ЛитМир - Электронная Библиотека

Незнакомец протянул руку, и Дрэйк вложил в нее бутылку.

– Давай сядем.

– Давай. – Дрэйк обернулся в поисках места поудобнее.

– Убирайся с Мартиники, пока цел! – угрожающе произнес незнакомец.

Дрэйк потянулся за пистолетом, но тут его чем-то ударили по голове. В глазах вспыхнуло, по лицу потекла теплая кровь. Затем все потухло, и он повалился на землю.

Придя в себя, Дрэйк услышал приглушенную французскую речь. Где он? Что случилось?

Вдруг он вспомнил, что с ним произошло: незнакомец, удар по голове, темнота. Он мысленно выругал себя за глупость. Вел себя как зеленый юнец. Ведь понимал, что не нужно идти в темный переулок, но уж очень хотелось хоть что-то узнать. Хорошо, что не убили. Но миновала ли опасность?

Дрэйк открыл глаза. Попытался чуть-чуть повернуть голову, но затылок пронзила острая боль, и он сразу снова закрыл глаза.

Голос стих, и чья-то теплая ладонь прикоснулась ко лбу. Он снова открыл глаза. Над ним склонилась старая мулатка с перевязанными красной лентой волосами, в помятом красном платье и фартуке. От нее пахло цветами и травами. Прикосновение руки было мягким и успокаивающим. Улыбаясь, она что-то сказала ему по-креольски.

– Я не… понимаю.

Она кивнула и вышла.

Осторожно повернув голову, Дрэйк осмотрелся. Он лежал на тюфяке в маленькой комнате. В открытое окно лился солнечный свет, и он понял, что уже за полдень. Пахло сухими травами и цветами. Это напомнило ему аптеку Селены.

Эта мысль заставила его сесть. Голова разламывалась, и он застонал от боли, но все-таки не лег обратно. Он должен найти Селену. Если Доминик хочет его убить, то что же сейчас происходит с Селеной и Джой Мари? Конечно, возможно, француз просто хочет держать женщин подле себя, тогда им не угрожает такая опасность, как ему. Но все равно следует как можно скорее увезти их с Мартиники. И еще нужно за все отомстить Густаву Доминику.

Женщина вернулась, ведя с собой маленькую босоногую девочку-мулатку в цветастом платье. Та очаровательно ему улыбнулась и, посмотрев на старую женщину, села рядом с Дрэйком.

– Старейшая сказала, что вместо нее буду говорить я.

Наконец-то хоть кто-то здесь говорит по-английски.

– Где я? Что со мной случилось?

– Я – Жозефина. Меня так назвали в честь императрицы. Она родом из этих краев.

– Понятно.

Наполеон. Нельзя сказать, чтобы Дрэйк интересовался французской историей, но знаменитую парочку он помнил. Он не знал, а может, забыл, что Жозефина была родом с Мартиники. Это никогда его не интересовало. Но если для его переводчицы это важно, это важно и для него.

– Скажи, где я? – Он заговорил помедленнее.

– В доме старейшей.

Стараясь быть терпеливым, Дрэйк снова осмотрелся в комнате. Старуха, сидя у окна, перебирала высушенные травы. Это вновь напомнило ему о Селене. Интересно, эти травы и правда действенны? Его мать лечила различными мазями, но большей частью покупала их в аптеке. По крайней мере, он так думал, хотя теперь уже не был в этом уверен.

Старейшая сказала что-то по-креольски и кивнула девочке, после чего вновь вернулась к своей работе.

– Ты ранен, – Жозефина указала на его голову. – Тебя нашел один из ее внуков и принес сюда, и она тебе помогла. Теперь она хочет узнать, почему ты здесь, почему расспрашиваешь о Доминике и какие у тебя трудности.

– Я Дрэйк Дэлтон из Техаса… Это в Соединенных Штатах.

Жозефина улыбнулась.

– Мы знаем о Техасе. Лошади. Пистолеты. Ковбои. Правильно? Дрэйк рассмеялся.

– Я как раз ковбой. – Он взглянул на старую женщину, потом снова на девочку. – Ты ее внучка?

– Правнучка. Она очень старая. И мудрая.

– Спроси ее, все эти травы, корни и прочее действительно помогают?

Жозефина засмеялась, прикрыв ладошкой рот, стараясь хоть немного скрыть свою бурную реакцию. Посмотрев на прабабушку, она быстро заговорила по-креольски. Та тоже рассмеялась, показав великолепные белые зубы. Затем заговорила, обращаясь к нему.

– Она говорит, что да. – Жозефина улыбнулась. – Нужно помогать и духу, и разуму, и телу. – Она замялась, подыскивая подходящие слова. – Больной или раненый должен верить и хотеть выздороветь. Старейшая может очень многое. А вообще расспрашивать ее не принято.

Дрэйк снова подумал о Селене и ее занятии. Теперь он понимал ее лучше. Все, что она делала, должно быть, действительно помогало, раз у нее было столько друзей и люди так часто обращались к ней. Все это еще казалось ему таинственным, но он уже начинал верить в ее способности, так же как поверил и в способности старейшей.

– Скоро ты снова станешь сильным. – Обернувшись, Жозефина посмотрела на дверь: ей явно хотелось играть с друзьями на улице, а не сидеть здесь.

– Скажи, пожалуйста, старейшей, что я очень ей благодарен и приехал сюда, чтобы найти двух моих друзей. Двух женщин: Селену из Нового Орлеана и Джой Мари из Техаса.

Жозефина захихикала и стала что-то говорить прабабушке.

– Этот Доминик забрал твоих женщин, и теперь ты хочешь их вернуть? Дрэйк на минуту задумался.

– Да, ты права. Это мои женщины. Жозефина снова заговорила, обращаясь к старейшей, выслушала ее длинный ответ и наконец снова повернулась к Дрэйку. Ее лицо стало серьезным.

– Она говорит, что ты действительно приехал за своими женщинами, и очень важно, что ты услышал зов. Тебя привела сюда Эрзула.

Дрэйк хотел было сказать, что не знает никакой Эрзулы, но вспомнил колдовство в Новом Орлеане. Это имя упоминала тогда колдунья.

– А кто эта Эрзула?

Жозефина покачала головой, словно он произнес ересь.

– Всемогущая богиня. Она привела тебя сюда и защищает. – Она взглянула на старуху, выслушала ее и вновь повернулась к Дрэйку. – Доминик – плохой. У него глаза дьявола. Он превращает хороших мужчин в зомби, а хороших женщин – в рабынь. Чтобы спасти своих женщин, ты должен его победить и положить конец его власти.

Дрэйк потер ужасно болевшую голову.

– Что такое зомби?

– Увидишь.

Он хотел задать им еще множество вопросов, но решил, что скорее всего толку от этого не будет. Так, значит, зомби и рабыни? Он должен поговорить с Селеной и выяснить, что происходит на самом деле. Из услышанного он ровным счетом ничего не понял. Только, что Доминик – дьявол. Но это он знал и без них.

– Селена и Джой Мари живут у Доминика? А где находится плантация этого француза? Жозефина перевела.

– Белые женщины живут в его большом доме. Его поля недалеко отсюда.

– И где же это?

– Рядом с Сан-Пиерре.

– Ты проводишь меня к дому Доминика? Жозефина перевела.

– Да. Но она просит тебя освободить наш народ.

– Освободить? Но как? Если эта земля принадлежит Доминику и он нанимает работать друзей старейшей, это вполне законно. – Он замялся. – Конечно, если он не похитил людей в Новом Орлеане и не принуждает их. Это уже противозаконно.

Жозефина передала сказанное прабабушке и, выслушав ответ, снова повернулась к нему.

– Без нашей помощи ты не сможешь спасти своих женщин. У него охранники-зомби с собаками. Но хоть я и маленькая, я знаю, как к нему пробраться. Если ты пообещаешь сделать то, о чем попросила тебя старейшая, я тебя туда отведу.

Дрэйк пока не успел разобраться, что же происходит на острове. Но привык возвращать долги, а старейшей он обязан.

– Хорошо. Я сделаю все, что в моих силах, хотя не знаю, насколько это поможет.

– Поклянись Эрзулой, что во имя добра поможешь освободить наш народ. – Карие глаза Жозефины сделались строгими.

– Клянусь.

– Поклянись в том же самом Селеной и Джой Мари.

Поколебавшись, Дрэйк кивнул, забыв, что ему нельзя шевелить головой.

– Клянусь, я сделаю, что обещал. Жозефина снова поговорила с прабабушкой и повернулась к нему.

– Тебе нужно отдохнуть. Если тебе станет немного лучше, мы пойдем уже сегодня вечером.

– Мне вполне хорошо…

– Мы пойдем, когда уснут птицы.

– Я буду готов.

– Сейчас я принесу тебе поесть, а после этого ты ляжешь спать. – Жозефина встала.

26
{"b":"1850","o":1}