ЛитМир - Электронная Библиотека

Александра углубилась в узкие улочки. Здесь было еще темнее, потому что лома загораживали последние лучи заходящего солнца. Тени вокруг сгущались, и девушка зябко вздрогнула. Сама того не сознавая, она направилась туда, где слышались голоса, в мрачную путаницу переулков.

Но, свернув на одну, потом на другую тускло освещенную улочку, Александра, к своему ужасу, поняла, что вряд ли набредет на церковь – по пути ей встречалось все больше пьяных матросов, бесцеремонно окликавших ее, хватавших за руки.

Уличные фонари разливали бледный свет, и Александра сообразила, что находится отнюдь не в самом приличном квартале города. Она пошла еще быстрее; сердце тревожно сжималось от страха. Какой-то прохожий внезапно дернул ее за шаль, и что-то тихо предложил. Она не поверила своим ушам. Боже, неужели человек способен на подобное?!

Изнемогая от усталости, девушка наконец остановилась. Она оказалась на узкой улице, застроенной двух – и трехэтажными зданиями. Из распахнутых окон доносились громкая дребезжащая музыка, визгливый женский смех и мужское пение. Звуки фортепиано и скрипок наполняли воздух. Александра смотрела на грубых, плохо одетых людей, понимая, что случайно забрела в крайне опасное место.

Что ей делать?

Погруженная в собственные мысли, девушка не заметила, как перед ней остановился матрос гигантского роста и рывком притянул ее к себе. Она отчаянно заколотила кулачками по широкой мускулистой груди.

– Где твой дом, милашка? Да ты резвая штучка! – громко воскликнул он, дерзко лаская ее бедра.

Александра вскрикнула, пытаясь его ударить. Но он, смеясь, сжал ее руки огромной ладонью.

– Какая горячая девчонка, таких я люблю! Не волнуйся, у меня есть денежки. Только успел сойти на берег! Постарайся для меня, и я все на тебя потрачу, – бормотал он, шаря руками по ее телу, нащупывая полные груди. – О, – простонал он, – да ты красотка, настоящая красотка!

Александра слепо отбивалась, но он лишь крепче сжимал ее талию одной рукой, а другой мял груди, стараясь добраться до обнаженной плоти.

– Пусти меня! – взмолилась девушка, не в силах осознать, что незнакомец ласкает ее прямо на улице.

– Похоже, ты любишь немного поиграть с мужчиной? Будь по-твоему. Так где же ты живешь?

– Нигде, ты... мерзкий слизняк! Немедленно убирайся!

– Нигде? С таким-то личиком? А я-то думал, у тебя своя комната. Ну что ж, мне все равно, подойдет любой тупик. Куда ты обычно водишь клиентов?

– Нет! – взвизгнула Александра, вырываясь из его объятий. Отскочив, она помчалась по улице. Длинная юбка путалась в ногах, поэтому девушка подобрала ее и побежала дальше, наталкиваясь на людей, отбиваясь от назойливых рук, пока не споткнулась о лежавшего на тротуаре пьяницу. Александра упала, но тут же вскочила и, не обращая внимания на исцарапанные до крови ладони, бросилась дальше.

За спиной слышался топот ног: вероятно, охваченный похотью матрос не унимался и продолжал ее преследовать. Как вырваться из этого лабиринта ужаса?

Улица казалась бесконечной и кишела нетрезвыми мужчинами и полураздетыми женщинами. Александра никогда не видела ничего подобного и не представляла, что такие места существуют.

Неожиданно чьи-то руки схватили ее. Девушка завопила от страха, очутившись в кругу весело гогочущих матросов.

Нагло разглядывая добычу, они щипали Александру, толкали во все стороны и наконец, затащив ее в темный угол, швырнули на землю. Девушка судорожно сжалась в комочек, не зная, как убежать.

– Можно подумать, красотка, ты и в самом деле собралась ускользнуть от нас! Ну и строптивая же кобылка! Неплохо бы тебя усмирить! Пришлось позвать на помощь моих дружков. Всегда рад поделиться с приятелями! Говорил же я вам, что она та еще штучка!

Остальные с готовностью согласились с ним, подкрадываясь ближе.

– Пожалуйста, прошу вас, вы не поняли! Я случайно попала сюда! – заплакала Александра.

– Видите, она и впрямь не прочь поиграть с мужчинами. Нравится задирать нос и делать вид, что ты особенная? Верно, милашка?

– Нет! Нет! Отстаньте от меня! Я закричу!

Но матросы, смеясь, надвигались на нее. Один из них громко рявкнул:

– Ори сколько хочешь, девка! На Галлатин-стрит всегда кто-нибудь кричит! Никому до этого нет дела, а полиция сюда никогда не заглядывает. Еще бы! Кто знает, что тут с ними сделают!

Насильников было трое, все настоящие великаны, с огромными ручищами, которые легко могли бы разорвать ее. Но на смену страху пришло неукротимое бешенство, и девушка была готова на все, лишь бы этот сброд не прикасался к ней. Как только первый матрос наклонился поближе, она хлестко ударила его по лицу и выкрикнула:

– Убирайся, грязное животное!

Он зарычал, потирая челюсть, и снова нагнулся, но тут же замер при звуках резкого женского голоса, зазвеневшего сталью в относительно тихом переулке.

– Ну-ка, парни, немедленно отойдите! Не годится силой брать леди с Галлатин-стрит! У меня есть для вас подходящее место с мягкими постелями и услужливыми девушками. Ну же, не тратьте на нее время. Идемте со мной!

Александра едва смела дышать, с тревогой следя за матросами. Послушаются ли они этой женщины?

Все трое обернулись. Свет уличных фонарей обрисовал стройную фигуру. Лицо оставалось в тени. Мужчины на мгновение заколебались, раздумывая, что предпринять.

– Эй, парни, не могу же я стоять здесь всю ночь! Сегодня в порту много кораблей, и у девочек полно работы! Лучше пораньше бросить якорь в приличном заведении!

Эти слова, казалось, решили дело. Матросы поспешно последовали за незнакомкой. Последний ущипнул Александру и, швырнув несколько монет, оставил ее лежать на грязной, усыпанной мусором земле.

Александра, скорчившись, долго не двигалась, пытаясь собраться с мыслями. Ее снова едва не изнасиловали!

У девушки не было сил пошевелиться. Сколько еще злой рок будет преследовать ее? Не лучше ли было остаться в Нью-Йорке? По крайней мере ничего этого не случилось бы. И все же ее изнасиловали и там, в собственном доме!

Она с неожиданной нежностью вспомнила о Джейке. Он никогда бы не причинил ей боли. Но нет, не стоит о нем думать. Джейк навсегда ушел из ее жизни. Сейчас самое главное – поскорее выбраться отсюда и найти церковь, где уж, конечно, она будет в безопасности.

Александра нащупала монеты, брошенные матросом, и хрипло рассмеялась. Так ей заплатили, посчитав проституткой. Зато теперь у нее есть деньги! Девушка молча поклялась не поддаваться слабости и ужасу. Пусть ее постоянно преследуют мужчины, она сумеет о себе позаботиться! В конце концов она Кларк, а Кларки всегда ухитрялись выжить в самых тяжелых обстоятельствах.

Жестко прищурив глаза, она стиснула монеты и встала. Придется играть по правилам этого сурового мира!

Потянувшись к шали, она вдруг поняла, что эта дешевая вещичка вместе с низко вырезанным платьем, пропитанным виски, лучше всяких слов накладывает на нее клеймо шлюхи. Что ж, она исполнит эту роль... правда, до определенного момента. Сделает все необходимое, лишь бы оставить позади это проклятое место.

Набросив шаль на плечи и откинув со лба непокорные локоны, Александра смело вышла на Галлатин-стрит. Здесь было полно народа: оборванные матросы, карманники, душители, открыто помахивающие смертельными удавками, грабители, нападавшие на запоздалых пешеходов, крестьян и моряков, искавших развлечений в веселом квартале.

Александра ловко скользила между прохожими, весело отвечая на оклики мужчин, и с деланным сожалением отказываясь от предложений. В желающих провести с ней ночь не было недостатка, и она вновь ощутила свое женское могущество.

План прекрасно удался, и она притерпелась к шуму, щипкам, мимолетным ласкам и грубым шуткам. И поскольку ее принимали за свою, никому в голову не приходило изнасиловать или обидеть девушку.

Но когда Александра уже была близка к цели, какой-то мужчина схватил ее за руку и рывком затащил в убогий дансинг. После полутемной улицы глаза девушки никак не могли привыкнуть к яркому свету, и она недоуменно заморгала.

20
{"b":"1851","o":1}