ЛитМир - Электронная Библиотека

Они подошли к кафе «Де Мондье». Дрэйк провел Селену мимо нескольких человек, пивших кофе и разговаривавших, в самый дальний угол. Они сели за маленький круглый столик, и он заказал кофе и пирожки. Ему нравилось, как готовят пирожки в Новом Орлеане, а к крепкому кофе он пристрастился в дальних дорогах.

В ожидании кофе он придвинулся ближе к Селене.

– Что ты думаешь о Густаве Доминике?

– Я его совсем не знаю. – Она стала осторожно открывать сумочку. – Здешние врачи относятся к нему с уважением.

– Я имею в виду не это. Как ты думаешь, он не делает Джой Мари ничего плохого? – Дрэйк никак не мог отделаться от мысли, что Густав – любовник Селены.

– Похоже, она счастлива.

– А что ты можешь сказать о гипнозе?

– Я пока мало о нем знаю, но это очень интересно. Я слышала, его изучают во Франции и в Англии, а на Востоке уже давно проводят опыты.

Она вдруг поняла, как хорошо ей с Дрэйком. Это было удивительно, особенно если вспомнить, как они познакомились.

– Конечно, то, чем занимаются Густав и Джой Мари, вполне может оказаться шарлатанством.

– Думаю, так оно и есть. Почему Джой Мари заинтересовали эти сеансы? Это совершенно на нее не похоже.

Вроде бы Селена и правда ничего не знает о Густаве. Ему очень хотелось, чтобы так оно и оказалось.

– Может быть, твоя невестка и вправду влюбилась? Тогда все становится на свои места, – Селена замялась, теребя сумочку. – Это тебя беспокоит?

– Конечно, черт возьми! Я просто не могу понять, как она могла увлечься этим мошенником после того, как любила моего брата. Рэй был честнейшим парнем.

У Селены упало сердце: ее план может провалиться.

– Значит, ты должен о ней позаботиться.

– Конечно, должен! – Официантка поставила перед ними дымящиеся чашки с кофе и тарелку с обсыпанными сахаром пирожками.

Селена отхлебнула кофе, обожглась и поставила чашку обратно.

– Так что же ты собираешься делать?

– Главное, чтобы Джой Мари была счастлива. Что я думаю о Густаве, не так важно. Ведь я могу и ошибаться. Хотя вряд ли. Я побуду здесь еще немного, постараюсь поговорить с ней и выяснить, чем же они все-таки занимаются.

– Неплохая мысль. Я уверена, она будет рада.

– Не знаю. Если она по уши в него втюрилась, то не захочет и разговаривать со мной. – Он взял пирожок и быстро с ним расправился. Сделав несколько глотков, посмотрел на Селену и сообразил, что говорит только о своих проблемах. – А что там о пропавших людях?

Она задумчиво смотрела на свою чашку.

– Иногда я помогаю тем, кто не может позволить себе обратиться за помощью к дорогим докторам.

Он удивленно поднял брови.

– Ив последнее время ты их не видела?

– Нет. По крайней мере далеко не всех. И другие тоже их не видели. «На самом деле исчезало более двух дюжин человек. А может быть, и больше, кто знает. Я была в полиции, но им ничего не известно. – Она крутила в руках пирожок. – Среди моих друзей нет таких, кто занимал бы хоть какое-то положение в обществе. У них нет денег, так что по-настоящему о них никто не беспокоится.

– Кто же они?

– Бывшие солдаты, освобожденные рабы, проститутки, вдовы. Если они исчезнут, то это заметят лишь другие бездомные.

– Ты думаешь, они погибли?

То, о чем она говорила, никак не связывалось с образом мошенницы, с той Селеной, которую он встретил вначале. Какая же она на самом деле?

– Надеюсь, что нет.

– А когда впервые заметили, что кто-то пропал?

– Несколько недель назад.

– Это случилось примерно в то же время, когда впервые появились афиши о сеансах гипноза Густава?

Селена задумалась, согревая ладони о чашку с кофе.

– Мне это не нравится. Больно уж напоминает исчезновение с ранчо Джой Мари. Думаю, здесь может быть какая-то связь.

– Ты хочешь сказать, что к исчезновению моих друзей причастен Густав? Что он как-то применил гипноз? – Она нахмурилась. – Это бессмыслица. Да и возможно ли такое?

– Не знаю, как он это делает и зачем, но, по-моему, это его рук дело.

– Просто он тебе не нравится, и ты хочешь вернуть Джой Мари.

– Я хочу, чтобы моей невестке было хорошо, и не думаю, что этот человек может принести ей счастье.

– Она выглядит вполне счастливой. Селене снова показалось, что Дрэйк любит Джой Мари, и это расстроило ее куда больше, чем она ожидала.

– А что, если он все время гипнотизирует Джой Мари? – Дрэйк оглянулся, почувствовав запах жимолости, примешавшийся к аромату пирожков.

– Думаю, это невозможно и безнравственно.

– Безнравственно! Не забывай, что речь идет о Густаве Доминике. – Дрэйк постарался сдержать ярость. – Он – сильный, жестокий человек, и, по-моему, пойдет на все, чтобы выманить деньги у безутешных вдов, невест и отцов, не думая о последствиях.

– Но доктора от него просто в восторге.

– А я нет. И хочу повнимательнее к нему приглядеться. Да и к тебе тоже. Я по-прежнему хочу прикрыть твое дело.

Селена вспыхнула.

– Это после нашего-то разговора? Да ты ничего не знаешь о «Любовных снадобьях»!

Наклонившись к ней, он взял ее за подбородок. У нее перехватило дыхание. Он хочет ее поцеловать? Он должен быть как можно ближе к ней, чтобы она могла положить ему в карман свой мешочек. А это обязательно нужно сделать, ведь он снова сказал, что хочет прикрыть ее дело. Выбора у нее не оставалось. Порывшись в сумке, она нащупала маленький шелковый мешочек и сжала его в руке.

– Ты заставляешь мужчин забывать обо всем, но я делать этого не собираюсь. – Он откинулся назад. – Меня ты не проведешь.

Разочарованно вздохнув, она опустила любовное снадобье обратно в сумочку. Как же это сделать?

– По-моему, пора домой, мистер Дэлтон.

– Зови меня Дрэйком.

– Думаю, для этого мы недостаточно близки.

– Ты хочешь, чтобы мы сблизились? Она опустила ресницы. Как далеко можно зайти? Он снова слегка коснулся ее подбородка и поднял ей голову, чтобы она смотрела на него.

– Я думал, что не нравлюсь тебе.

– Мне не нравится то, что ты хочешь разрушить мое дело. – Она снова вытащила из сумочки любовное снадобье.

Дрэйк наклонился к ней еще ближе, посмотрев на ее губы, потом в глаза. Она не сделала попытки отстраниться или остановить его. Он осторожно ее поцеловал. По ее телу прошла теплая волна, перехватило дыхание. Подняв голову, он снова посмотрел ей в глаза. Теперь уже удивленно. И снова, теперь уже надолго, припал к ее рту. Ей показалось, что в нее входит его тепло. Но она все-таки быстро опустила ему в карман мешочек с травами. Он истолковал это действие по-своему и прикрыл ее маленькую ладонь своей большой рукой. Она почувствовала, как сильно бьется его сердце, и подумала, что ее, наверное, тоже бешено стучит. Он резко отстранился, его глаза сузились.

– Думаешь, после этого я оставлю твою аптеку в покое?

Итак, этот поцелуй для него ровным счетом ничего не означал. Но любовное снадобье еще не успело подействовать. Покачав головой, стараясь немного прийти в себя, она потянулась за кофе. Он ее остановил, схватив за запястье.

– Со мной не пройдут твои женские уловки, Селена Морган. Я не какой-нибудь деревенский простачок, которого может одурачить городская барышня. Если ты обманываешь людей, я с этим покончу. Если вы, объединившись с Густавом, обижаете мою невестку, неприятности будут у вас обоих.

Она отдернула руку и встала.

– Объединившись с Густавом Домиником? Да это смешно. Прости, но я хотела помочь вам с Джой Мари. Теперь оставь меня. – Она повернулась, чтобы уйти.

– Я не отстану от тебя, так что лучше смирись. Резко повернувшись, взбешенная, она посмотрела на него.

– И откуда в тебе столько высокомерия? Ты не имеешь права вмешиваться ни в мою жизнь, ни в мои дела. Наверное, Джой Мари от тебя и сбежала, потому что ты все время командовал.

Он нахмурился. В нем тоже закипала злость.

– Джой Мари – самостоятельная женщина, и всегда такой была. Ее никто не держал.

– Не сомневаюсь. Всякая нормальная женщина станет с тобой самостоятельной.

6
{"b":"1850","o":1}