ЛитМир - Электронная Библиотека

– Шериф, вы же не оставите меня с ним наедине? Я его боюсь.

Шериф Томпсон усмехнулся, покачал головой и встал рядом с ней.

– Он больше никому не доставит неприятностей.

Довольно улыбнувшись, она сняла с шеи кольцо с рубином. Пристально посмотрев на Дрэйка, она швырнула ему украшение.

– Надеюсь, ты не думаешь, что я выйду замуж за убийцу?

Дрэйк поймал кольцо. Сунув его в карман, он смущенно посмотрел на нее.

– И не пытайся разыгрывать из себя невиновного. – Она говорила резко, поскольку он обязательно должен был ей поверить. – Густав мне сказал, что ты сделал. И мне жаль, что я поверила твоим сладким речам в Новом Орлеане. Сейчас стало ясно, что Густав Доминик намного лучше тебя, и мы с ним уезжаем на его новое ранчо.

– Селена! – Дрэйк бросился к решетке и протянул сквозь нее к Селене руки.

Закричав от ужаса, она отпрянула от его рук, схватилась от испуга за шерифа и повалила его на пол. Она очень постаралась, чтобы, упав, шериф Томпсон оказался у самой решетки, Воспользовавшись моментом, Дрэйк выхватил у шерифа из кобуры пистолет и уперся им в спину блюстителя закона.

– Простите, шериф Томпсон, но вы забрали не того. – Сняв у него с пояса ключи, Дрэйк бросил их Селене. – Шериф, я в том положении, когда мне нечего терять. Поэтому лучше не двигайтесь и не вздумайте кричать.

– Дэлтон, не будь дураком. Тебя все равно поймают. – Шериф Томпсон посмотрел на Селену. – У вас тоже будут неприятности, мисс, но если вы…

– Убийца, которого вы ищете – Доминик, – хрипло сказал Дрэйк.

– Доминик?! – Шериф Томпсон был поражен. – Вы хотите меня убедить, что этот приятный джентльмен мог совершить такое ужасное преступление?

– Но вы ведь поверили, что это сделал я? – раздраженно заявил Дрэйк. Селена открыла камеру.

– Заходите, шериф. Позже мы все объясним.

Сейчас на это просто нет времени.

– Если у вас есть свидетели…

– У нас нет времени, – покачал головой Дрэйк. – Заходите в камеру и постарайтесь не причинять мне беспокойства.

Шериф Томпсон шагнул за решетку. Селена за ним. Дрейк протянул ей пистолет. Она спокойно держала «45», пока Дрэйк затыкал шерифу рот его же платком и связывал у него за спиной руки его же ремнем.

Снова взяв пистолет, Дрэйк посмотрел по сторонам.

– Не шуми. Сиди тихо, и скоро будешь на свободе. Потом тебе все объяснят. Шериф посмотрел на них и сел. Селена вышла из камеры и подождала, пока Дрэйк запер дверь.

Он опустил ключ в карман и обнял ее.

– С тобой все в порядке? – Слезы затуманили ей взор.

– Со мною будет все в порядке, когда ты снова наденешь на шею свое кольцо. – Он протянул ей украшение.

Она улыбнулась, повесила шнурок на шею, и кольцо коснулось ее груди.

– Как там снаружи? – Дрэйк проверил, заряжен ли «45».

– , Шериф здесь один. Но в приемной меня ждет Густав с двумя телохранителями.

Дрэйк взглянул на зажатый в руке пистолет, затем на ведущую в приемную дверь.

– Здесь только один выход. Возвращайся туда, скажи, что шериф идет за тобой, а когда окажешься в комнате, отойди подальше от двери и встань так, чтобы не оказаться на линии огня.

– Дрэйк, что ты задумал?

– То, что уже давно нужно было сделать. Теперь иди и делай все так, как я сказал.

– Прости, я сначала тебе не поверила. – Она чмокнула его в щеку и поспешила по коридору. Глубоко вздохнув, она открыла дверь и вышла в приемную.

Густав и его люди стояли около стола.

– А где шериф?

– Он идет за мной. – Оставив дверь открытой, она отошла в сторону.

Появился Дрэйк. Курок у его пистолета был уже взведен, и он держал под прицелом всех троих.

– Бросайте пушки!

Селена чуть не оглохла от прозвучавших в комнате выстрелов, когда принялись стрелять телохранители. Упав на одно колено, Дрэйк открыл ответный огонь. Одного телохранителя отбросило назад, он схватился за грудь, и его рубашка окрасилась кровью.

Она встала на колени, спасаясь от рикошетящих от стен пуль. В воздухе повис дым, от его едкого запаха у нее щипало в носу. Густав залег под стол, но она смотрела не на него, а на Дрэйка. Он был ранен. Она не знала, насколько опасна его рана, но кровь заливала ему левую руку.

Она посмотрела в другую сторону и увидела, что второй телохранитель, пригнувшись, пробирается к входной двери. У самого порога он резко выпрямился и несколько раз выстрелил. Одна из пуль попала Дрэйку в бок, но он все же выстрелил в ответ, и телохранитель повалился на пол.

Селена хотела броситься к Дрэйку, чтобы перевязать ему раны, но он пополз к столу. Она поняла, что еще несколько секунд, и Дрэйк столкнется с Густавом. Оба были вооружены, но Дрэйк ранен, и она даже не знала, сколько в него попало пуль.

Так что преимущество было на стороне Густава.

Ей нужно было что-то делать. Дрэйк быстро ослабеет. Ах, если бы только у нее было оружие. Потом она вспомнила о ридикюле. Сдернув его с руки, она высыпала все из него на пол. От дыма щипало глаза, она плохо видела, но все же нашла то, что искала. Селена высыпала содержимое маленького мешочка на правую ладонь. Подняв глаза, она увидела, что Густав уже поднялся и в то же отношение выстрелил в Дрэйка. И промахнулся.

Доминик не успел спрятаться. Дрэйк прицелился в француза и спустил курок. Ничего не произошло.

Густав встал и неспеша поднял свой «45», целясь Дрэйку в грудь. Он ухмыльнулся, – У тебя не осталось ни пуль, ни времени.

Селена вскочила, молниеносно бросилась к Густаву и бросила ему в лицо смесь трав.

Он закричал от боли, хватился свободной рукой за лицо, но все-таки выстрелил.

Дрэйк успел увернуться, схватил пистолет убитого телохранителя и выстрелил в Доминика.

Француз схватился за живот и повалился на пол.

Селена стояла неподвижно и смотрела на Густава. Убит он или нет?

Держась за бок, Дрэйк поднялся на ноги. У него по груди и по руке текла кровь. Он осмотрел каждого лежащего на полу и повернулся к Селене.

– Они убиты. Все.

Она обняла Дрэйка и прижала его к себе, все еще не в состоянии поверить, что они оба живы. Наконец она вновь обрела способность рассуждать здраво.

– Пошли отсюда, я должна тебя перевязать. – Отпустив его, она взяла ридикюль и запихнула в него разбросанные по полу травы.

Перед тем как выйти из тюрьмы, она подошла к Густаву, чтобы еще раз на него посмотреть. Мертвый француз казался совсем маленьким. Но жалости она к нему не испытывала.

Она подошла к Дрэйку и, взяв его руку, положила ее себе на плечо. Он оперся на нее, и они вышли на улицу.

Дрэйк посмотрел по сторонам.

– Сюда уже сбегается народ. Давай куда-нибудь спрячемся. – Он завел ее в переулок рядом с тюрьмой и сел. – Перевяжи меня здесь. Пусть они нас здесь найдут, и тогда мы предоставим им все факты.

– Шерифу Томпсону нужно послать телеграмму властям Мартиники, чтобы не волновалась старейшая.

Дрэйк кивнул.

Опустившись рядом с ним, она осмотрела его раны. Потом она облегченно вздохнула.

– С тобой все в порядке. Хотя сначала раны немного поболят. – Она снова высыпала все из своего ридикюля, отобрала то, что нужно, и прислушалась к голосам сбегавшихся к тюрьме людей.

– Что ты сделала с Густавом? – Дрэйк наблюдал, как она перевязывает его раны. – Он бы через мгновение меня убил, как вдруг ты…

– Любовное снадобье номер одиннадцать. – Она разорвала у него на плече рубашку.

– Не понимаю.

– Любовное снадобье номер одиннадцать служит для того, чтобы вызвать пламенную любовь. Его готовят из красного перца и других трав, которые также используют для приготовления острых соусов. Когда все это попало Густаву в глаза, ему, наверное, было очень больно.

Помолчав, Дрэйк вдруг тихо засмеялся, а через секунду хохотал уже во весь голос.

– Прекрати. Из-за этого у тебя сильнее течет кровь. – Она быстро перевязала ему бок. Кровь остановилась. – Что смешного ты нашел в любовном снадобье номер одиннадцать?

– Кто бы мог подумать, что когда-нибудь любовное снадобье спасет мне жизнь. И что от него умрет Доминик. – Он посмотрел на валявшееся на земле содержимое ее ридикюля, потом взял маленький бархатный зеленый мешочек и протянул его ей.

65
{"b":"1850","o":1}