ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, ты не понял, я не хочу уезжать из Оро. Я хочу пойти на дамский вечер, как это и было за планировано.

– Мне не нравится твоя идея, Эйнджел, – нахмурившись сказал Холт.

– Но как еще я могу доказать, что меня принимают не за ту, какова я на самом деле? Ни одна шлюха не может похвастаться ни такими манерами, ни таким образованием!

Нил улыбнулся.

– Она права, Холт. Дамам будет стыдно за свое поведение, когда они лично познакомятся с Эйнджел.

– Не нравится мне это. – Помолчав в раздумье, все так же мрачно произнес Холт. – Эйнджел моя жена, и я не потерплю, чтобы с ней дурно обращались.

Слова были произнесены с такой легкостью, что, казалось, сам Холт был этим удивлен. Он подмигнул Эйнджел, пока Нил глядел куда-то в сторону, и она улыбнулась ему в ответ.

– Не волнуйся, Холт, – продолжал Нил. – Сегодня я позабочусь об Эйнджел, а завтра приезжай за ней.

Холт удивленно поднял брови, и Нил слегка покраснел.

– Я хотел сказать, что вечер затянется, а у тебя, Наверное, много работы на прииске. Буду счастлив отвезти Эйнджел домой завтра утром, если тебе так будет удобно.

– Нет, не нужно. С твоего разрешения я тоже переночую здесь.

– Очень хорошо. Пойдемте, я покажу вам комнату для гостей, – сказал Нил, наклонив голову.

Эйнджел вновь посмотрела на Холта и увидела на его губах загадочную улыбку. Ее щеки покраснели, когда она поняла, о чем он думает. Здесь, в обители Бога, они впервые проведут ночь как муж и жена, подтверждая тем самым законность своего брака.

И вдруг Эйнджел осенило! Полностью доверяя Нилу, она могла бы попросить его выяснить, насколько законным был ее брак по доверенности. Не было ли какого-либо нарушения из-за отсутствия подлинной подписи Холта? Эйнджел уже не надеялась получить ответы на эти вопросы до своего возвращения в Миссури. Но ведь Нил – служитель церкви и наверняка должен разбираться в таких вопросах.

– Вы готовы, Эйнджел?

– Абсолютно, – ответила она Нилу, едва дыша, но лучезарно улыбаясь. При мысли о своей дерзкой попытке переубедить дам Оро у нее все переворачивалось внутри от страха. Однако назад дороги не было – как говорится, назвался груздем – полезай в кузов! Подтверждением тому служило суровое выражение лица Нила.

– Не нужно этого делать, Эйнджел, – сказал он спокойно, перед тем как выйти из дома. – Я знаю, Холт будет только рад, если вы не пойдете на вечер.

– Но я должна это сделать! – воскликнула она. – Как ради него, так и ради себя. Замарано честное имя семьи Мерфи. Неужели вам это безразлично?

– Конечно же, нет, но я не хочу, чтобы вам причинили боль. За то короткое время, что мы знакомы, я уже успел привязаться к вам.

– Благодарю вас.

Открыв тяжелую деревянную дверь, он пропустил ее вперед.

– Надеюсь, я не разочарую вас сегодня вечером, – мягко сказала Эйнджел, благодарно касаясь его руки.

Выйдя на улицу, Эйнджел глубоко вдохнула про хладный свежий воздух. Нил взял ее под руку, и они направились в Триумф-холл, где проводился дамский вечер. Ноги Эйнджел подгибались от страха. К счастью, уже наступили сумерки, и она не замечала насмешливых взглядов прохожих.

Холт ушел из дома немного раньше, сразу после ужина. Эйнджел подозревала, что он отправился в ближайший салун, но ее это мало волновало. Неожиданно быстро они дошли до Триумф-холла, и, прежде чем Эйнджел вошла в дверь, Нил сказал ей тоном наставника:

– Просто будьте сама собой. Не нужно никаких извинений и объяснений.

За его наигранной веселостью Эйнджел уловила предостерегающие нотки.

– Все будет хорошо, – заверила она. – Вы проводите меня назад, когда вечер закончится?

– С удовольствием.

Нил почтительно открыл перед ней дверь, и Эйнджел с трепетом вошла в волчье логово.

Глава 6

Дамы разом замолчали. Зашелестели платья, женские головки повернулись в сторону Эйнджел, глаза загорелись любопытством. Слегка замявшись на пороге, она с широкой обезоруживающей улыбкой вошла в зал.

– Добрый вечер, дамы.

Грациозным движением сняв черную кружевную шаль, она повесила ее на крючок рядом с накидками других дам. На какое-то мгновение в зале наступила полная тишина. Взглянув из-под опущенных ресниц, Эйнджел увидела на лицах присутствовавших дам не прикрытое возмущение, изумление, любопытство и много других оттенков эмоций.

Дамы уселись в кружок, чтобы получше разглядеть наряды друг друга и вволю посплетничать. Рядом стоял стол с хрустальной вазой, наполненной пуншем, и блюдо с маленькими кусочками покрытого сахарной глазурью пирога. Эйнджел направилась к единственному свобод ному стулу. Сердце ее билось где-то в горле, и она почти физически ощущала на себе десятки оценивающих, сравнивающих и осуждающих ее глаз.

– Наглость, – довольно громко прошептала одна из дам на ухо другой. – Какая наглость!

– Что вы хотите? – ответила та сладким голосом так, чтобы Эйнджел наверняка услышала ее. – Ведь она носит фамилию Мерфи.

Эйнджел внезапно разобрал смех. Эти женщины, называвшие себя христианками, просто истекали желчью! Им было мало облить грязью саму Эйнджел – нет, в ее «бесстыдстве» обвинялась вся семья Мерфи!

– Не советую пробовать этот пирог, – тихо произнес чей-то голос, и Эйнджел вздрогнула от неожиданности. – Он почти зачерствел, да и на вкус не слишком хорош.

Рядом со столом с пуншем и пирогом сидела худенькая молодая девушка с каштановыми волосами и глазами цвета ореха. Она была одета в платье из коричневого коленкора, которое настолько сливалось с цветом отделанных деревом стен, что Эйнджел не сразу заметила, что у стены кто-то сидел. Сказанные слова явно принадлежали этой девушке, похожей на церковную мышку.

– Здравствуйте, – продолжила она почти шепотом. – Меня зовут Рейчел Максвелл, я дочь Пруденс Максвелл. А вы, должно быть, миссис Мерфи?

– Разве вы в этом сомневались? – тихо ответила Эйнджел, едва заметно кивая в сторону возмущенно перешептывавшихся матрон. Рейчел хихикнула. У нее был совсем юный, девичий голос, хотя по виду она была не моложе Эйнджел.

– Мне так хотелось познакомиться с вами, – продолжала Рейчел. – С тех самых пор, как пастор Мерфи рассказал о вашем браке с Холтом, вы представлялись мне какой-то загадкой.

Чтобы продолжить расспросы и поближе познакомиться с Рейчел, Эйнджел взяла хрустальную тарелочку и сделала вид, что внимательно разглядывает угощение.

– Загадкой?

– Ну конечно... – Казалось, Рейчел удивилась. – Ведь никто не мог поверить в то, что Холт действительно женился...

– Некоторые и теперь в это не верят, – закончила ее фразу Эйнджел, снова бросая взгляд на дам, чье возмущение явственно нарастало, грозя перейти в скандал. Ей хотелось еще поговорить с Рейчел, но она отлично пони мала, что должна нанести упреждающий удар. Подмигнув ей, Эйнджел неторопливо повернулась лицом к остальным дамам как раз вовремя, чтобы услышать очередное оскорбление, на этот раз исходившее от дородной женщины, явно верховодившей в этой компании.

– Бесстыжая девка! Интересно, как ей удалось до тащить Холта Мерфи до алтаря?

Не услышать эти слова было невозможно, и Эйнджел произнесла ясным нежным голосом:

– Собственно говоря, мне пришлось воспользоваться лассо. Очень эффективно действует на таких закоренелых холостяков, как Холт Мерфи.

На мгновение снова наступила полная тишина. Все дамы ждали, что скажет на это Пруденс Максвелл, некоронованная королева их общества. Увидев, что она изумленно улыбнулась, они принялись тихо, но ожив ленно переговариваться, глядя на Эйнджел.

– Никогда не пробовала, – сказала Пруденс, все так же улыбаясь. Она представилась Эйнджел, и вслед за ней это сделали одна за другой все остальные дамы.

Эйнджел вела себя крайне учтиво и уважительно по отношению к своим новым знакомым, и в глазах Пруденс она увидела всевозрастающее удивление и интерес. Дама явно была приятно поражена тем, на сколько хорошо Эйнджел знала все мельчайшие правила этикета, так как сама слыла тончайшим знатоком в этой области. Эйнджел наслаждалась ошеломляющим впечатлением, которое она произвела на тех, кто ожидал услышать от нее лепет необразованной уличной девки.

17
{"b":"18500","o":1}