ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какая ерунда! – выпалила Рейчел и стала спускаться вниз по лестнице. Сейчас она была очень похожа на свою весьма своенравную тетушку Клару.

Возмущенно ахая, Пруденс бросилась за ней вслед.

– Если ты ослушаешься меня, Рейчел Эстер, лучше не возвращайся домой!

Рейчел приостановилась, услышав такое драматическое заявление, потом повернулась к матери и усталым голосом проговорила:

– Очень хорошо, мама. Я поживу у тети Клары до свадьбы.

Миссис Максвелл открыла и закрыла рот, как рыба, вытащенная из воды на сушу, и, резко повернувшись, гневно застучала каблуками вверх по лестнице.

Вздохнув, Рейчел взяла сумочку и уже собиралась выйти из дома, когда увидела в дверях поклонника своей матери.

– Доброе утро, мистер Бриндл, – равнодушно приветствовала его Рейчел. Ей не нравился этот чело век, хотя она и не могла точно сказать почему. Он был толстоват и неряшлив, и в нем не было ни капли мужского обаяния. Но главное, он не был искренним с Пруденс. В этом Рейчел была уверена.

– Мисс Максвелл! – приветствовал ее Бриндл, кланяясь так низко, как только это позволял его огромный живот. В первый раз Рейчел заметила на его голове явственную плешь.

– Простите, но я очень спешу, – сухо сказала она. – Мама у себя наверху, ведь вы пришли к ней?

– Собственно говоря, – начал Бриндл, – я бы хотел повидать и вас, моя дорогая, поздравить вас с помолвкой и выразить искреннее сожаление, что не смог приехать на бал, посвященный этому событию. Подагра, знаете ли... – И он деликатно покашлял, прикрыв рот пухлой рукой.

– Ах да, конечно! Ничего страшного, мистер Бриндл! – от нетерпения Рейчел переминалась с ноги на ногу. – Мама будет рада вас видеть.

– Дорогая Пруденс, – задумчиво произнес Бриндл, словно не замечая попыток Рейчел отделаться от него. – Сожалею, но мне придется огорчить ее, в конце концов. Я приехал, чтобы попрощаться.

– Да? – Рейчел не знала, что сказать.

– Увы. Боюсь, я ввел ее в заблуждение своими слабыми попытками поухаживать за ней. Знаете ли, я просто хотел скоротать время до первого дилижанса, а весной отправиться домой.

От вынужденной улыбки лицо Рейчел уже устало, и она поспешно проговорила:

– Понятно! Какое несчастье для мамы! А теперь извините, но мне надо идти...

– Ну конечно, моя дорогая, конечно... – Он снова поклонился ей. – Передавайте привет вашей подруге, Эйнджел Макклауд. Этой зимой она часто приглашала меня на разные вечеринки, но я так ни разу и не принял приглашения из-за... из-за подагры.

– Хорошо. До свидания, мистер Бриндл! – Решительно повернувшись, Рейчел поспешно вышла из дома.

Она была уже на полпути к тюрьме, когда вдруг поняла, что ей что-то не понравилось в словах мистера Бриндла. Внезапно ее осенило! Он назвал девичью фамилию Эйнджел, которой он не мог знать, если только...

– Боже мой! – ахнула Рейчел и, наклонившись к удивленному кучеру, прокричала ему в ухо: – Гони, Билли, скорее! Речь идет о жизни и смерти!

– Крэддок здесь? – Холт побледнел, ухватившись за железные прутья решетки, отделявшей его от свободной жизни. – Ты уверена?

Рейчел энергично кивнула.

– Раньше мне ив голову не приходило связать одни факты с другими! В качестве мистера Бриндла он ни разу не явился туда, где мог бы случайно встретиться с Эйнджел, а все думали, что он просто богатый затвор ник с причудами. Теперь-то я понимаю, что он просто использовал мою мать, чтобы знать все, что делает Эйнджел, куда ездит и с кем встречается. Хотя, по правде, я не совсем понимаю, зачем это ему.

– Зато я понимаю, – мрачно произнес Холт, вспоминая неудавшуюся попытку Крэддока мошенническим способом обыграть Эйнджел в карты в Денвере.

В бессильной ярости он стал расхаживать из угла в угол по тесной камере.

– Что же нам делать? – воскликнула Рейчел.

– Нам? – горько усмехнулся Холт. – Боюсь, тебе придется действовать в одиночку, пока мне не удастся выбраться отсюда. Первым делом ты должна предупредить Эйнджел!

– Слава Богу, у тетушки Клары она в безопасности! – вздохнула Рейчел.

– Сделай так, чтобы она оставалась у твоей тетушки, пока я не выберусь отсюда, – продолжал инструктировать ее Холт, – попроси Клару не спускать с нее глаз! Крэддок очень опасен и совершенно непредсказуем! Мне и в голову не приходило, что страсть к моей жене может у него так далеко зайти!

– Я попрошу Нила следить за каждым шагом Крэддока в городе, – решила Рейчел. – Ему известно, где живет этот мерзкий человек, и в качестве священника он может совершенно спокойно ездить по го роду, навещая людей, нуждающихся в его помощи.

Холт рассеянно кивнул, пребывая в полном отчаянии от своего заключения и невозможности помочь любимой женщине. За эти долгие дни и ночи, проведенные им в тюрьме, он понял, что всем сердцем и душой любит Эйнджел и готов отдать все на свете, чтобы загладить все те обиды, которые он нанес ей. Он осознал, что неоднократно причинял ей боль, а ведь она была не менее гордой, чем он сам. Черт побери! Какой же он идиот! Если бы они тогда остались в Денвере... А теперь он втянул свою любимую в опаснейшую игру, в которой она могла страшно пострадать! Единственным, пусть и слабым утешением было то, что она жила у Клары Максвелл и Крэддоку не так-то легко проникнуть в тот дом.

– Первым делом я отправлюсь в Чистый Ручей, – сказала Рейчел. – Не теряй надежды, Холт! Само про видение послало этого федерального представителя. Теперь Перри придется отложить суд, пока капитан не получит удовлетворительного объяснения по поводу этой не мыслимой государственной измены.

– На что могут уйти месяцы, – кисло проговорил Холт. – Как ты думаешь, когда они поставят здесь печку?

Он дрожал всем телом даже под теплыми одеялами, которые принесла ему Рейчел, и она про себя отметила, что нужно принести Холту что-нибудь из одежды отца, даже если Пруденс будет возражать и кричать на весь город. Пусть эти вещи послужат теперь живому чело веку, твердо решила Рейчел. Наконец она попрощалась с Холтом и поспешно вышла к ожидавшим ее саням.

Добравшись до прииска, Эйнджел остановила лошадей и огляделась в поисках хоть каких-нибудь признаков местонахождения индейцев. Вигвама не было, шахта тоже казалась опустевшей, и только множество следов на снегу, уходивших на север, свидетельствовали о том, что здесь кто-то был.

Они ушли! Эйнджел вздохнула с облегчением. Осторожно сойдя с козел, она подошла к шахте, чтобы проверить, не остался ли там кто-нибудь. При одном только виде этой огромной, зияющей черной дыры, уходившей в глубь земных недр, ее охватил знакомый ужас, но она заставила себя войти в туннель.

– Эй, есть тут кто-нибудь? – негромко крикнула Эйнджел, и от звука ее голоса со свода свалился ком снега. Эхо бесконечно повторяло ее вопрос.

Ветерок тихо шевелил ветки огромных сосен. Подождав, Эйнджел направилась обратно к фургону. Отворачиваясь от снежной пыли, летевшей с деревьев, она заметила, как на опушку выехал всадник, и автоматически схватилась за пистолет, который, как выяснилось, забыла в фургоне.

Узнав во всаднике Нила на своем гнедом мерине, она облегченно вздохнула. И, помахав ему рукой, двинулась по глубокому снегу ему навстречу.

Эйнджел показалось, что он как-то странно смотрит на нее.

– Нил, что с тобой? – встревожено спросила она.

– Это правда? – резко спросил он. – Ты беременна?

Она удивленно кивнула, не понимая, почему его обычно спокойный голос звучал сейчас так высоко и напряженно.

– Так вот почему ты поехал вслед за мной? Ты боишься за меня?

Какое-то мгновение он молча смотрел на нее холодным и отстраненным взглядом, а потом грубо засмеялся.

– О нет, миссис Мерфи, как раз наоборот! Что-то в его смехе насторожило ее, но она не сразу почувствовала серьезную опасность.

– Тогда... тебе должно быть известно о...

– Об индейцах? Ну конечно, известно, – презрительно сказал он. – Холт уже много лет помогает этим грязным дикарям, он даже снабжает их оружием, чтобы они могли убивать богобоязненных христиан! Теперь ты понимаешь, за кого ты вышла замуж, Эйнджел? Какой подонок этот твой Холт!

66
{"b":"18500","o":1}