ЛитМир - Электронная Библиотека

– Селена, ты хочешь Густава Доминика больше, чем хотела когда-либо Дрэйка Дэлтона или другого мужчину. Ты сгораешь от желания, и твое сердце открывается, едва ты меня увидишь. И когда я назову тебя «деткой», ты будешь полностью в моей власти и сделаешь все, что я захочу. Я – воплощение всего, чего ты только можешь желать от мужчины. – Подняв ее безвольную руку, он поцеловал ладонь. – Когда по счету «десять» ты проснешься, будешь чувствовать себя свежей и счастливой. – Он начал считать. – Раз…

Открыв глаза, она зевнула и улыбнулась.

– Когда же ты начнешь меня гипнотизировать?

– Уже все.

– Все?! – Она смотрела по сторонам непонимающим взглядом. – Я не понимаю.

– Селена, ты оказалась великолепной ученицей. Честно говоря, я так и думал. Мы с тобой многое сможем сделать… детка.

Она улыбнулась и наклонилась к нему. Ее халат распахнулся, обнажив грудь, но она, казалось, этого не замечает. Подавшись вперед, он коснулся ее соска, а она подняла голову, подставляя ему шею для поцелуев. Он провел пальцами по ее гладкой коже от кончика подбородка до груди.

Поднявшись, он поставил ее на ноги и, стянув с плеч платье, прижал к себе ее нагое тело. Она задрожала в его объятиях.

– Детка!

Встав на цыпочки, она обхватила его шею и всем телом прижалась к нему, взглянула на него и приоткрыла рот, приготовившись к поцелуям.

Но он остановил ее и, схватив за плечи, оттолкнул от себя.

– Ты такая же сука, как и все, или нет, Селена Морган? Стоит дать малейший толчок, и тут же рушатся все твои моральные устои. Так или нет?

На какой-то момент она смутилась, потом вновь стала распущенной. Он ударил ее по лицу. Ее голова дернулась. Из губы потекла кровь, она прикрыла рот ладонью и смущенно посмотрела на него. Толкнув, он поставил ее на колени. Она смотрела на него. В ее глазах были отчаяние и желание.

– Сейчас ты стоишь как надо. – Он улыбнулся, показав желтые зубы. – Нам с тобой будет хорошо. Я даже женюсь на тебе, потому что так хочу. Но я – хозяин плантации, и ты, как и все остальные, будешь беспрекословно выполнять все мои приказы. И делая это, ты будешь счастлива… детка.

Она протянула к нему руки.

– Густав, пожалуйста! Ты – это все, чего я хочу. – Схватив за штанину, она потянула его к себе.

Он высвободил ногу.

– Будь у меня время, я бы преподал тебе первый урок, как мне угодить. Но сейчас меня ждут к обеду. Тебе тоже нужно поесть. Теперь встань.

Она поднялась, не отводя глаз от его лица.

– Нет, детка. – С этими словами он завязал на талии пояс. По-прежнему не сводя с него глаз, она закрыла рот рукой.

Он кивнул и направился к двери.

– Поешь! Позже силы тебе еще пригодятся. – Взглянув на нее еще раз, он вышел.

Она отвернулась от двери, снова потрогала пальцем разбитую губу и тут увидела стоявшую у окна Жозефину.

Жозефина поднесла палец к губам, покачала головой и ушла по балкону.

Селена бросилась за ней, но тут же остановилась. Девочка сообщила, что Дрэйк не придет. Она снова вернулась в спальню. Взглянув на поднос с едой, она почувствовала, что умирает с голоду. Ей нужно есть и отдыхать, потому что скоро вернется Густав и продолжит обучение.

Ей и правда нужно быть сильной.

Глава 20

Стоя в тени балкона, Дрэйк смотрел на окно Селены. На столе горела свеча. Селена, завороженная, сидела на постели, подложив под спину подушки. Ее распущенные каштановые волосы падали на грудь, скрытую тонким шелком зеленой ночной рубашки.

Самое страшное произошло. Она позволила Доминику воздействовать на себя гипнозом, наркотиками, чем там еще он сводил с ума людей. Теперь она – зомби. Он сжал кулаки. То, что ему рассказала Жозефина о Селене и Доминике, было плохо, но еще хуже было то, что он видел сейчас. Он же предупреждал Селену, чтобы она была осторожна и не позволяла Доминику играть с ней в его игры. Но похоже, она его не послушалась. И вот теперь он даже не знал, что делать.

Когда Жозефина принесла эту новость, он, к счастью, еще был в доме старейшей и не ушел в Сан-Пиерре собирать информацию. Старейшая помогла ему выяснить, что власть Доминика на острове усиливается, так как он покупает все новые земли. Мулатов прогоняли, отбирая у них маленькие участки, да и с французскими плантаторами он поступал точно так же. В конце концов им всем больше ничего не оставалось делать, кроме как работать на Доминика.

Люди француза были ему преданы. Зомби, как называла их старейшая. Днем из-за охранников Дрэйк не мог приблизиться к рабочим и не знал, удастся ли ему когда-нибудь это сделать. Но Жозефина могла действовать и действовала. К тому же, люди не отказывались с ней говорить. Так он узнал намного больше и быстрее, чем мог бы выяснить сам.

Он посмотрел по сторонам и убедился, что его не заметили. Охранники ходили своими обычными маршрутами. Ему хотелось навестить и Джой Мари, но ей он не доверял. Казалось, что единственный человек, не находящийся полностью во власти Доминика – это слуга Джон. Но судя по тому, что удалось выяснить Жозефине, он был очень предан Густаву.

Дрэйку ничего не оставалось, надо говорить с Селеной. Ему очень не хотелось, он боялся услышать, что ей хорошо с Домиником, что она собирается навсегда остаться на Мартинике или еще что-нибудь в этом роде. Если действительно дошло до этого, он похитит ее, Джой Мари и Джимми и увезет их в Техас. У него, конечно, будут неприятности. Но надо наконец остановить этого француза и отблагодарить за помощь старейшую и Жозефину.

Он влез в скрытое окно.

Подняв глаза. Селена увидела его и вздохнула.

– Ты ждала кого-то другого? – Его голос прозвучал грубо.

– Да.

Он подошел к кровати и взглянул на нее злыми прищуренными глазами.

– Доминика?

– Да. – Она взяла его за руку и потянула. – Садись. – Я не думала, что ты сегодня придешь. Но очень рада тебя видеть.

– Не сомневаюсь. Именно поэтому ты и ждешь Доминика. – Он сел, по-прежнему держа ее за руку. Она улыбнулась.

– У меня хорошие новости. Это было очень трудно, но я все же выяснила, что Доминик здесь со всеми делает.

– И как же ты это выяснила?

– Я согласилась на гипноз и сделала вид, что он меня загипнотизировал.

Дрэйк ее встряхнул, схватив за плечи.

– Я тебе говорил, чтобы ты этого не делала! – Он пристально посмотрел ей в глаза, пытаясь увидеть, изменилось ли в них что-нибудь, после того как Доминик ее гипнотизировал. Ничего определенного сказать он не смог.

– Мне пришлось. – Она смутилась и попробовала отстраниться от него. – У меня не было выбора.

– Ты уверена, что он не использовал какое-нибудь произрастающее на острове растение или наркотик? Ты узнала все?

Она нахмурилась.

– Да, я знаю о растениях и травах. Но ими он не пользовался. – Она посмотрела Дрэйку в глаза, словно пытаясь найти в них ответ, как себя с ним вести.

– Ты делаешь мне больно. – Она попыталась высвободиться, но не смогла. – Отпусти меня, Дрэйк.

Он отпустил ее. Неужели теперь она во власти француза? Его охватила дикая ярость. Он снова прижал ее к себе и крепко поцеловал в губы. Когда она ему ответила, приоткрыв рот и проведя руками по его волосам, потом по плечам, крепче прижимая его к себе, он почувствовал облегчение. Потом подумал о Доминике. Этот чертов француз мог управлять Селеной и сделать так, чтобы она его приняла, надеясь сбить его с толку. Радость оставила его. Он еще не победил.

Оттолкнув ее, он с силой сжал кулаки, чтобы не было искушения вновь прикоснуться к ней.

– Что-нибудь не так?

– Черт возьми, ты не знаешь, что не так? Жозефина рассказала мне о том, что видела здесь, и я сразу же бросился к тебе.

Селена кивнула и поправила постель.

– И ты подумал, что я… и Доминик? Да как ты посмел?! – Она влепила ему пощечину. Дрэйк не пошевелился, лишь голова его дернулась от удара. Он осуждает ее напрасно? Он очень на это надеялся, но ведь она так ничего и не рассказала – ни о поцелуях Доминика, ни о том, что он ее бил. Выдумать все это Жозефина не могла. Но помнит ли сама Селена, чем они занимались с французом?

39
{"b":"1850","o":1}