ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возвращение в Эдем
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Отдел продаж по захвату рынка
Эланус
Шаман. В шаге от дома
Homo Deus. Краткая история будущего
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней

Александра поднялась и, спеша поскорее добраться до спальни, поставила бокал на пианино.

Мадам взяла его и последовала за ней. Креолка улыбалась, но глаза оставались холодными и колючими. Голова девушки неожиданно закружилась. Должно быть, слишком много шампанского...

– Спокойной ночи, дорогая. Приятных снов, – пожелала мадам.

– Спокойной ночи, – отозвалась девушка и стала подниматься наверх, держась за перила.

Очутившись в комнате, Александра задвинула засов и подошла к кровати. Что это с ней творится? Тело горит, и кожу словно покалывают миллионы крошечных игл. Перед глазами все плывет.

Она не раздеваясь рухнула на постель и попыталась расстегнуть лиф. Сзади послышались тихие шаги, и Александра с трудом повернула голову. К ней, широко улыбаясь, приближался довольный Жиль. Александра уставилась на него, недоумевая, каким образом он попал в комнату. Она не слышала стука двери. Кроме того, непонятно, почему она не удивилась при виде Жиля, не потребовала, чтобы он немедленно ушел. По какой-то причине она обрадовалась его появлению!

Девушка томно приподнялась, ощущая, как безумное невыразимое желание растет с каждой секундой. Ее бросало то в жар, то в холод, и она хотела всего, что этот красивый страстный мужчина мог ей дать.

Александра протянула руки, и Жиль прижал ее к груди, осыпая горячими ласками.

Мадам Лебланк злорадно усмехнулась – человек, которого она ждала, наконец-то явился. Она превосходно рассчитала время. Еще бы – она знала его лучше, чем все остальные женщины, покорные его единому взгляду.

Он широкими шагами вошел в комнату, обстановка которой внезапно показалась ему слишком вычурной, слишком аляповатой. И сразу здесь стало тесно и душно.

Боже, ему просто нет равных! Такого другого еще не рождалось на свет. Когда они лежали, сплетаясь в объятиях, он никогда не пытался угодить ей и не произносил признаний в любви. Нет, этот человек всегда брал женщину для собственного удовольствия и тут же забывал о ней. Его не привяжешь к юбке, и все же она жаждала, чтобы он нуждался в ней, любил и желал. Он один мог удовлетворить ее. Жиль, конечно, неплох, но чересчур изнежен и, кроме того, весьма эксцентричен в любви. Этот же – настоящий хищник. Ему никто не был нужен, кроме него самого. По крайней мере до этой минуты.

Мужчина двигался гибко, по-кошачьи неслышно. От его цепкого взгляда не могла укрыться ни одна мелочь. Всегда настороже, как любое дикое животное. Однако при этом хорошо образован, и, когда хотел, его манеры были безупречны. Он так напоминал гордого молодого льва своей песочной гривой и стройным мускулистым телом! Но сегодня она укротит царя зверей! Он наконец-то испытает боль от ее коготков!

Мадам Лебланк снедала ревность. Чем его привлекла эта рыжая дрянь?! Подумать только, всего-навсего какая-то потаскушка янки, нагло задирающая перед ней нос! С чего бы ей так важничать? Ну что ж, скоро он все поймет! А если не поймет, значит, увидит своими глазами!

– Джейк, дорогой, – промурлыкала мадам Лебланк, останавливаясь перед высоким мужчиной.

– Ты, как всегда, неотразима, Белла, хотя в глазах неизменный холодный расчет. Опять что-то замышляешь?

Женщина было нахмурилась, но, тут же кокетливо улыбнувшись, покачала головой:

– Весьма сомнительные комплименты, но иных от тебя и не дождешься!

– Приходится держать оборону, – рассмеялся Джейк. – Ну а как...

– Я думала, ты вернешься раньше, – упрекнула она, подводя его к столу и наливая бокал шампанского.

– Ты купила одежду, Белла? Я не могу надолго задерживаться. Столько дел пришлось переделать! Впервые выдалась свободная минутка, чтобы заглянуть к тебе.

– Значит, ты не был на судне?

– Нет, а что?

– В таком случае у меня для тебя небольшой сюрприз.

– Господи, Белла, мне не до сюрпризов!

– Не собираешься провести со мной ночь?

– У меня нет времени.

– Я понадобилась, чтобы достать одежду для этой Александры, твоей женщины?

Он зловеще насупился, и мадам поняла, что зашла слишком далеко. У Джейка дьявольский нрав, и ему ничего не стоит убить разозлившего его человека.

– Прости, Джейк, я ревную, но ничего не могу с собой поделать.

Лицо мужчины чуть смягчилось.

– Ты в жизни не ревновала, Белла, и не способна на подобные чувства, поскольку горячо любишь только единственного человека на свете – себя. И не пытайся убедить меня в обратном. Мы слишком хорошо и давно знакомы.

Женщина капризно надула полные губки.

– Почему бы тебе не взять меня с собой вместо...

– Я отправляюсь в Техас, Белла, и навсегда. Эта дикая и пустынная местность не для тебя. Ты здесь как рыба в воде: веселье и развлечения – твоя стихия.

– Что поделать, если я родилась квартеронкой?

– Верно, зато ты сумела неплохо воспользоваться знанием человеческой натуры. А теперь, когда в городе полно янки-нуворишей, ты вскоре и сама разбогатеешь. Они ведь не знают о твоем происхождении, не так ли, Белла?

– К чему им знать? – пожала плечами женщина.

Джейк кивнул и сардонически усмехнулся.

– Но ты не скажешь им, правда, Джейк? – с внезапной тревогой прошептала она.

– Нет. Я уезжаю в Техас, и неизвестно, когда вернусь.

Женщина снова надулась.

– Я прекрасно могла бы прожить и там. Ты не женишься на мне, потому что я квартеронка, но зато всегда могу сойти и за белую! И я куда красивее и искуснее в любви, чем любая белая женщина, даже твоя Александра! Если бы я отправилась на Север, как другие квартеронки, никто бы ничего не заподозрил. Правда, у несчастных не было выхода – почти все их покровители погибли на войне или разорились. Но я осталась, Джейк, в ожидании пока ты наконец поймешь, как нам хорошо вместе.

Джейк тяжело вздохнул. Он никогда не слышал от Беллы подобных речей. Она всегда наслаждалась взаимными ласками, но, казалось, не принимала их всерьез и ничего у него не просила. Женитьба? Но из нее получится ужасная жена, и, кроме того, она не протянет в Техасе и полугода, поскольку очень изнеженна. Она не обладала ни силой Александры, ни ее волей к победе. Нет, Белла – прелестное украшение гостиной, прирожденная любовница джентльмена-южанина. Вряд ли она годится на что-либо еще.

– Послушай, Белла, – наконец произнес он, – для тебя не секрет, что мы никогда не станем мужем и женой. Я не из тех, кто женится.

– А как насчет этой Александры?

– С чего ты решила, что я на ней женюсь? В Техасе мне нужна женщина. Там их мало, а она достаточно вынослива, чтобы выжить в том климате. Оставайся на родине, Белла, где тебе все привычно. И забудь о Техасе. Итак, где одежда? – нетерпеливо спросил он. Неожиданно ему захотелось как можно скорее покинуть это место, особенно при воспоминании о золотисто-красных волосах и горящих неукротимым пламенем зеленых глазах.

Он слишком долго пробыл в разлуке с ней. И пусть она каждый раз бешено отбивается, все равно хочет его с такой же силой, как он – ее! Иисусе! Никогда еще не жаждал он ни одну женщину так, как эту! Правда, он ничего не знает об Александре, но какое это имеет значение? Она принадлежит ему навеки. При мысли о янки, изнасиловавшем ее, чтобы принудить к женитьбе, Джейка захлестывало бешенство. Он, только он должен был стать ее первым мужчиной.

У Джейка вскипела кровь, и он выругался про себя. Скорее бы избавиться от Беллы и оставить позади Новый Орлеан! Больше всего на свете ему нужны Техас и Александра. Нет, он не любил ее, но было в этой женщине что-то заставлявшее его забыть о других. Пусть он не в силах утолить страсть, но все равно ее не любит. Это невозможно! Она настоящая дикая кошка и ненавидит его. Ненавидит и желает, хотя не собирается признавать это. Как будет забавно покорить ее! Она и Техас прекрасно подходят друг другу!

– Ну, хочешь увидеть мой сюрприз или собираешься стоять здесь всю ночь в панталонах, которые, как вижу, вот-вот лопнут. Любая из моих девочек гложет дать тебе облегчение, не только эта рыжеволосая сучка, – резко бросила Белла. Она никогда еще не видела Джейка таким – ну что же, тем слаще будет месть.

29
{"b":"1851","o":1}