ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джой Мари оказалась права. – Голос Дрэйка звучал напряженно. Подняв глаза, он посмотрел на настенные часы. – Если мы сейчас же отправимся в салун «Кактус», то успеем к концу сеанса.

– Пойдем. Я не хочу ждать до завтра, чтобы удостовериться, что это именно он.

– Хорошо. Я только скажу, чтобы отнесли наверх наши седельные сумки и отвели в конюшню лошадей.

Она пошла к двери, чувствуя, что не может больше ждать ни секунды. Густав Доминик. Они ему не позволят причинять людям вред.

Через несколько секунд к ней присоединился Дрэйк.

– Ты готова? – Он протянул ей руку. Взяв его под руку, она посмотрела на него.

– Дрэйк, давай встретимся с ним прямо сейчас.

Он кивнул, потрогал висящий на бедре «45», и они вышли на улицу. По дороге он мельком оглядывал прохожих – пьяных ковбоев, симпатичных женщин и нескольких блюстителей порядка.

Вскоре они уже были у салуна «Кактус». Из здания доносился смех, и Селена, заглянув внутрь поверх маленьких двойных дверей, увидела ковбоя, ходившего туда-сюда маленькими шажками, попискивая и покачивая головой в такт шагам, словно цыпленок. Рядом стоял Густав Доминик. На его лице застыла улыбка.

Отступив, Селена прижала руку к груди, пытаясь успокоить бешено стучавшее сердце.

Взяв ее за руку, Дрэйк улыбнулся.

– Он там. Хочешь войти? Но позволь тебе сказать, что леди, как правило, в подобные заведения не ходят.

Она осмотрела свою одежду. На ней была блузка, кожаная куртка, жилетка, ботинки и шляпа. Все это было в пыли.

– По-моему, свой бархат я оставила дома. Дрэйк рассмеялся.

– Я все-таки ковбойша. Моя одежда почти не отличается от той, что на этих людях. Если ковбоям туда можно, то можно и мне. Правильно?

Подняв бровь, он покачал головой.

– Нет, не правильно. Но я буду рядом.

– Подожди! Он закончил. Он идет сюда.

– Отойди в сторону. Мы его встретим, когда он выйдет на улицу.

Селена повиновалась Дрэйку и не успела перевести дыхание, как Густав Доминик толкнул низкие двойные двери и вышел на улицу. Позади него шли двое в черных костюмах. У обоих под пиджаками угадывались «45».

Дрэйк внимательно за ними следил.

Густав остановился, посмотрел по сторонам и улыбнулся, заметив Селену. Оба телохранителя сразу же полезли под пиджаки и положили руки на пистолеты.

– Вы поступили по-добрососедски, решив прийти, мисс Селена. – Он растягивал слова на техасский манер.

– Это не добрососедский визит. – Голос Дрэйка был стальным, и его рука легла на рукоятку пистолета.

– Нет? – хихикнул Густав. – А я думал, что мы друзья.

– Доминик, мне не интересно, как тебе удалось выбраться с Мартиники, – Дрэйк сверху донизу оглядел француза, – но теперь ты в Техасе, а это моя земля. И я хочу, чтобы ты отсюда убирался.

Густав рассмеялся.

– Как ты, наверное, заметил, я нанял двух славных парней, чтобы они меня охраняли в этом грубом, пыльном, неотесанном городишке. Джентльмены, стоящие у меня за спиной, проследят за тем, чтобы я оставался в Техасе столько, сколько захочу.

– Ты что, в тюрьме оглох? – осведомился Дрэйк.

Густав нахмурился:

– Ты совершаешь ошибку, пытаясь меня задеть.

– На Мартинике я сдерживался, – Дрэйк сжал кулаки, – потому что пообещал старейшей, что ты останешься жив. Здесь же меня ничто не остановит.

– Дэлтон, здесь есть закон, который не позволяет стрелять в безоружного.

– Также здесь есть закон, который не позволяет стрелять из засады, – не смогла сдержаться Селена.

Густав взглянул на нее.

– Ты только что приехала, та chere? Ты немного запылилась.

– Мой вид сейчас не имеет никакого значения. – Селена шагнула вперед, тоже сжав кулаки, но заставила себя остановиться. Она не позволит ему себя разозлить.

– Я бы не сказал. Ведь Дэлтон уступит тебя более сильному мужчине, и я буду наслаждаться плодами своей работы. И думаю, происходить это будет на пуховых перинах в спальне на Дэлтон-ранчо.

Дрэйк, зарычав, подался к нему. Телохранители закрыли Густава спинами.

– Джентльмены, пожалуйста, – раздвинул их в стороны Густав. – Это мои старые друзья. Дэлтон, тебе, наверное, интересно будет узнать, что я уже давно присмотрел твое ранчо и хочу его купить. По приезде в Техас я обзавелся несколькими высокопоставленными друзьями. Может быть, тебя это и удивит, но я уже объехал твое ранчо. Хорошая земля. Хороший скот. – Он не спеша оглядел Селену. – Хорошие женщины. По-моему, у нас с тобой одинаковый вкус. Но победит в результате лучший. – Он рассмеялся. – Я, конечно. – Он уже собрался повернуться и уйти.

– Доминик. Француз остановился.

– Если завтра до заката ты не уберешься из города сам, то я помогу тебе это сделать.

Глава 30

Они находились в комнате отеля «Голубая шляпка». Селена смотрела, как Дрэйк затягивает на себе ремень и проверяет свой пистолет. Затем он сунул «45» в кобуру и был полностью готов к операции. Взгляд у него был такой, что он вполне мог сойти и за главаря шайки. Она очень волновалась.

– Дрэйк, по-моему, вступать в открытую схватку с Домиником на улицах Сан-Антонио опасно. Лучше бы сделать так, чтобы им занялись власти.

– Один раз его уже передали властям на Мартинике. Всю жизнь он прожил не по закону. С чего ты взяла, что он вдруг начнет его уважать?

– Я очень боюсь, что он тебя ранит.

– Спасибо. – Дрэйк посмотрел на нее. – О себе я позабочусь.

Она его обняла, но не смогла дотянуться, чтобы поцеловать.

– Я не хочу, чтобы ты рисковал собой один.

– Но я тоже беспокоюсь за тебя. Именно поэтому ты останешься в гостинице, а я пойду один.

– Может, он все-таки уехал?

– Это мы проверим перед отъездом из Сан-Антонио.

– Я не могу сосредоточиться. Я всегда так волнуюсь, когда думаю о Густаве.

– А я уже чертовски устал о нем думать. Селена подошла к окну и выглянула на улицу. Днем она была практически пуста, но с заходом солнца все изменится. Уедет ли к тому времени Густав? Она в этом сомневалась. Она не могла себе представить, что он решит убежать, имея двух охранников.

– А как с телохранителями Густава?

– Они не дураки и разберутся, что к чему. К тому же, здесь меня знают.

– Он будет драться.

– Доминик не боец. Он любит делать все чужими руками. Он нанимает людей, чтобы они делали за него всю грязную работу.

– Он может снова напасть на тебя из засады, когда ты будешь, к примеру, просто идти по улице. – Ее взор затуманили слезы. – Дрэйк, этого я не переживу.

Его лицо смягчилось, и он заключил ее в объятия.

– У нас нет выбора. Доминик заставляет нас поступать таким образом. И мы должны сами положить конец этой истории. Разве ты не понимаешь?

– Да, но ведь есть закон…

– Однажды мы уже пробовали прибегнуть к его помощи.

– И все же, Дрэйк, я очень боюсь, что он тебя ранит. Пожалуйста, пусть Густавом займется шериф.

Дрэйк нахмурился, немного поколебался и отступил от нее.

– Хорошо. Я попробую сделать так, как ты говоришь.

Она облегченно улыбнулась.

– Спасибо.

– Но из этого, я думаю, ничего не выйдет. Закон – это как раз то, чего Доминик не понимает.

– Но мы же цивилизованные люди. Он покачал головой.

– Здесь Техас, и здесь у нас свое правосудие. Хотя оно неплохо работает.

– Власти могут выслать Густава обратно на Мартинику.

Дрэйк хотел было что-то ответить, но замолк и посмотрел в ее бездонные глаза.

– Тебе никогда не понять тех, кто живет не по закону. Это противно твоей природе. Но просто поверь мне на слово, некоторым доставляет удовольствие причинять вред другим и подчинять их себе, делая имя и состояние на боли и страданиях других. Густав Доминик как раз такой. И что бы ты ни говорила, что бы ты ни делала, изменить этого не сможешь. – Дрэйк ее слегка встряхнул. – И он будет это делать, по крайней мере пытаться это делать до конца жизни.

Закусив губу, Селена отвела от него взгляд.

62
{"b":"1850","o":1}