пока, к сожалению, не унаследовал, – он улыбнулся, – но это только вопрос времени.

– Но в Новом Орлеане вы чувствуете себя как дома?

– Да, это точно. Но скоро я уеду в другое место, которое, впрочем, часть Франции. Селена удивленно повернулась к нему.

– Куда же?

– На Мартинику.

– Это остров? – Ее сердце забилось.

– Да. Мартиника – это французское владение в Вест-Индии. Прекрасная земля, окруженная чистыми бирюзовыми водами Карибского моря.

– А чем вы там занимаетесь? – Ее голова работала так же быстро, как билось сердце. Если колдунья права, Густав мог забрать Джимми и остальных на Мартинику. Но зачем?

– У меня плантация сахарного тростника. Мой особняк почти готов, и скоро я заживу там как король. – В темных глазах зажегся фанатичный огонек.

– Как здорово! Вам, наверное, требуется много рабочих? – робко спросила Селена.

– Очень много, – он усмехнулся. – Но другой работы на острове почти нет, так что людей я могу найти всегда.

– Это хорошо. – Она лихорадочно размышляла. А что, если он сказал не правду? А что, если рабочие ему нужны? Но можно ли похитить здесь две дюжины людей и отправить их на Мартинику? Все же это слишком сложно и дорого и кажется маловероятным. А почему пропал Джимми? Нет. Сейчас она была так же далека от истины, как и раньше.

– Селена, Джой Мари поедет со мной. – Он пристально посмотрел на нее.

– Что?! – снова удивилась она.

– Она так мне предана, и я не хочу ее огорчать, оставляя здесь. – Поколебавшись, он взял Селену за руку. – Но моя настоящая привязанность не она.

Стараясь унять бешено стучащее сердце, она даже не взглянула на него. Вдали уже виднелось озеро Понтчартрэйн, скоро они приедут. Она попыталась высвободить руку.

Он сжал ее пальцы.

– Не так быстро, моя дорогая. Я хочу, чтобы ты, как и Джой Мари, приехала ко мне на Мартинику. Ты очень ей нравишься и хорошо проведешь там время. Тебя будет окружать красота. Тебе будут готовить самые изысканные блюда. У тебя будут самые лучшие платья. – Он наклонился ближе. – Ответь «да»!

– Мне больно руку.

Он ослабил хватку, но не отпустил ее.

– Прости, но ты должна понять, что я в твоей власти. Я беспомощен, когда дело касается тебя. Я схожу по тебе с ума!

Теперь она на него посмотрела. В его глазах горела жажда власти. Задрожав, она отдернула руку.

– Джой Мари – моя подруга, и ничего больше я не хочу об этом слышать.

– Не думай обо мне плохо. Ты завладела моим сердцем. Но больше об этом не будем. Просто помни о моем предложении. На Мартинике я сделаю тебя счастливой.

– Хватит. Если я туда и приеду, то только увидеться с Джой Мари. – Ей захотелось убежать от него, но она заставила себя сидеть спокойно.

– Твоего присутствия в моем доме будет для меня вполне достаточно.

– Мы могли бы стать друзьями и коллегами. Мне действительно интересно узнать о гипнозе побольше.

– Обсудим это за столом, та chere. Ведь я ни в чем не могу тебе отказать.

В «Голубом ручье» стало ясно, что Густав не собирается ни в чем отказывать ни ей, ни себе. Они расположились на балконе, выходящем к озеру. Над головами кружили чайки, слышалось пение птиц. По глади озера, словно облака, плыли белоснежные лодки. На столе серебро, хрусталь, китайский фарфор и букет прекрасных благоухающих гордений. У них за спиной в зале струнный квартет играл какую-то приятную мелодию, должно быть, французскую.

Сидя напротив нее, Густав довольно улыбался, любуясь пейзажем. Но Селене он напоминал скорее театральную декорацию, нежели картину из реальной жизни. Несмотря на все это великолепие, она с большим удовольствием посидела бы в «Виюкс Кафе».

Густав поднял бокал с шампанским, она последовала его примеру. Они чокнулись. После очередного блюда она поняла, что всего заказанного не осилить и за целый день. Они уже съели улиток, жареного фазана и утенка. Пища была восхитительной. Она подумала о Дрейке. Он бы воздал должное всей этой еде. Будь он здесь, он бы наверняка наслаждался трапезой, этим видом с балкона. Всем.

Оборвав эти мысли, она улыбнулась:

– Густав, а как вы стали гипнотизером?

– Об этом я люблю рассказывать. Я человек, который не обращает внимания ни на традиции, ни на общество, ни на сплетни. Я верю, что человечество движется вперед, иногда медленно, иногда скачками. Гипноз – это скачок. Но, конечно, не все верят в то, что я делаю.

– Но разве всем, что у нас есть, мы не обязаны прошлому или, как вы говорите, традициям?

– Да, но мы не должны позволить прошлому тащить нас назад. – Он выпил шампанского. – Нас не должна сдерживать мораль и общественное мнение. Мы не стадо баранов, и руководствуемся не суевериями, а научными исследованиями.

– Но…

– Послушайте, дорогая! Гипноз начался с работ Месмера и не имеет ничего общего с суевериями. Гипнотизм – наука, и это доказано многолетними исследованиями. Я изучал его в Париже, в школе Чаркота. Он лучший ученый в данной области. Но знаком я и со многими другими работами.

– Звучит впечатляюще.

– Я много работал, но не захотел посвятить жизнь исследованиям. Я решил познакомить с гипнозом мир, чтобы все увидели его достоинства.

– А что происходит на сеансах?

– У многих людей под гипнозом проявляются способности к ясновидению. – Он пожал плечами. – Я считаю свои сеансы всего лишь экспериментами, и сам отношусь к ним весьма скептически.

– Так, значит сеанс, – это обман? Он снова пожал плечами и улыбнулся.

– Они призваны помочь людям. К тому же, я не даю никаких обещаний.

Селена попробовала следующее блюдо – рыбу под необыкновенно вкусным сладко-терпким соусом. Значит, его сеансы – такая же показуха, как и сегодняшний ленч. Она даже засомневалась, обладает ли он гипнотическими способностями. Может быть, у него просто хорошая память. Он зазубрил множество вещей, но ничему не может научить.

Селена почувствовала беспокойство за Джой Мари. Чем удерживал этот француз невестку Дрейка? Неужели она успела так сильно в него влюбиться? Или ей слишком надоел Дрейк? Да, возможно, Джой Мари просто полюбила не того человека.

Ей было уже не до еды, хотелось как можно скорее увидеть Джой Мари и предостеречь ее. Но какое ей до всего этого дело? Нет, она не будет вмешиваться в чужую жизнь. Это уже пытался сделать Дрейк, но ни к чему хорошему это не привело.

Решив так, она взяла бокал с шампанским.

Густав вытащил из кармана свой кристалл и стал вертеть его в руках. В лучах света кристалл заиграл всеми своими гранями.

– Правда, красиво? – тихо и мягко сказал Густав.

– Да, – она и вправду была очарована.

– Наедине я расскажу тебе о гипнозе все. – Он продолжал вертеть кристалл.

– Мне бы очень этого хотелось. Может быть, он знает больше, чем кажется, и она поспешила с выводами?

– Не согласишься ли ты стать моей студенткой и гипнотизируемой одновременно? – Его карие глаза заблестели. – На Мартинике у нас для занятий будет сколько угодно времени.

– Да, я…

Вдруг она услышала за спиной какую-то суматоху. Не окончив фразы. Селена обернулась и с удивлением увидела Дрейка, который быстро шел мимо музыкантов. Он был похож на разъяренного быка. Обрадовавшись и в то же время разозлившись из-за его появления здесь, она встала.

Густав тоже вскочил, побагровев от злости.

– Вот вы где. Наконец-то я тебя нашел. – Схватив за руку, Дрейк дернул Селену, закрыл ее собой. Француз слегка попятился.

– Вы прервали наш ленч!

– Я прерву не только его. – Дрейк поднял кулак. – Ты мне до смерти надоел, расхаживая по моей земле.

– По твоей земле? – Селена шагнула вперед, но Дрейк снова толкнул ее себе за спину.

20
{"b":"1850","o":1}