ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подождите здесь, – подавив свой гнев, Эйнджел бросилась в дом, схватила статуэтку слоновой кости – одну из немногих оставшихся ценных вещей, – вернулась в сад и швырнула ее мужчине. Тот неторопливо и тщательно упрятал вещицу в мешок, при тороченный к седлу, и извлек оттуда измятый и испачканный конверт.

Эйнджел нетерпеливо выхватила его из рук мужчины и вернулась в дом. Закрыв за собой дверь на засов, она вскрыла конверт, на котором долгое путешествие оставило многочисленные следы, и стала читать. Разбирая крупный мужской почерк, она вздохнула с облегчением, но тут же в недоумении нахмурилась и снова пере читала письмо. Что за шутки!

Мистер Мерфи предлагал ей выйти за него замуж по доверенности и приехать к нему в округ Колорадо. Он уверял ее, что это будет фиктивный брак, заключенный лишь для того, чтобы защитить Эйнджел от других мужчин, в особенности от Уилларда Крэддока. Он писал, что понимает, что во время столь долгого путешествия в одиночку незамужняя женщина подвергается большой опасности, но, к сожалению, не может сейчас покинуть прииск, чтобы сопровождать ее в дороге. В конверт были вложены несколько банкнот, предназначенных для оплаты проезда по железной дороге до округа Колорадо.

В письме также говорилось, что Ройс Макклауд действительно имел право на часть прибыли от Прииска везучего дьявола, и Мерфи со дня на день ожидал открытия мощной золотой жилы. Возможно, причитающейся ей доли хватит, чтобы выкупить Бель-Монтань у Уилларда Крэддока.

Мысли и доводы, изложенные в письме Мерфи, казались вполне разумными, однако Эйнджел была в нерешительности. А что, если прииск не даст ожидаемой прибыли? И тогда она навсегда застрянет в этом округе Колорадо и уже никогда не увидит родного дома?

Правда, у нее все же оставался выбор. В любой момент она могла сообщить Крэддоку о своем согласии стать его любовницей! Со вздохом полного отчаяния она поднялась к себе в комнату и начала собирать вещи в дорогу.

– Не забывай писать нам!

Тяжело дыша, Эльза Лоринг старалась не отстать от тронувшегося поезда и часто-часто махала рукой Эйнджел, сидевшей у окна. Последними словами Эльзы, которые она услышала, были:

– Берегись мужчин, детка!

Улыбнувшись и помахав рукой в ответ, Эйнджел погрузилась в чтение книги, лежавшей у нее на коленях. Тем временем поезд набирал ход. Она успела прочитать все, что смогла достать, об округе Колорадо, в особенности о золотых приисках. Неудивительно, что отец вложил деньги в золотодобычу – это было вполне в духе заядлого картежника. Ройс Макклауд был пре красным отцом, но совершенно не способным обеспечить материальное благополучие своей дочери. И вот теперь ей приходилось самой выпутываться из создавшегося положения.

Эйнджел с коротким вздохом закрыла книгу, так как никак не могла сконцентрироваться на плясавшем перед глазами тексте. Она почти не спала с прошлой ночи, когда приняла окончательное решение отправиться на запад.

Одетая в черный шелк, смертельно бледная, она меньше всего походила на невесту.

Во время брачной церемонии вместо жениха рядом с Эйнджел стоял Генри Фрейзер, который тоже был одет в черное. Впрочем, в черное был одет и судья, заключавший брак по доверенности. И когда он объявил их мужем и женой, Эйнджел едва удержалась от смеха – со стороны они были похожи скорее на похоронную процессию, чем на новобрачных.

Теперь она была по закону миссис Холт Мерфи, в подтверждение чего на левой руке сияло золотое кольцо. Уиллард Крэддок был вне себя от ярости, узнав, что Эйнджел вышла замуж, и еще больше он разозлился, услышав об ее отъезде из Миссури.

В ожидании поезда на запад, Эйнджел медленно прогуливалась по перрону, и ей доставляло огромное удовольствие, не спеша прохаживаться мимо Крэддока, бросавшего на нее сердитые взгляды. Он не осмелился приставать с предложениями к замужней женщине, и Эйнджел едва удержалась от озорного желания поцеловать его на прощание.

Наконец-то она в безопасности! Теперь ей оставалось лишь быстренько аннулировать свой брак с мистером Мерфи по приезде в округ Колорадо и получить свою долю прибыли от золотого прииска. Кто знает, может, через месяц она уже вновь обретет свое поместье Бель – Монтань.

Вздохнув с облегчением, Эйнджел закрыла глаза и задремала, убаюканная стуком колес и мерным покачиванием вагона.

С каждым новым толчком дилижанса Эйнджел приближалась к своему новоиспеченному мужу. Пассажирские железнодорожные перевозки заканчивались в Денвере, и ей пришлось воспользоваться ус лугами дилижанса, устаревшего способа передвижения, который в лучшем случае был не слишком удобен, а порой и просто безжалостен к особам нежной конституции.

Однако Эйнджел сразу забыла о своих синяках и шишках, как только ее взору открылась могучая, покрытая снегом горная вершина, окутанная пушистыми облаками. Никогда она не видела ничего прекраснее этого зрелища, и, когда дилижанс в очередной раз провалился в яму на дороге и локоть ее соседа уперся ей в бок, она даже не заметила этого.

– Красавица, правда? – прошамкала старуха рядом с ней. – Она, наверное, достает вершиной до самого Бога, не иначе.

– Именно так всегда говорит проповедник Мерфи, – отозвался мужчина в очках, сидевший напротив. Неодобрительно покачав головой, он снова вернулся к чтению газеты.

Рот Эйнджел раскрылся от удивления.

– Холт Мерфи проповедник?! – воскликнула она. Старуха усмехнулась:

– Конечно же, нет, детка. Это его брат Нил возглавляет небольшой церковный приход в Оро.

– А-а-а, – облегченно выдохнула Эйнджел. Ей совсем не хотелось оказаться женой проповедника, даже на один день!

Крошечный городок округа Колорадо под названием Чистый Ручей уютно расположился между двумя горными вершинами подобно драгоценному украшению меж двух женских грудей. Он вырос за одну ночь во времена золотой лихорадки, и хотя золотой бум давно уже отшумел, горстка старателей упорно налаживала жизнь в этом горном поселении.

Первое впечатление Эйнджел от дощатых домиков с провисшей кровлей и от обитателей городка, с мрачным видом разглядывавших ее, не добавило ей бодрости. Она была неприятно удивлена следами запустения – сгоревшей школой, неухоженным погостом, заброшенной конюшней с незапертой, скрипевшей на ветру дверью. Тут была какая-то ошибка! Эйнджел ожидала увидеть что-то простое, даже примитивное, но не до такой же степени!

Дилижанс подъехал к шаткому навесу в центре городка, и пассажиры стали один за другим выходить. Эйнджел тоже, подобрав свои широкие юбки, спустилась по ступенькам на пыльную мостовую. Из уважения к мистеру Мерфи она решила не надевать траур, и теперь на ней было темно-синее шелковое платье. Золотистые волосы были убраны в аккуратный пучок, на голове красовалась украшенная лента ми и бархатом шляпка. Поскольку было прохладно, Эйнджел набросила на плечи кружевную шаль. Очутившись на улице, она тут же почувствовала себя белой вороной, а секундой позже ощутила на себе оценивающий взгляд прохожего.

Слегка расстроенная, Эйнджел стала оглядываться в поисках мистера Мерфи. По тротуару к ней приближался старик старатель. У него была почти седая голова, и от него сильно пахло виски и чем-то еще похуже. Эйнджел с облегчением перевела дух, когда он, рыгнув пару раз, проковылял мимо, явно не интересуясь пассажирами дилижанса. В дорожную пыль, прямо к ногам, плюхнулись ее саквояжи. Кучер и не подумал помочь Эйнджел, и она поняла, что дальше ей придется продол жать путь совершенно самостоятельно.

Взяв в руки один из саквояжей, она с трудом донесла его до выцветшей вывески, гласившей: «Гостиница «Чистый Ручей». Было в этой вывеске что-то не внушавшее доверия, но выбора у Эйнджел не было. Оставалось только надеяться на то, что оставшиеся у навеса саквояжи не пропадут до того, как она вернется за ними. – Простите, – запыхавшись, произнесла Эйнджел, подходя к клерку за пыльной стойкой гостиницы, несказанно удивленному ее появлением.

– Скажите, пожалуйста, где я могу найти мистера Мерфи?

3
{"b":"18500","o":1}