ЛитМир - Электронная Библиотека

– Недалеко отсюда.

– У беседки, – улыбнулась Джой Мари. – Там так хорошо. Но простите, сейчас я должна идти. Нужно проверить, все ли в порядке с обедом. – Улыбнувшись всем, она скрылась в доме.

– Сегодня такой трудный день, что перед обедом мне, наверное, лучше поспать, – по-прежнему улыбаясь, Селена вышла вслед за ней.

Глава 19

Сидя на стуле у окна. Селена смотрела на закат. Красные, оранжевые и желтые лучи заходящего солнца играли на бирюзовых волнах моря. Она была взволнована, смущена, напугана и не знала, что делать дальше. Ей было так плохо, что не радовал даже этот великолепный пейзаж.

Густава, похоже, ничуть не беспокоило, что она видела их с Джой Мари. Казалось даже, что он этому рад. Она ожидала совсем другой реакции. Да и Джой Мари, вернувшись, выглядела абсолютно счастливой, словно они пришли с обычной прогулки. Но, может быть, Густав внушает ей, что она счастлива? От этой мысли она поежилась.

Но на самом деле она так и не нашла никаких ответов. Наоборот, появились новые вопросы. Она отчаянно хотела поговорить об этом с Дрэйком, но могла ли она теперь ему доверять? Был ли он действительно любовником Джой Мари или это всего лишь очередная фантазия Густава? Отличить вымысел от правды становилось все труднее.

Меньше всего ей хотелось присутствовать сейчас на продолжительном обеде маленькой «семьи» Густава. Может быть, сославшись на головную боль, заказать обед в спальню? Но Густав решит, что она боится встречи с ним. Однако они уже виделись и теперь, если она не выйдет к обеду, вряд ли ее отсутствие он истолкует как проявление слабости.

Решив так, она нацарапала Джой Мари записку, в которой попросила прислать ей обед наверх, и дернула за шнурок. Довольная своим решением, она подождала, пока в дверь не постучала служанка, отдала ей записку и вновь вернулась к окну. Скоро спустится ночь и придет Дрейк. Как принять его после того, что услышала? Что ему сказать?

Она не знала, совершенно не знала. Захотелось залезть в горячую душистую ванну, надеясь, что сегодня ее уже не побеспокоят. Сбросив прямо на пол халат, она опустилась в душистую пену. Стало очень хорошо, и она тут же вспомнила, как они с Дрейком купались у водопада, вспомнила его сильное тело, их страсть. Ей очень хотелось доверять Дрэйку, но она знала, что не может себе этого позволить. Пока.

Горела свеча, отбрасывая на стены отблески пламени. В доме все было тихо, Селена расслабилась и задремала. Вода смыла все ее боли, печали и разочарования. Ей снились поцелуи Дрэйка, его руки, прикосновения, которых до того она не знала.

Дверь в ванную, заскрипев, открылась. Она вздрогнула и проснулась, не понимая, где находится. Кто-то вошел в ванную с подносом в руках. Горничная? Но почему она принесла обед так рано и прямо в ванную?

– Cherie, я просто не нахожу себе места после того как узнал, что вы плохо себя чувствуете.

– Густав! – Это возмутительная бесцеремонность. Она глубже погрузилась в пену. – Как вы смеете сюда входить!? И как вы сюда попали? Я же заперла дверь! Он рассмеялся.

– У меня есть ключ. Вы еще не готовы к обеду?

– Мне здесь не нужно: ни обеда, ни вас.

– Ваше желание для меня закон. – Взяв под-, нос, он вышел из ванной.

Облегченно вздохнув, она взяла полотенце. Но еще до того, как она успела вылезти, в дверях снова показался Густав.

– Вы даже не представляете, насколько красивы при свете свечи., И как чудесно пахнет ваша ванна.

Селена покраснела и тут же вспомнила, чем занимался Густав с Джой Мари.

– Густав, дайте сегодня мне отдохнуть. Но уходить он, видимо, не собирался.

– Селена, что же вы такое сегодня делали, что так устали? Вы же знаете, я не хочу, чтобы вы ходили одна.

– Ответьте лучше, что вы делали с Джой Мари. Он хихикнул.

– Я полагал, что к этому мы больше не вернемся. Я просто делаю ее счастливой.

– Вы ее унижаете, разрушаете.

– Нет. Она женщина, которой необходимо кому-то быть нужной, женщина, готовая для мужчины на все. Чтобы быть счастливой, она должна делать счастливыми других. А сегодня днем я был счастлив. Это не должно вас шокировать, вы же врач.

– Дело не в этом. Вы ее били.

– Она занимает определенное место в моей жизни, и мы оба вполне довольны нашими отношениями.

– Не могли бы вы выйти, чтобы я оделась? – Ей некуда деться, она съежилась в воде, только что такой теплой и приятной, ставшей вдруг холодной и враждебной.

– Я помогу вам. – Войдя в ванную, он взял ее халат и развернул перед ней.

Поразившись снова, она нахмурилась.

– Как вы смеете даже думать об этом?!

– Селена, мы созданы друг для друга. Почему же мы должны избегать того, что нам приятно? Я хочу вас видеть, прикасаться к вам, обнимать вас. Почему я должен ждать?

– Из-за Джой Мари. Я не хочу, чтобы ей было больно.

– Она об этом не узнает, и поэтому больно ей не будет.

– Я не хочу вас здесь видеть. Уходите. Какой-то момент он пристально смотрел на нее.

– Как пожелаете. – Он бросил халат и закрыл за собой дверь.

Схватив полотенце, она быстро вытерлась и натянула на себя халат. Сейчас он казался ей более открытым, чем следовало. Она надеялась, что Густав оставил ее комнату, хотя очень в этом сомневалась. Если даже ей придется разговаривать с ним лишь в тонком шелковом халате, так тому и быть. Вздернув подбородок, она вышла из ванной.

Густав отвернулся от окна. Последние лучи заходящего солнца бросали на его лицо желтоватые отблески.

– Твое место на Мартинике, Селена. Ты – редкий цветок среди экзотических растений.

– Ваши сладкие речи для меня ровным счетом ничего не значат.

– Я знаю. За твоей красотой скрывается каменное сердце. Но это мне тоже нравится. У тебя будут великолепные дети.

Селена подошла к нему, решив получить ответы, чего бы это ей ни стоило.

– Я приехала сюда навестить Джой Мари. И еще затем, чтобы побольше узнать о гипнозе.

– И я ведь не заставлял тебя ехать сюда, правда? – Он взял в руку мокрую прядь ее волос, потом отпустил.

– Нет.

– И я пообещал рассказать о гипнозе, правда?

– Да.

– Я не избегаю разговаривать с тобой об этом и с удовольствием поделюсь своими знаниями. Но хочу, чтобы сначала ты познакомилась со мной поближе: посмотрела мою плантацию, насладилась созданной мною жизнью, осознала свое место в этом мире.

– Все это вы уже сделали. Он неторопливо оглядел ее, потом снова посмотрел ей в лицо.

– И я сам хотел узнать тебя получше.

– Вы знаете меня достаточно хорошо.

– Ты прекрасный цветок, но для меня ты пока не расцвела. И я знаю, как сделать, чтобы это случилось.

Она обхватила себя руками, чтобы унять охватившую ее дрожь.

– Думаю, из этого ничего не выйдет.

– Ты недооцениваешь возможностей и значения гипноза. Но я научу тебя всему.

– Именно этого я и хочу. – Она боролась со злостью, страхом и отвращением. Старалась думать о Джой Мари, о Джимми, о друзьях и о том, как их всех освободить. Если они, конечно, этого захотят.

Он улыбнулся и дотронулся до выглядывавшего из жилетного кармана кристалла.

– Сядьте вот здесь. – Он пододвинул стул к открытому окну и поставил второй напротив. Взяв за руку, он подвел ее к стулу. Сам он сел напротив так, что их колени почти касались.

– Теперь слушай. – Его голос был тихим, нежным, успокаивающим. – Гипноз я изучал в основном во Франции. Я закончил свое образование, когда понял, что большего получить уже не могу, и отправился путешествовать, углубляя и дорабатывая свою собственную теорию гипноза.

Селена подалась вперед, не замечая, что теперь он может, заглянув в вырез платья, видеть ее грудь.

Но Густав это сразу же заметил. Его взгляд скользнул вниз и, улыбнувшись, он откинулся на спинку стула.

– Итак, моя теория. Каждый человек обладает как сознанием, так и подсознанием. Сознание контролирует слух, зрение, обоняние, осязание, одним словом, чувства. Память находится под контролем подсознания.

37
{"b":"1850","o":1}