ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну что вы, мистер Миллер, кто лучше вас знает этих лошадей!

Ее лесть достигла цели.

– Не хотите ли взглянуть на лошадей, миссис? – неожиданно предложил Джек. Такое предложение означало его расположение к молодой леди. Далеко не каждый гость в этом доме мог похвастаться этим.

– С удовольствием! – хитро улыбаясь, ответила Эйнджел.

Вслед за Миллером она вошла в сухую и чистую конюшню, в которой было так тепло, что она скинула с головы капюшон накидки, прислушиваясь к монологу работника.

– Вот эту кобылу зовут Джуно, – сказал он, поглаживая морду высокой пегой лошади. Эйнджел тоже протянула руку, чтобы животное сначала понюхало ее – так она всегда знакомилась с лошадьми.

– Это ведь тягловая лошадь, да? Джек кивнул, удивленный ее познаниями.

– Хозяйка называет их шаерами, а я – тяжеловозами. Это очень мощные лошади. Миссис привезла их г из Англии лет пять назад.

– А это, должно быть, ее дружок, – догадалась Эйнджел, подойдя к соседнему стойлу, где стояла почти точно такая же лошадь, с любопытством поглядывавшая на Эйнджел.

– Да, это Юпитер. Хотя он и жеребец, но совсем не злобного нрава, – откликнулся Миллер.

– Какие они большие и сильные, – пробормотала Эйнджел, почесывая лошадь за ухом и раздумывая, сумеет ли она справиться с такой упряжкой. Очень скоро она выяснила, что во всей конюшне самыми сильными и выносливыми были именно эти тяжеловозы.

– А вот это и есть Меркурий. Странные имена дает хозяйка своим лошадям. Впрочем, это не мое дело. – Джек махнул рукой в сторону поджарого верхового коня, явно не одобряя его экстерьер.

– А я и не знала, что миссис Максвелл увлекается мифологией, – произнесла Эйнджел. – Надо будет подарить ей книгу по мифологии на ее день рождения.

Недоуменно пожав плечами, Джек повел ее дальше смотреть на других лошадей и прекрасного качества сбруи. К концу осмотра Эйнджел уже запомнила все проходы в конюшне и знала почти все о характере каждой лошади. К тому же она нашла нового друга в лице этого немолодого уже человека, Джека Миллера, которого многие считали угрюмым и недружелюбным. Теперь она была готова приступить ко второй части своего плана.

Эйнджел нелегко будет обмануть доверие Миллера, но она твердо пообещала Холту отправиться на прииск. Еще раз поблагодарив Джека и одарив его приветливой улыбкой, Эйнджел вышла из конюшни и направилась к дому. Приближался вечер. Скоро надо будет приводить план в действие, но не раньше, чем Миллер закончит свою работу. Он сказал ей, что живет в небольшой хижине в миле от дома тетушки Клары. Эйнджел вовсе не хотелось отправляться в путь уже в темноте, но выбора у нее не было. Зато у нее было достаточно времени, чтобы спокойно собраться в дальний путь по зимней дороге.

Сказав Дульчибел, что из-за ужасной головной боли она пораньше ляжет спать, Эйнджел поспешила удалиться в свою комнату, чтобы собрать всю имевшуюся у нее теплую одежду. Она даже сняла со своей кровати все теплые одеяла, а также заглянула в соседнюю комнату, предназначенную для гостей, собрав все теплые одеяла и там. Позже, когда все в доме улягутся спать, она спустится вниз в кухню и запасется продовольствием.

Случайно взглянув на свое отражение в зеркале, Эйнджел испуганно поднесла руку к лицу. Щеки го рели от волнения, волосы растрепались, но сейчас она себе нравилась! Она, умная и честная Эйнджел Макклауд-Мерфи, собиралась ограбить кладовую, украсть лошадей и очертя голову броситься в кромешную тьму, словно какой-то отчаянный головорез! Она едва слышно засмеялась. Оставалось только надеяться, что тетушка Клара все поймет. Эйнджел даже казалось, что она не только поймет ее, но и от всего сердца одобрит такой поступок.

Глава 21

В ночной тишине Эйнджел казалось, что малейший скрип кожаной сбруи слишком громко раздавался по всей конюшне. Наконец она вывела и запрягла лошадей в фургон на полозьях. Усевшись на место кучера, она, обернувшись, быстрым взглядом окинула свой немалый груз, тщательно упакованный в промасленную парусину, и еще раз проверила, на месте ли ружье, спрятанное у нее на коленях под меховой полостью.

В непосредственной близости от дома Эйнджел не рискнула зажечь фонарь, поэтому ей пришлось по памяти управлять упряжкой, осторожным шагом двигавшейся по заснеженной аллее. В небе сиял тоненький серебряный серпик нарождавшейся луны, света которой хватало лишь на то, чтобы ели, стоявшие вокруг дома, превратились в жуткие колдовские создания. В какой-то момент ей ужасно захотелось бросить эту глупую затею и, поставив сонных Джуно и Юпитера обратно в стойло, вернуться в блаженное тепло своей постели. Но Эйнджел знала, что никогда не простит себе такого малодушия. Ведь это была просьба Холта, бесценный знак его возросшего доверия к ней. И хотя она прекрасно понимала, что Холт никогда не попросил бы ее об этом, будь жива Лили Валентайн или же если бы узнал о ее беременности, она все же была полна решимости оправдать его доверие, несмотря ни на какой риск.

Если она поедет медленно, если в пути не замерзнет, если найдет хорошую дорогу к прииску... Тогда это будет так же просто, как вонзить горячий нож в масло, подумала Эйнджел. Она очень тепло оделась, натянула на руки три пары перчаток и обмотала шею и подбородок шерстяным шарфом так, что оттуда торчали лишь глаза. По ее расчетам, она должна была добраться до прииска за два-три часа. Лошади с поразительной легкостью тащили по снегу фургон с грузом провизии и одежды.

Казалось, все благоприятствовало успеху затеянного ею предприятия. К тому времени, когда Эйнджел добралась до развилки, ветер совсем стих, и она почти не чувствовала холода. Остановив лошадей, она зажгла фонарь и осторожно повесила его над местом кучера, чтобы по мере возможности освещать дорогу. Лошади терпеливо ждали, пока она закончила прилаживать фонарь, и послушно тронулись в сторону прииска. Дорога пошла заметно вверх, но лошади, казалось, не замечали подъема. Эйнджел даже рискнула слегка ударить их по спинам, чтобы они бежали быстрее.

Долгое время в тишине ночи раздавалось лишь мягкое приглушенное цоканье лошадиных копыт да скрип полозьев по свежему снегу. Один-два раза Эйнджел показалось, что она слышит отдаленный вой койота или собаки, поскольку волков здесь уже не осталось, как уверяла она сама себя. Настороженно прислушиваясь, лошади, тем не менее, не прекращали свой ровный быстрый бег по снегу.

Постепенно вой прекратился, и Эйнджел настолько расслабилась, что даже не заметила, как заснула. Она не знала, сколько проспала, но проснулась от того, что лошади внезапно остановились. Отряхивая с ресниц налипший снег, она почувствовала, что замерзла. С трудом подобрав непослушными руками упавшие вожжи, она причмокнула и попыталась тронуть лошадей, но те стояли как вкопанные и лишь нервно поводили ушами. Полагаясь на инстинкт животных, Эйнджел стала вглядываться в кромешную тьму, но ничего не слышала и не видела, кроме мерцающего света фонаря. И вдруг Эйнджел поняла, что лошади стоят перед самой шахтой!

– Я сделала это! – с тихой радостью сказала она сама себе, однако радость мгновенно испарилась, когда Джуно, захрапев, попятилась назад. В темноте Эйнджел успела разглядеть чью-то руку, крепко взявшую кобылу под уздцы. Тут же из темноты показалась другая рука и взяла под уздцы Юпитера, и, прежде чем Эйнджел успела схватиться за ружье, она уже была окружена дюжиной лиц, глядевших на нее блестящими темными глазами.

Словно во сне Эйнджел увидела, как от деревьев отделился человек в тяжелой меховой одежде с почти квадратным лицом, хорошо видным даже при слабом свете фонаря. Потом она разглядела длинные седые косички, свисавшие по обе стороны лица со впалыми щеками, и поняла, что это индейцы. Странно, но она не почувствовала страха.

Человек в меховой одежде заговорил на непонятном ей языке, и Эйнджел энергично помотала головой в знак того, что не понимает его. Он неторопливо повторил свою фразу, но теперь уже на ломаном английском:

61
{"b":"18500","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Наследие великанов
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Рабы Microsoft
Черная кость
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Нора Вебстер