ЛитМир - Электронная Библиотека

Она задрожала от его прикосновений, мягких, нежных. Наверное, раньше он не раз проделывал это с другими женщинами. Может, со многими женщинами. От этой мысли она похолодела, но тут же отбросила ее. Чего еще можно было ожидать от такого мужчины, как Дрэйк Дэлтон?

Сняв с нее бюстгальтер, он глубоко вздохнул.

– Как ты прекрасна! – Он посмотрел на ее грудь, скрытую теперь от него лишь тонкой нижней рубашкой и, наклонившись, коснулся ее губами.

Почувствовав тепло его дыхания, она снова застонала и, словно не желая его отпускать, обхватила за талию. Когда он спустил рубашку у нее с плеча и взял сосок в рот, ее охватила дрожь. Почувствовав слабость, она поняла, что снова станет сильной лишь тогда, когда он потушит горевший в ней огонь.

Вдруг он поднял ее на руки и понес на кровать. Положив ее, он быстро расстегнул рубашку и отбросил ее в сторону. Он был мускулистым и загорелым, грудь покрывали светлые золотистые волоски.

Он лег рядом с ней, и она провела руками по его сильной груди, возбужденная его видом. Он был даже красивее, чем она думала, и сейчас она хотела видеть его всего. Но еще больше она хотела почувствовать его тепло, прикосновение его сильного нагого тела. Удивившись своему желанию, она вновь подумала, что причиной всему – ее любовные снадобья. Ни один мужчина еще не вызывал у нее подобных чувств.

– Тебе нравится на меня смотреть? Удивленная его словами, она подняла глаза и увидела, что он улыбается.

– Да. – Он хотел ей угодить. Наклонив голову, она быстро поцеловала его сначала в один сосок, потом в другой. Он застонал, беспокойно заерзал, и она осмелела. Проведя руками по его груди, она почувствовала, что его соски стали твердыми. Она хотела большего.

Он положил ее на себя, ее груди коснулись его груди, и она застонала от этого приятного прикосновения. Он прижал ее к себе, растирая ее спину руками. Положив ладони ей на бедра, он еще плотнее прижал ее к себе, чтобы она почувствовала напряжение у него в паху.

Он задрал ей юбку, и его пальцы оказались у нее между ног. Она замерла, пораженная новыми, не знакомыми ей ощущениями. Возбуждение все возрастало, и она почувствовала между ног влагу. Захотелось, чтобы его пальцы вошли внутрь нее, и она еще раз подивилась своей реакции. Застонав, подалась к нему, вновь ощутив напряжение у него в паху.

Дрэйк перевернулся и оказался сверху. Он снова ее поцеловал. Наконец он поднял голову.

– Давай сделаем это. – Он сел и начал расстегивать брюки.

И Селена поняла, что они дошли до той точки, возврата откуда нет. Она хотела Дрэйка. Хотела смотреть на него, обнимать, хотела, чтобы он ею обладал. Но если сейчас они отдадутся своей страсти, она его никогда не забудет. И как же тогда она сможет от него уйти?

Любовные снадобья. Все, что сейчас происходит – не настоящее, и она должна об этом помнить. Когда действие снадобья закончится, они остынут друг к другу. Она должна помнить и это. Их чувство мимолетно. И если они не пойдут дальше, ей будет проще. И забыть его будет проще. И жить дальше будет проще.

Сейчас трудно быть рассудительной, думать о будущем, а не о настоящем. Но она должна. Она должна подавить желание и прямо сейчас. Но как?

Она должна сделать так, чтобы его отношение к ней изменилось. Но сначала нужно изменить свое отношение к нему.

Она резко села.

Он улыбнулся.

– Прости, что я так долго. Она глубоко вздохнула, уже ненавидя себя за то, что сейчас сделает.

– А сколько еще женщин побывало у тебя в этой комнате?

Он был поражен и какое-то время лишь молча смотрел на нее.

– Женщин?

Она посмотрела на кровать, стараясь стать холодной.

– Я ведь не первая на этой кровати? Он смутился.

– Это не имеет значения.

– Нет, имеет. Если я тебе не безразлична…

– Селена, черт возьми, – он снова толкнул ее на постель. – Успокойся.

– Я не могу перестать думать об этих женщинах. Это были женщины легкого поведения или, как и я, леди, которых ты совратил?

– Черт возьми! – Он ударил кулаком по подушке и сел.

– Скажи мне, я хочу знать!

– Я тебя не совращал. – Он встал и начал застегивать брюки. – Мы оба этого хотели. По крайней мере, я так думал.

Она застегивала бюстгальтер. Взяв бутылку, он налил себе виски и выпил одним глотком.

– Ты меня просто убиваешь. Одевшись, она села.

– Дрэйк, я вдруг поняла, для того чтобы заниматься этим, мне нужна любовь, но ты вряд ли это поймешь. Ты мало знаешь о любви, да и я, наверное, тоже. Но все-таки…

– Прекрати, Селена. – Он отшвырнул стакан, и тот вдребезги разбился о стену. Она вздрогнула словно от боли.

– Я ухожу. – Она направилась к двери.

– Нет, ты не уйдешь. – Прыгнув к ней, он схватил ее за руку и попытался прижать к себе.

– Не надо. Уважай меня, пожалуйста, хоть немного.

У нее в глазах появились слезы. Самые настоящие слезы. Она не хотела причинять боль ни ему, ни себе. Но если они займутся любовью, боль станет в десять раз сильнее.

– Я уважаю тебя, Селена. Черт побери, позволь мне это тебе доказать. – Он отпустил руку. – Если ты приедешь в Техас, я и пальцем до тебя не дотронусь. Я буду ухаживать за тобой так, как этого хочешь ты. Только не уходи. Не уходи так!

Она тяжело вздохнула. Если он сейчас не замолчит, она сядет и расплачется. Она хотела, чтобы он бесился, а не умолял ее остаться. Какое у нее, оказывается, жестокое сердце.

– Дрэйк, я тебе не нужна. Вокруг полно женщин. Уезжай, пожалуйста. Оставь меня в покое.

– Селена, дай мне шанс.

– Нет.

Открыв дверь, она обернулась. Он уже не выглядел взбешенным. Он был похож на человека, принявшего какое-то решение.

– Селена, ты не сможешь меня забыть. Не меня, не эту кровать. – Он кивнул на развороченную постель. – Я даю тебе время, чтобы ты подумала, а потом за тобой приеду.

– Оставайся лучше дома. – Посмотрев на него в последний раз, она шагнула за порог и закрыла за собой дверь. Глубоко вздохнув, она зашагала прочь.

Лишь одно оправдывало этот уход. Прочтя записку, он так разозлится, что навряд ли когда-нибудь захочет ее снова увидеть.

А именно этого ей и было нужно.

ЧАСТЬ 2

МАРТИНИКА

НАВЕТРЕННЫЕ ОСТРОВА

ЛЕТО 1886

Глава 13

Дрэйк Дэлтон шел по улицам Сан-Пиерре. Пусть этот город считался жемчужиной Карибского моря, пусть Мартинику называли островом цветов, но его это совершенно не интересовало. Он спокойно прожил бы, не зная всего этого. Сейчас он находился слишком далеко от Техаса, чтобы быть счастливым, хотя не мог не признать, что на Мартинике прекрасная бурная растительность, фрукты и женщины.

Темнело. Он устал и проголодался. Все, что ему сейчас нужно, это комната, ванна и горячая еда. Но мысли о Селене Морган, ставшей постоянным проклятием его жизни, не оставляли. Хорошо ли, что она намеренно заставила его влюбиться в себя и даже приготовила специально для этого любовные снадобья, или наказать ее за то, что она одна уехала на Мартинику? Наверняка он знал лишь, что будет делать, если застанет ее в объятиях Густава Доминика.

Но прежде надо найти их! Это оказалось не так просто, как представлялось при отъезде из Нового Орлеана. Корабль через Карибское море доставил его в Форт-де-Франс. Едва ступив на берег, он обнаружил, что все на Мартинике говорят по-французски или по-креольски. К счастью, иногда хоть кое-кто немного понимал английскую и испанскую речь, и с грехом пополам он все же объяснялся.

В Форт-де-Франс он провел несколько дней, расспрашивая о Доминике. Узнав, что его плантации сахарного тростника находятся в основном в северной части острова, он приехал в Сан-Пиерре.

С того места, где он сейчас стоял, хорошо был виден Пиле – вулкан, возвышающийся над городом почти на четыре тысячи футов. Пиле казался ему зловещим и каким-то нереальным. Хотелось оказаться подальше от него, в родных прериях Техаса, и он снова и снова ругал француза.

24
{"b":"1850","o":1}