ЛитМир - Электронная Библиотека

– Могу я присоединиться к вам, мадемуазель? – вежливо осведомилась мадам Лебланк.

Александра нерешительно огляделась и запинаясь произнесла:

– Д-да, пожалуйста.

Женщина невозмутимо опустилась на стул, знаком предложив Александре последовать ее примеру. Александра послушалась, слишком измученная, чтобы задумываться или что-то предпринимать. Она в жизни не сталкивалась с содержательницами публичных домов, а эта интригующая незнакомка выглядела и вела себя как настоящая леди – уже хотя бы это немного успокоило Александру.

– Дорогая, Ванда не упоминала, что вы такая редкостная красавица! Одни ваши волосы могут принести целое состояние, а тело – само совершенство. Правда, я должна увидеть немного больше, прежде чем мы договоримся.

Александра недоуменно уставилась на женщину.

– О, я слишком вас тороплю! Вижу, вы уже поели, но пожалуйста, не стесняйтесь, будьте моей гостьей. Я ненавижу есть одна.

Но девушка продолжала смотреть на нее огромными, широко раскрытыми глазами, сбитая с толку и смущенная.

Официант мгновенно принес заказ мадам: кофе и блюдо, полное пирожных. Александра, благодарно вздохнув, поднесла пирожное ко рту. Пока она ела, все еще наблюдая за мадам Лебланк, креолка вынула из ридикюля маленькую фляжку и налила в обе чашки с кофе янтарной жидкости.

– Кажется, вы нуждаетесь в чем-то покрепче, чем кофе, дорогая, – пояснила она. – У вас усталый вид. Как вы вообще попали на Галлатин-стрит? Это самое злачное место в городе, и такой молодой леди, как вы, следует его избегать.

Участливая речь и кофе, щедро сдобренный бренди, сотворили чудо – к Александре, словно по волшебству, вернулись силы, и она нерешительно улыбнулась креолке.

– Я ценю вашу доброту, мадам Лебланк, но боюсь, вы зря потеряли время, придя сюда.

– Вот как?

– Видите ли, я случайно оказалась на Галлатин-стрит... и была рада как можно скорее унести оттуда ноги.

Женщина коротко рассмеялась, показывая мелкие, идеально ровные зубы.

– Неудивительно, дорогая, эта улица хуже самого ада. Я часто гадаю, почему Ванда не желает уходить оттуда, хотя, наверное... знаю причину. Вам повезло, что вы еще живы.

– Да, теперь я это понимаю.

– Но как вы вообще забрели туда?

– Я только вчера прибыла в Новый Орлеан и совсем не знаю города, поэтому так легко заблудилась.

– Молодая леди, одна, вечером, без сопровождения? Судя по вашему выговору, вы не с Юга. Но если не собираетесь искать места в борделе, что же в таком случае делаете в Новом Орлеане и на какие средства намереваетесь существовать? – спросила она с таким ошеломленным видом, словно говорила с безумной.

Александра доела очередное пирожное и улыбнулась:

– Я ищу родственников близкого друга, не так давно погибшего, и отстала от своих спутников.

Красиво очерченные брови мадам Лебланк слегка приподнялись.

– Понятно. Но как бы я ни хотела иметь вас в своем заведении, все же готова помочь. Как зовут ваших знакомых?

– Джармоны, – тихо ответила девушка. Казалось, это единственное слово потрясло креолку гораздо больше всего сказанного до этого Александрой.

– Джармоны? Вы сказали, Джармоны?

– Да. По-моему, они владеют плантацией или владели еще до войны.

Глаза мадам Лебланк возбужденно блеснули:

– О да, вы совершенно правы. Я прекрасно знаю Джармонов, особенно сыновей.

– Неужели? – охнула Александра, почувствовав небывалое облегчение и не обратив внимания на упоминание о сыновьях. – Они сейчас в Новом Орлеане? Не могу я повидаться с ними?

Женщина подняла руку, чтобы остановить град вопросов.

– Они живут на плантации. Я не вижу мальчиков Джармонов так часто, как раньше, но после войны многое изменилось, и мы делаем все возможное, чтобы выжить.

Александра взглянула в ее глаза, превратившиеся в бездонные озера скорби, и прошептала:

– Мне очень жаль. Я...

– Нет, мадемуазель, все кончено. Наши раны затянутся, или мы умрем, как погиб наш Юг.

Александра растерялась. Она никогда не задумывалась о положении южных штатов, особенно после окончания войны. Но поражение было страшным ударом для южан, и она только сейчас стала это понимать. Война почти не затронула Север, наоборот, бизнес процветал, а ее фирма приносила немало дохода. Армии требовались все новые корабли, и состояние Александры росло не по дням, а по часам. Но что осталось у этих несчастных? Она с ужасом думала о некогда великолепных плантациях. Должно быть, они все разрушены. Но по крайней мере она узнала, что Джармоны живы.

– Наверное, вы хотите присоединиться к своим спутникам, которых потеряли прошлой ночью?

Девушка знала, что мадам ей не верит, и, не желая больше врать, коротко пояснила:

– Я приехала одна. Недалеко от Багам нас застиг шторм, и сундуки с моими вещами были утеряны.

На этот раз Александра заметила в глазах женщины искорки искренней заинтересованности.

– Ванда сказала, что вас зовут Ленни, не так ли?

– Нет, Александра, Алекс, если предпочитаете. Мадам Лебланк довольно улыбнулась, напоминая в эту минуту кошку, слизавшую сметану.

– Александра, ну разумеется! Час от часу не легче, мадемуазель. Стало быть, вы желаете навестить Джармонов, хотя они не ваши родственники?

Александра чувствовала, что женщина откажется помогать, пока не услышит хоть какую-то более или менее правдоподобную историю.

– Как я уже говорила, они родня моего старого друга, который недавно скончался. Я решила приехать и рассказать им о его смерти.

– И кого именно из Джармонов вы собираетесь повидать?

Креолка становилась все настойчивее, но, конечно, сказав правду, Александра не выдаст о себе ничего.

– Элинор и ее сына Джейкоба. Мадам Лебланк язвительно усмехнулась:

– Значит, вы и есть Александра, которая прошлой ночью появилась в Новом Орлеане с целью встретиться с Элинор и Джейкобом Джармонами. Милочка, я положительно счастлива! Поверьте, большей радости вы не могли бы доставить.

Глаза ее снова сверкнули каким-то непонятным блеском, и Александра насторожилась. Захочет ли эта женщина ей помочь? И настолько ли она бескорыстна, как хочет показать? Но невзирая ни на что, Алекс должна добраться до плантации Джармонов.

– Мадам Лебланк, видите ли, я действительно хочу повидаться с ними и буду признательна, если вы расскажете, как туда добраться.

Креолка рассмеялась, и по телу Александры почему-то пробежал озноб.

– Дорогая, вы, очевидно, всю жизнь прожили в городе и не представляете, сколько миль придется проехать, чтобы очутиться на плантации. Это трудное путешествие, а по дорогам рыщет всякая шваль, готовая на все, чтобы заполучить такую красавицу, как вы. Будь вы даже прилично одеты, все равно не сумели бы пешком пройти такое расстояние, и если вас не убьют по дороге, то уж точно изнасилуют.

Александра побелела, только сейчас осознав правоту мадам. Сдаться, когда она так близка к цели! О, если бы можно было послать за деньгами, все проблемы легко разрешились бы.

– Я не представляла...

– Очевидно. Но чем вы отплатите мне, если я помогу вам добраться до плантации Джармонов?

Александра побледнела еще больше, но не от страха. Она не знала, что придется платить этой женщине, но, конечно, такие, как мадам Лебланк, своего не упустят!

– Сейчас у меня нет денег, но я их достану и щедро отблагодарю вас.

– Не пойдет, милочка! – фыркнула мадам. – Мне это попросту невыгодно.

– Сожалею, но у меня ничего нет, абсолютно ничего.

– Вы ведь не девственница, не так ли?

– Нет. Меня изнасиловали, – тихо призналась Александра, боясь, что худшее еще впереди.

– Ванда говорила, что в дансинг-холле у вас не было недостатка в клиентах, но спали вы одна. Не слишком умно, дорогая, но, похоже, вам еще многому надо учиться.

– Я не шлюха.

– Вздор, милочка, все женщины шлюхи, даже замужние. У женщин есть много причин продавать себя, но только мы, профессионалки, получаем за свои услуги деньги, и это самое лучшее, что можно придумать.

24
{"b":"1851","o":1}