ЛитМир - Электронная Библиотека

Жан-Клода не хотели принимать, пока Холт не выложил из кармана пригоршню монет. Вскоре появился дежурный врач, худой и сгорбленный старик с шаркаю щей походкой и подслеповатыми глазами.

– У него пневмония, – осмотрев раненого, сказал врач.

Наступила странная пауза. Эйнджел и Холт переглянулись.

Поцокав языком, врач спросил:

– Он ни разу не приходил в сознание? Холт отрицательно покачал головой.

– Тогда плохи его дела. Может, следует ему пустить кровь...

– Пустить кровь?! – в ужасе воскликнула Эйнджел, – Да он уже потерял не меньше галлона крови, и это никак не поможет вылечить рану на голове!

Нахмурившись, доктор посмотрел на Холта.

– Это ваша жена? Холт нехотя кивнул.

– Весьма прямолинейная особа, – неодобрительно качнул головой доктор. – Прошу не забывать, что это я врач, а не вы!

– Может, кто-нибудь еще посмотрит его, сэр? – вежливо поинтересовался Холт.

Дежурный врач был явно уязвлен, но все же позвал своего коллегу, молодого, чисто выбритого врача, несомненно, только что закончившего обучение в медицинской школе. Заинтересовавшись случаем с Жан-Клодом, он согласился, что кровопускание не принесет пользы больному. Врачи заспорили, между собой.

И тут сам Жан-Клод решил свою судьбу. Едва слышно застонав, он слабо шевельнулся.

– Ну что же, – неохотно признал дежурный врач, – может, у него действительно есть шансы вы жить. Передаю его вам, коллега.

Пока молодой врач распоряжался относительно помещения Жан-Клода в больничную палату, Эйнджел с грустью рассматривала свои грязные руки и пришедшую в полную негодность одежду, размышляя, где бы можно было привести себя в порядок.

Мы снимем номер в ближайшей гостинице, – словно читая ее мысли, сказал Холт.

Она не стала спорить относительно того, что надо бы снять два номера, а не один. Сейчас ей хотелось только одного – как можно скорее вымыться с го ловы до ног.

Они остановились в Гендерсон-хаусе, довольно при личной гостинице, в которой номер стоил гораздо дороже, чем в единственной гостинице Чистого Ручья.

Взглянув на запись в регистрационной книге, анемичный клерк поджал губы, словно сомневаясь в подлинности супружеских уз. Однако встретив грозный взгляд Холта, он не осмелился задавать вопросы по этому поводу и поспешно вручил им ключ от номера.

Вскоре уже Эйнджел с наслаждением нежилась в горячей мыльной воде, а в комнате ее ждал полностью обновленный туалет, включая все мельчайшие принадлежности. Об этом позаботился Холт, и за это Эйнджел была ему бесконечно благодарна.

Когда Холт вошел в номер, она, как ребенок, испытывала прочность упругих пружин кровати, но он, казалось, не заметил ее смущения от того, что ее застали за таким занятием. Подойдя к окну, Холт с мрачным видом выглянул на улицу.

– Что случилось? – спросила Эйнджел. Ей было немного обидно, что он не заметил прекрасно сидевшего на ней платья из синей шерстяной ткани и аккуратно заплетенных в косы волос.

– Там внизу стоит человек, – произнес наконец Холт, вцепившись в подоконник, – и я почти уверен, что он следил за мной. Однако я нигде прежде его не встречал.

– Может, это один из дружков Гаррета?

– Нет, я хорошо помню, что такого среди них не было. Теперь он стоит на другой стороне улицы и делает вид, что читает газету, а сам все время поглядывает на наши окна.

Эйнджел тоже подошла к окну и осторожно выглянула из-за портьеры. Увидев мужчину на противоположной стороне, она невольно охнула.

– Ты что, знаешь его? Кто он? – Холт схватил ее за руки.

Его взгляд моментально стал жестким и подозрительным.

– Да ты ничего не понял! – воскликнула Эйнджел. – Я не знаю его, но... почти уверена, что это тот самый человек, которому я заплатила, чтобы он отвез тебе мое письмо.

– Почти? – проворчал Холт, все еще не выпуская ее руки.

– Я никогда не присматривалась к нему, но... да, этого человека я где-то видела. – Эйнджел поежилась под подозрительным взглядом Холта. – Впрочем, я понятия не имею, зачем ему могло понадобиться следить за нами!

– Тут что-то не так, – задумчиво проговорил Холт, и Эйнджел с готовностью кивнула, оттаскивая его от окна.

– Прошу тебя, Холт, верь мне. Я бы никогда не могла причинить тебе хоть малейший вред! Нанимая итого человека, я просто попросила его передать мое письмо мистеру Мерфи. Я же не знала тогда, что твой отец умер и что теперь существуют два мистера Мерфи!

Она вдруг осеклась и закусила губу, пытаясь вспомнить все, что сказала тому человеку.

– А как ты его нашла? – спросил Холт.

– Да я и не искала! Он сам зашел к нам в дом, расспрашивая, нет ли какой работы, предлагая почистить конюшню, присмотреть за лошадьми или... или съездить куда-нибудь с поручением.

Внезапно Эйнджел осознала, что появление того человека в Бель-Монтань было вовсе не случайным.

– Теперь я припоминаю, он сказал, что родом из округа Колорадо. И еще, он знал о смерти моего отца, хотя я ничего не говорила ему об этом.

– Какое странное совпадение, тебе не кажется? Эйнджел вспыхнула от возмущения.

– Тогда я была слишком убита горем, чтобы так рассуждать. Мне показалось, что сам Бог послал его мне. Поэтому я заплатила ему, чтобы он передал мое письмо мистеру Мерфи.

– Только я его не получал и ничего о тебе не знал!

Ему хотелось верить ей, но слишком часто прекрасные голубые глаза женщины обманывали и не таких, как он. Холт не мог рисковать.

– Ты останешься здесь, – резко сказал он, отводя Эйнджел от окна к кровати. – Я закажу тебе обед в номер. Ты не должна выходить отсюда, поняла?

Эйнджел кивнула с несчастным видом. Она отлично понимала, что Холт не доверяет ей.

– А ты куда? – тихо спросила она.

– Думаю, тебе пока об этом не надо знать. – Его жесткий взгляд чуть не пригвоздил ее к стене.

Не сказав больше ни слова, Холт вышел, оставив ее одну.

Холта не было уже три часа. Эйнджел слонялась по комнате из угла в угол, не зная, что и думать. Едва прикоснувшись к ленчу, поданному ей в номер, она по дошла к окну, но там не было ничего интересного... Даже мужчина, шпионивший за ними, куда-то исчез. Возможно, он пошел вслед за Холтом, когда тот вышел из гостиницы.

Что плохого в том, что она спустится вниз, в ресторан, поужинать? Холт давно уже должен был вернуться, но его все не было, а ужин в номер, насколько ей было известно, он не заказывал. Будучи замужем, Эйнджел носила на руке золотое обручальное кольцо, которое когда-то принадлежало ее матери. Вряд ли кто-то станет приставать к замужней женщине, если она спустится в гостиничный ресторан, чтобы спокойно поужинать.

Настроение Эйнджел значительно улучшилось, когда она, перед тем как выйти из номера, оглядела себя в зеркало. Приятно было вновь надеть модное платье! Надо бы спросить Холта, откуда он так хорошо разбирается в фасонах и размерах женской одежды. Впрочем, зачем ей это знать?

Она спустилась вниз, чувствуя себя в чем-то вино ватой перед Холтом – ведь она ослушалась его приказания. Однако вряд ли бы ему понравилось, если бы она сидела голодной до его прихода. Остановившись у входа в обеденный зал, Эйнджел почувствовала на себе удив ленный взгляд клерка, стоявшего за стойкой конторки. Она одарила его ослепительной улыбкой южной красотки, и бедняга застыл от изумления.

Небольшой французский ресторанчик, размещавшийся на первом этаже гостинцы, был весьма приличным и чистым. В обеденном зале сидело всего лишь несколько пар. С первого взгляда ей тут понравилось.

– Вы ищете кого-то, мадемуазель? – метрдотель широко улыбнулся, показывая ряд белых зубов.

– Да, моего мужа, но его здесь еще нет, – ответила она на отличном французском, чем немало удивила ставшего вдруг крайне почтительным метрдотеля.

– Не хотите ли подождать мужа за столиком, мадам?

Эйнджел кивнула в знак согласия, и метрдотель про вел ее к удобно расположенному столику, зарезервированному для особо почетных гостей. Благодарная улыбка Эйнджел обещала неплохие чаевые. Подав ей меню, метрдотель удалился, потирая руки в предвкушении.

36
{"b":"18500","o":1}