ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Суперлуние
Перевал
Рожденная быть ведьмой
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Жестокая красотка
Инстаграм: хочу likes и followers
Лесовик. В гостях у спящих
Цена вопроса. Том 1

– Отпусти ее, Дрэйк. Разве ты не видишь, в каком она состоянии? – Усадив Джой Мари на кровать, Селена слегка похлопала ее ладонями по щекам.

– Сейчас я изобью этого француза до полусмерти! – Дрэйк направился к Доминику. Селена схватила Дрэйка за руку.

– Пожалуйста, только не сейчас. У нас нет времени. К тому же, он должен быть в состоянии говорить. Если ты его изобьешь…

Дрэйк вздохнул и, кинув на Доминика убийственный взгляд, направился в ванную. Вернулся с мокрым полотенцем и, сев рядом с Джой Мари, начал осторожно протирать ей лицо.

Сначала она сопротивлялась, потом утихла. Скоро у нее по щекам потекли слезы.

– Ведь ты не причинишь ему вреда, Дрейк? Он не такой сильный, как ты. И я его люблю.

– Нет, ты его не любишь. – Дрэйк бросил полотенце и резко поднялся. Потом осторожно поставил на ноги Джой Мари. – Теперь вы с ним немного поговорите.

Джой Мари просияла, но улыбка на ее бледном исцарапанном лице сделала ее еще более жалкой.

Селена взяла Джой Мари за руку и подвела к Густаву. Дрэйк поставил напротив француза стул.

– Спасибо. – Джой Мари передвигалась медленно, словно все ее тело болело.

Дрэйк положил руку на висящий на поясе пистолет.

– Давай, Доминик. Делай то, что обещал. Джой Мари смущенно посмотрела на Дрэйка и Селену.

– Вы ведь не сделали ему ничего плохого? Он очень хороший, деликатный, добрый.

Селена отвернулась. Она не могла видеть и слышать, как Джой Мари говорила о деликатности человека, который ее бил.

Но Дрэйк в отличие от нее смотрел на Доминика.

– Что, француз, ты ждешь второго приглашения?

– Развяжите мне руки, чтобы я смог достать кристалл.

– Об этом забудь, – грубо ответил Дрэйк. Густав вздохнул.

– Я попробую. Но помните о нашей сделке. – Он заговорил тихо и спокойно. – Джой Мари, смотри мне в глаза. Соберись. Ты чувствуешь сонливость. Веки становятся тяжелыми, тебе хочется спать. Тебе нужен сон, отдых.

Джой Мари закрыла глаза и откинула голову на спинку стула.

– Хорошо, та chere, спи. – Он посмотрел на Дрэйка, потом снова перевел взгляд на Джой Мари. – Тебе хорошо. Ты счастлива. Ты сильная. Хотя ты потеряла мужа и сына, ты нашла новых друзей и поняла, что когда-нибудь сможешь полюбить снова.

Дрэйк крепче сжал рукоятку пистолета и, прищурив глаза, предостерегающе посмотрел на Доминика.

– Когда проснешься, ты вспомнишь обо всем, что случилось с тобой после отъезда из Техаса. – Он снова взглянул на Дрэйка и едва заметно улыбнулся. – И слово «детка» больше не будет иметь над тобой власти.

Дрэйк кивнул.

– Ты никогда не забудешь Густава Доминика и всего, что у тебя с ним было. И плохого и хорошего.

Дрэйк опять вытащил свой «45».

– Когда ты проснешься, Джой Мари Дэлтон, больше никто не будет иметь над тобой власти. Ты будешь чувствовать себя счастливой и отдохнувшей. На счет «десять» ты проснешься. – Он начал считать:

– Раз…

Дрэйк снова убрал пистолет в кобуру. Джой Мари открыла глаза, зевнула, улыбнулась и оглядела присутствующих.

– Я что, уснула? Я… – Счастливое выражение исчезло, и ее глаза расширились от ужаса. – Ты! – Она указала на Густава. Дотронувшись до своего лица, она вскочила, опрокинув стул, и подбежала к зеркалу. Застонала и, бросившись к Доминику, принялась хлестать его ладонями по лицу.

– Помни, что у нас было и хорошее, детка. – Густав ухмыльнулся, показав сломанные желтые зубы.

Джой Мари покраснела и снова ударила его. По щекам текли слезы. Обняв Мари, Селена прижала ее к себе.

– Все хорошо, теперь ты не одна. Он никогда больше тебя не обидит. Сядь.

Джой Мари обернулась и посмотрела на Дрэйка.

– Я взяла твои деньги. Прости меня. Мне так стыдно!

– Ничего. Это не страшно.

У нее опять потекли слезы, она зарыдала.

Селена отвела ее на кровать. Но рыдания не стихали. Селена подложила ей подушки и укрыла ноги.

– Успокойся. Ну, пожалуйста.

Селена чувствовала себя беспомощной, не зная, чем еще помочь Джой Мари. Она так хотела вывести свою подругу из-под власти Густава, что даже не подумала о последствиях. И только сейчас поняла, как больно было Джой Мари, когда она в одно мгновение вспомнила все, что случилось с ней в последнее время.

Она сунула в руки Джой Мари мокрое полотенце и повернулась к Дрэйку.

– Я приготовлю специальный чай, чтобы люди, с которых он снимет заговор, могли немного успокоиться. Я попрошу Джин принести сюда кипяток.

Дрэйк кивнул, с беспокойством глядя на Джой Мари.

Подойдя к шкафу. Селена вынула из него большой зеленый ридикюль, купленный специально для этой поездки. В нем были самые нужные травы и кое-какие медицинские инструменты. Раньше травы ей были не нужны, но теперь пришло время ими воспользоваться.

Дрэйк мрачно посмотрел на Густава.

– По-моему, лучше продолжать. Джой Мари была с ним дольше всех, возможно, другим будет не так плохо.

– Я все-таки позвоню Джин. – Она отобрала несколько пакетиков с травами. – Хочу, чтобы следующим был Джимми.

– Зови его. – Дрэйк снова повернулся к Густаву.

Глава 22

Несколько часов спустя Селена сидела за круглым столом у себя в комнате. Становилось все жарче, хотя некоторую прохладу вносил ветерок с моря. Перед ней стоял чайник с напитком из трав, и она спокойно разговаривала с людьми, которые один за другим отходили от Густава. Рядом с ней сидела Джой Мари и молчала так долго, что казалось, она снова впала в транс. Но Селена ее не трогала, опасаясь, что от разговоров подруге станет еще хуже.

Посмотрев на свой зеленый халат. Селена про себя улыбнулась. В любое другое время она умерла бы со стыда, покажись в таком виде на людях, но сейчас это не имело значения. Ни один из прошедших через комнату не был одет нормально. И это лишний раз показывало, какие перемены произвел на острове Доминик.

Она подняла глаза, и при виде Дрэйка по ее телу разлилось приятное тепло. Он, не отрываясь, следил за Густавом и объяснял входившей в комнату прислуге, что здесь происходит. Хотя эта весть и так разнеслась по дому с быстротой молнии. Она снова перевела взгляд на тихо сидящего на стуле Густава. Перед ним сидела Джин, и когда он закончил, она поднялась. Селена ее подозвала. Горничная была озабочена.

– Мадемуазель, что мне теперь делать? Селена налила чай, положила сахар и протянула ей чашку.

– Выпей. От этого тебе станет лучше. Джин отхлебнула чай.

– Мы больны? Это с нами сделал монсеньор Доминик? – Она через плечо посмотрела на Густава.

– Теперь уже все в порядке. Густав Доминик использует новый метод лечения и сейчас не делает никому из вас ничего плохого. Веди себя так, как будто ничего не произошло. – Селена улыбнулась. – Этот чай поможет тебе расслабиться. Если захочешь, вздремни.

– Но у меня много работы.

– Тогда, наверное, тебе лучше вернуться к своим повседневным обязанностям.

– Спасибо, мадемуазель. Я так и сделаю. – Джин допила чай.

– Но теперь за свою работу ты будешь получать значительно больше. Джин улыбнулась.

– Это было бы очень хорошо. Моей семье нужны деньги. – Она протянула Селене чашку с блюдцем. – Если я вам больше не нужна, то примусь за работу.

Когда Джин ушла, Селена взглянула на Джой Мари, в состоянии которой не было никаких перемен. Совершенно очевидно, что она подверглась воздействию намного больше других. Но сейчас Селене нужно помочь как можно большему числу людей. Приготовленный ею чай давал им силы, но не помогал полностью забыть о внезапной перемене в их жизни. Большинство хотело работать и дальше, опасаясь голода. Голода она, конечно, не допустит, но для этого нужно что-то делать.

Она подняла голову и столкнулась взглядом с Джоном. Проснувшись, он не отходил от Джой Мари ни на шаг. Он был с Густавом очень долго, но она надеялась, что с Джоном все будет в порядке – он сильный и здоровый.

Эти ее размышления прервала появившаяся в дверях Жозефина. За ней шла старая мулатка.

43
{"b":"1850","o":1}