ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Темные стихии
Большая книга «ленивой мамы»
Мститель. Долг офицера
Заставь меня влюбиться
Иллюзия 2
Последний борт на Одессу
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Мои дорогие девочки

– Дрэйк? – Ее нежный голос звучал удивленно. – Как ты здесь оказался?

– Я приехал к тебе. – Он едва сдержался, чтобы снова ее не поцеловать. – Ты думала, что от меня так просто удрать?

– Но любовные снадобья. Я думала…

– Я изменил мнение о тебе. Ты заставила меня его изменить.

– Но…

– Люби меня. Селена. – Он снова поцеловал ее в губы.

– Ты не понимаешь! – Она в отчаянии замотала головой. – Между нами нет настоящего чувства. Это только так кажется. Из-за любовных снадобий.

– Мне все равно. Ты мне нужна. – Он снова схватил ее за руки, страстно желая, чтобы она ему поверила. – Я хочу тебя! Ты должна быть моей. Сегодня же! Сейчас!

Она вся дрожала.

– Я сама во всем виновата. Я не знала, как сильны мои снадобья. И попала в свою же паутину.

– В нашу паутину. – Он припал к ее шее. – Люби меня, Селена!

– Но я только хотела доказать тебе: то, чем я занимаюсь, – не обман.

– Я тебе верю. Но ведь и то, что мы друг к другу испытываем, это тоже не обман?

– Нет. – Она замялась. – Наши чувства настоящие, но так будет продолжаться недолго.

– О нашем будущем мы подумаем потом. Сейчас мы друг друга хотим. Разве этого мало?

– Больше, чем достаточно. – Она коснулась его лица. – Я чуть тебя не потеряла.

Он постарался сдержать себя, пока она его гладила, хотя ему хотелось изо всех сил ее обнять.

– Я приехал за тобой. Ты меня не забыла? Ты знаешь о моем чувстве?

– Знаю. Не забыла. – Она опустила руку и отвела в сторону взгляд. – А ты не злишься, что я тебя обманула?

– Разве я могу на тебя злиться? – Он поцеловал ее. – Неужели ты этого еще не поняла? Она нахмурилась.

– Не знаю. Я только…

Он снова припал к ее губам. Хватит разговоров.

Целуя ее, он коснулся груди и почувствовал, как соски стали упругими. Он теперь никому не позволит прикоснуться к Селене. Она тихо застонала, и он крепче прижал ее к себе.

Больше ждать он не мог. Ему нужно было чувствовать ее обнаженное тело. Он должен знать, что она полностью его. Оторвавшись от ее губ, он взглянул ей в лицо. Глаза были прикрыты, губы распухли от поцелуев, темные волосы слегка поблескивали в лунном свете. Его женщина!

Он сел, быстро расстегнул рубашку, стащил ее с себя вместе с кобурой и бросил на пол. Там же оказались и его брюки. Обнаженный, он повернулся к ней, давая возможность себя рассмотреть: он знал, что у других женщин один вид его обнаженного тела разжигал желание. Будет ли так и сейчас?

– Дрэйк… – ее голос был тихим и дрожал. Он сдернул с ее плеч ночную рубашку, обнажив грудь. Она глубоко задышала и не пыталась закрыться.

– Сними ее.

Она послушно стянула с себя тонкую ткань, повернулась к нему и улыбнулась.

Он, понял, что победил. Он безумно ее хотел. Сейчас для него не существовало ничего, кроме запаха ее волос, ее нежной кожи, теплого тела. Обняв ее, он начал водить ладонями по ее телу, отыскивая самые чувствительные места на ее шее, груди, животе… Едва его рука коснулась шелковистого треугольника. Селена тихо застонала.

Склонившись, он еще раз поцеловал ее в губы и, сев у нее между ног, приподнял ее бедра.

– Дрэйк! – В голосе послышалось предостережение. Но он этого не заметил. Он был полностью поглощен ее телом и стал медленно в нее входить. Она затрепетала. Словно горячая волна накрыла их обоих, и он задрожал, не зная, сможет ли удержаться еще хоть немного, чтобы доставить ей удовольствие. Вдруг он почувствовал барьер. Поколебавшись какое-то мгновение, он попробовал снова. Нет, он не ошибся: француз к ней не прикасался.

Она была только его, и он ринулся вперед. Она вскрикнула, когда рухнула эта последняя разделявшая их преграда, и он полностью проник в нее. Его движения становились все более быстрыми, и ее голова заметалась на подушке. Вскоре она уже двигалась в его ритме и, шепча его имя, обнимала, притягивая к себе, чтобы он входил все глубже и глубже.

Они приблизились к наивысшей точке наслаждения, и в этот миг он понял, что теперь она – Дэлтон.

Когда они снова вернулись на землю, он нежно прижал ее голову к своему плечу и осторожно погладил.

Ему ни о чем не хотелось ни говорить, ни думать. Он лишь наслаждался тем, что Селена наконец стала его. Слова для него ничего не значили. Куда важнее то, что они чувствовали.

Селена молчала, ее сердце учащенно билось, и она нежно поглаживала его грудь.

– Я тебя не обидел? – Сейчас он чувствовал себя словно мальчик с первой женщиной.

– Нет, – еле слышно ответила она. Он сел и посмотрел ей в глаза.

– Ты не злишься?

Она не ответила.

Он снова притянул ее к себе.

– Я не знал, что ты – девственница. Я хотел сказать, я, конечно, так думал, мне очень этого хотелось, но… – Он замолк. Если он не будет следить за своими словами, то может сделать еще хуже.

– Как ты думаешь, нас никто не слышал? Осторожно опустив ее на подушки, он встал и подошел к окну – все было тихо. Он вернулся и сел на кровать.

– Мы вели себя тихо.

– По-моему, не очень.

– Да нет же, совсем тихо. – Он до сих пор не мог понять, злится она или нет. – Я хочу забрать тебя в Техас.

Она взбила подушку и, устроившись на ней поудобнее, посмотрела на него.

– Все было очень хорошо. Он улыбнулся:

– Будет еще лучше.

– Сейчас мне очень больно.

– Я знаю. Прости.

– Нет, ты был очень ласковым. Ему не хотелось об этом говорить. Поднявшись, он начал расхаживать по комнате, потом снова сел.

– Я не могу оставаться здесь.

– Я понимаю.

– Где Доминик? Она нахмурилась.

– Дрэйк, нам нужно поговорить.

– Не надо усложнять. Я забираю тебя в Техас.

– Перестань. В Новом Орлеане у меня свое дело. Это было просто… очень приятно.

Взбешенный, он сжал кулаки, едва сдерживая ярость.

– Хорошо. Подождем с этим. Сейчас я хочу выяснить, какого черта делает на Мартинике Густав Доминик.

Глава 15

Селена стояла у открытого окна спальни и смотрела на сверкавшее вдали под лунным светом Карибское море. Оно было прекрасно. Легкий бриз обдувал лицо, принося с собой запахи тропических растений. Все было так мирно. Но рядом был Дрэйк. Это так опасно.

Она попробовала собраться с мыслями. Да, она отдалась ему, пустив в свои объятия, к своему телу, в свою жизнь. Конечно, это действие любовного снадобья. Но теперь ей казалось, что у них с Дрэйком есть нечто большее.

Разумеется, она понимала, какие все это может иметь последствия. Но так ли уж это будет плохо? Она сумеет позаботиться о ребенке и не выходя замуж. Ее мальчик или девочка не останутся без дома и любви.

Но хочет ли она ребенка именно от Дрейка Дэлтона? Ребенок от него будет сильным, красивым, умным, но жизнь ее все равно круто изменится. Хотела ли она этого сейчас и именно от Дрэйка Дэлтона?

Разум подсказывал, что надо подождать, узнать Дрэйка получше, убедиться, что любовное зелье перестало действовать. Но разум не мог совладать с чувствами. Раньше она не могла бы даже представить, что будет так тосковать: каждый день ей было больно от мысли, что больше она его не увидит. Этой ночью сначала ей показалось, что на нее напал Густав, а узнав Дрэйка, подумала, что это ей снится. Но то, что произошло между ними, – это не сон.

Но Дрэйк еще ни разу не обмолвился ни о свадьбе, ни о том, что любит ее. Как бы там ни было, у нее своя жизнь, и она вовсе не уверена, что Дрэйку есть в ней место. Пусть даже у нее будет от него ребенок.

Отвернувшись от окна, она увидела Дрэйка, выходящего из примыкавшей к спальне ванной.

В какой-то момент она обрадовалась, что они оба уже одеты. Это сдержало ее, чтобы не броситься в его объятия.

Дрэйк подошел, но не прикоснулся к ней.

– Я не обижу тебя, Селена. Не надо отгораживаться от меня стеной.

– Для женщины все это не так просто.

– Я знаю. – Он тяжело вздохнул. – Если у нас будет ребенок, я приму его с любовью. Она взглянула на него.

28
{"b":"1850","o":1}