ЛитМир - Электронная Библиотека

– Клиентов нынче уйма, – настойчиво шептал ей хозяин. – Тебе повезло – такую красотку любой рад потискать! Правила ты знаешь: десять процентов с каждой выпивки и все чаевые, которые сумеешь содрать с этих дураков. Бьюсь об заклад, что наберется немало. Если хорошенько потрудишься сегодня, можешь приходить сюда каждый вечер.

Он сладострастно уставился на Алекс маленькими глазками-пуговичками, обдавая ее смрадным дыханием.

– Я... я...

– Не благодари. Дела идут неплохо, и такая милашка всегда нам пригодится. Но помни, ты должна заплатить вперед за комнату наверху, как все потаскушки. Не вижу причин делать для тебя исключение.

И, выхватив из ладони девушки деньги, он втолкнул ее в комнату. Александра отступила, пытаясь незаметно выскользнуть, но в этот момент грязный оборванец схватил ее за талию и потащил куда-то. Она даже не успела отказаться или запротестовать, поскольку мужчина смахивал на медведя-гризли и не собирался отпускать добычу.

Александра украдкой огляделась. Вдоль стены первой комнаты шла стойка бара, напротив которой на высоких табуретах сидели вышибалы – четверо гигантов, вооруженных дубинками, пращами, ножами и медными кастетами. Александра в изумлении открыла рот. Незнакомец увлек ее во второй зал. Один из вышибал одобрительно кивнул, оценивающе разглядывая девушку. Та быстро отвела глаза, боясь, что неотесанный великан заинтересуется ею.

Вторая комната, как оказалось, и была собственно дансинг-холлом, где тапер тренькал на расстроенном пианино. Ему вторили скрипка и помятый тромбон. Женщины с распущенными длинными волосами все до одной были в коротких ситцевых платьях и грязных стоптанных туфельках. Они танцевали, если эти грубые разнузданные движения можно было назвать танцем. Их партнеры – мрачные чернобородые мужчины в красных рубашках, как две капли воды напоминали пиратов Жана Лафитта.

На лицах присутствующих была написана такая мрачная решимость, что невольное любопытство разобрало девушку. Интересно, смеются ли когда-нибудь эти люди и бывает ли у них хоть изредка хорошее настроение? Женщины, когда-то, вероятно, довольно миловидные, уже давно увяли. Однако мужчины явно не сетовали, очевидно, не рассчитывая на большее.

– Сюда, красотка, – позвал незнакомец, приведший Александру. – Здесь ты сможешь поразвлечься вволю. Как тебя зовут?

– Александра, – пробормотала она, надеясь, что он не расслышит, и жалея, что не назвала другое имя.

– Ленни! Вот и чудесно. Выпей-ка! Обычаи везде одинаковы!

Он поднес стакан к губам Александры. Противиться не имело смысла – ей же придется хуже. Надо делать вид, что смирилась, пока не удастся сбежать. Она глотнула отвратительно пахнущую жидкость, гадая, чисто ли вымыт стакан. Но дрянное виски обожгло горло, и девушка задохнулась и закашлялась.

Мужчина, сочувственно качая головой, похлопал ее по спине.

– Не так уж и плохо, крошка. В этой дыре лучшего не получишь.

Горло и пищевод горели огнем, и девушка, насилу отдышавшись, выдавила:

– Вам это нравится?

Мужчина невольно ухмыльнулся:

– Нравится? В жизни об этом не думал. Кто пьет ради вкуса?

Александра тупо кивнула. Плохо очищенное спиртное, однако, немного согрело ее и расслабило. Она не знала, что длинное платье, яркая шаль и сверкающие волосы произвели в зале настоящий фурор. Мужчины просто наслаждались невиданным зрелищем. Женщины же насторожились. У них имелись свой строгий кодекс поведения и манера одеваться, и ту, что осмеливалась его нарушить, ждали большие неприятности. Александра, сама того не ведая, слишком выделялась среди них, и последствия не замедлили сказаться. Потаскухи решили проучить дерзкую пришёлицу.

Не успел спутник Александры вывести ее на середину зала, как одна из самых закаленных ветеранок заведения шагнула им навстречу и застыла перед девушкой, вызывающе упершись руками в бедра и расставив ноги. Провожатый Александры мгновенно испарился. Он уже видел подобные стычки раньше, и ему отнюдь не улыбалось быть замешанным в драку двух шлюх. Кроме того, уличные девчонки могут за себя постоять.

Оглядев Александру, женщина громко сообщила:

– Я Ванда. Ты здесь новенькая, милашка?

Александра нерешительно осмотрелась, заметив, что танцующие пары остановились и образовали нечто вроде круга.

– Д-да. Я Ленни.

– Ленни, вот как! Ну, Ленни, о чем ты думала, заявившись сюда в таком виде? – презрительно фыркнула Ванда.

– Больше у меня ничего нет, – пробормотала Александра, чувствуя, что женщина ищет ссоры. Однако она ничуть не испугалась и гадала только, действие ли это спиртного или запоздалая реакция на недавнюю сцену в переулке.

– Ха! Рассказывай кому другому, потаскуха! Тебе ни к чему такая хорошенькая шаль, – воскликнула Ванда, сорвав ее с плеч Александры и подбросив в воздух. Шаль упала в толпу; была мгновенно разорвана и брошена назад Александре. Девушка взглянула на валявшиеся на полу лохмотья, потом снова на Ванду, но ничего не сказала. Сердце бешено колотилось. Ванда скривила губы в презрительной усмешке.

– Видишь, лапочка, тебе она не понадобилась. И такое длинное платье тоже не нужно.

Она протянула руку и вцепилась в тонкую ткань. Шелк затрещал и начал расползаться. Терпению Александры пришел конец. Хищно ощерившись, она оттолкнула женщину. Ванда зарычала и злобно блеснула глазами. Соперницы стали топтаться напротив друг друга, не отводя настороженных глаз. Александра была слишком разъярена, чтобы испытывать страх. Из толпы раздавались одобрительные возгласы. Наиболее азартные стали заключать пари. Большинство, однако, стояло за Ванду, давнюю и признанную победительницу многих подобных поединков.

Ванда была высокой, ширококостной блондинкой с жесткими голубыми глазами и пухлыми красными губами. Тяжелые прямые волосы ниспадали почти до талии. Судя по мощным бедрам и огромной груди, в ней текла немецкая кровь. Сейчас она напоминала Александре валькирию, деву-воительницу из германских легенд.

Наклонив голову, женщина бросилась вперед, протягивая к Александре руки. Та ловко увернулась. Ванда отскочила в сторону и неожиданно схватила соперницу за плечи. Девушка отчаянно сопротивлялась, но силы были явно неравны. Немка сдавила ее так, что Александре не хватало воздуха. Да ее того гляди просто задушат!

Вне себя от гнева, Александра пнула обидчицу в коленку. Женщина, завопив от боли, разжала руки. Не дав сопернице опомниться, девушка ринулась на нее; острые ноготки оставляли глубокие борозды на светлой коже. Они упали на пол, не выпуская друг друга. Александра ухитрилась разорвать лиф платья Ванды, так что одна массивная грудь вывалилась наружу. Испустив яростный крик, Ванда, в свою очередь, располосовала корсаж противницы, и на всеобщее обозрение явились два матово светящихся холмика, увенчанных розовыми вершинками. Мужчины стонали от похоти, стараясь получше разглядеть соблазнительную сцену.

Но дерущиеся катались клубком по грязному полу у ног собравшихся. Злоба затмевала все остальные эмоции, и сейчас Александре было не до приличий. Женщины боролись: вырывали друг у друга волосы, царапались, щипались, вопили. Но никто не мог взять верх. Зевакам было ясно, что ни одна из них не собирается сдаваться. Лишь когда Ванда замахнулась, чтобы нанести последний решающий удар, один из вышибал схватил немку. Она оглушила его кулаком и снова повернулась к сопернице, которая воспользовалась возможностью, чтобы поставить противнице фонарь под глаз. Ванда охнула и начала отбиваться, но мужчина уже позвал на помощь товарищей. Теперь, к досаде толпы, двое широкоплечих великанов втиснулись между не помнившими себя женщинами. Однако посетители давно усвоили, что с дубинками не поспоришь, и, ворча, стали расходиться. Один вышибала, схватив Александру, потащил ее по лестнице на второй этаж, где находились маленькие комнатки, в которых женщины развлекали клиентов. Девушка пыталась вырваться, но громила сжал огромные ручищи, не давая ей шевельнуться. Второй тянул за собой Ванду.

21
{"b":"1851","o":1}