ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здесь очень одиноко, Александра. Хорошо, что вы приехали. Хотела бы я, чтобы вы познакомились с Джейкобом. Он храбрый мальчик. Мне кажется, вы тоже обладаете мужеством и гордостью. Впрочем, у нас еще будет время об этом поговорить. Сейчас давайте наслаждаться обществом друг друга. Я так давно не видела молодых девушек вроде вас!

Раздался стук. Дверь распахнулась, и на пороге показалась тучная негритянка с подносом в руках.

– Эбба, входи! – дружелюбно пригласила Элинор.

Великанша вошла в комнату, широко улыбаясь, и поставила поднос на колени Александре.

– Вот, детка, поешьте! Готова биться об заклад, вы ужасно проголодались, – громовым голосом произнесла негритянка и, отступив, скрестила руки на обширной груди.

– Спасибо, – улыбнулась Александра. – Вы очень добры, но не стоило так беспокоиться.

– В доме редко кто бывает, дитя. Помнится, раньше...

– До войны все было по-другому, – перебила Элинор. – Это Эбба, Александра. Эбба, это мисс Александра Кларк, близкий друг моего отца. Он был ее опекуном. Она привезла мне печальные вести. Мой отец умер, и теперь, кроме Джейкоба, у меня нет никого на свете, – грустно вздохнула Элинор.

– Вот жалость-то, мисс Элинор, вот беда! Но зато у вас сын – лучше не надо. Мастер Джейкоб – хороший человек.

– Спасибо, Эбба. Обидно, что они с Александрой не встретились.

– Худо, конечно, что тут скажешь!

– Ничего страшного, ведь он обязательно вернется. А я хотела бы провести немного времени с Элинор, потому и приехала, – ответила Александра, думая, что просто не может покинуть дочь Олафа. Джейкоб Джармон не пропадет, а вот с Элинор плохо. По всему видно – жить ей осталось недолго, и Александра постарается скрасить ее последние дни.

– Благодарю, дорогая. Вы правы, Джейкоб вернется, хотя никто не знает когда.

Александра поднесла к губам ложку густого, восхитительно вкусного супа и отломила кусочек кукурузной лепешки. Она до сих пор не сознавала, насколько голодна, и теперь ела с жадностью, однако не могла не заметить, что и ложка, и тарелка были оловянными: такими обычно пользовались слуги. Должно быть, южанам в самом деле приходится нелегко!

Доев все до последней крошки, Александра сразу почувствовала себя гораздо лучше и, отодвинув прибор, решительно заявила:

– Я готова делать по дому все необходимое Конечно, я не привыкла к такой работе, но с радостью стану учиться. Можете положиться на меня.

– Но вы – наша гостья. Нам и в голову не пришло бы загружать вас работой, – возразила Элинор.

– Нет, я настаиваю. Разве Джейкоб не помогал вам?

– Помогал, но Джейкоб – мой сын...

– В таком случае считайте меня своей дочерью. . Слезы заструились по лицу Элинор.

– Вы так добры, дорогая, но, честно говоря...

– Ну хватит, мисс Элинор, вы слишком устали. Я отведу вас в спальню, – вмешалась Эбба. – Мисс Александра, полежите немного. Я вернусь за подносом.

Эбба подхватила Элинор под руку и повела к выходу. У двери женщины обернулись, и Элинор прошептала:

– Еще раз спасибо за то, что приехали, дорогая. Как только я немного отдохну, сразу же вернусь. К сожалению, последнее время я быстро утомляюсь.

Дверь тихо закрылась. Александра еще долго сидела на кровати, размышляя о судьбе этих людей. Негритянка напомнила ей о Леоне. Странно, почему Эбба осталась на плантации после того, как рабам возвратили свободу?

Прошло около получаса, прежде чем негритянка вернулась и с заговорщическим видом обратилась к Александре:

– Дитя мое, как же я рада, что вы явились именно сейчас! Она угасает с каждым днем и все же трудится как пчелка. Этот Жиль и палец о палец не ударит – вечно торчит в Новом Орлеане, играет в карты и волочится за женщинами. Мистер Джармон целыми днями просиживает в библиотеке над расходными книгами, подсчитывает, сколько всего потеряно во время войны. Бедняжка мисс Элинор из кожи вон лезет, чтобы свести концы с концами. Я готовлю и убираю, но ревматизм уж больно донимает. И ни одного мужчины, чтобы помочь с тяжелой работой.

– Как же вы справляетесь?

– Нелегко нам, детка. Нелегко. Правда, мистер Джейкоб перед отъездом припас дров и починил все, что мог. Он не гнушается запачкать ручки, но кто знает, как скоро вернется снова? Он ужасно расстроился, когда мисс Элинор отказалась ехать в Техас. Она, бедняжка, все старалась держаться как ни в чем не бывало, выглядеть веселой и счастливой, хотя сердце у нее разрывалось – знала небось, что видит его в последний раз.

– В последний раз?

– Доктор говорит, дни ее сочтены. В тех местах, где посуше, она могла бы прожить больше, но судьба не баловала ее все эти годы. Война убила ее так же верно, как выпущенная из пистолета пуля.

– Господи, как страшно, – с ужасом пробормотала Александра.

– Сами видите, она совсем плоха и едва не довела себя, доказывая мистеру Джейкобу, что сильна и здорова, как прежде.

– И он поверил?

– Еще бы! Он и знать не знает, как она больна. А мисс Элинор не желает волновать его. Кроме того, мистер Джейкоб очень спешил, и она не хотела, чтобы он зря тратил время, дожидаясь ее смерти. Конечно, если бы он все понял, ни за что бы не уехал. Правда, он никогда не остается надолго – не ладит со своим братцем и дедушкой. А вы, детка? Не собираетесь тоже покинуть мисс Элинор?

– Нет, Эбба, я пробуду здесь столько, сколько понадобится.

Старая женщина облегченно вздохнула:

– Слава Богу! С моей души свалилось тяжкое бремя. Когда она уйдет на небо, я нипочем не останусь на плантации. У меня друзья на Севере. Я даже скопила денег на дорогу, но никогда не брошу мисс Элинор на ее родственников. Видите ли, я вынянчила мистера Джейкоба, как до этого – мистера Жиля, но могу признаться, мистер Джейкоб был моим любимцем. Озорной дьяволенок, но хорош и добр с теми, кого любил. Этот мистер Жиль – настоящий креол и всегда умел выпутаться из любой беды. В жизни не верила его угодливым манерам и плутовской мордашке!

Эбба покачала головой и улыбнулась. Для нее они навсегда остались детьми.

– Послушайте, я никогда не вела хозяйство, но буду стараться, если вы покажете мне, что делать. Я на все соглашусь, лишь бы Элинор побольше отдыхала.

Негритянка медленно кивнула и неожиданно расплылась в улыбке.

– Жаль, что вы так и не увидели мистера Джейкоба. Нутром чую, что вы двое... Возможно, вы согласитесь отправиться с Техас? Ему нужна такая красивая и сильная женщина, как вы.

Александра, покраснев, торопливо пробормотала:

– Я не ищу мужа, Эбба. Приехала, чтобы сдержать обещание, данное Олафу Торсену, вот и все.

Эбба подняла брови и усмехнулась:

– Ну что же, детка, помощь мне не помешает, да только здесь как ни трудись, все без толку. Серебро и фарфор уже проданы, скоро настанет очередь мебели, картин, да и самого дома. Прошлого не вернуть, но по крайней мере хоть несколько комнат можно сохранить чистыми и пригодными для жилья.

– А мои вещи? – вспомнила девушка.

– Мистер Жиль привез саквояж. Странно, как это вы ухитрились встретиться в Новом Орлеане. Тут что-то нечисто, но не стану допытываться. Мистер Жиль вечно выкидывает всякие фокусы.

Александра отвела глаза, боясь, что Эбба слишком много прочтет в ее взгляде. Жиль! Как она его ненавидит!

Глава 14

Задыхающаяся, мокрая от пота, Александра подняла тяжелый поднос с едой. Она еще в жизни так не трудилась на кухне, как сегодня. Раньше в этом большом помещении хлопотало множество слуг, теперь же остались только Эбба с Александрой. Правда, и готовить приходилось всего на несколько человек, но работы меньше не становилось. Весь день они стряпали и убирали, и Александра впервые поняла, как нелегки домашние обязанности.

Она с сожалением оглядела стертые красные руки, так непохожие на мягкие белые ладошки леди, но почему-то совсем не расстроилась. Эти люди нуждались в ней, я она готова на все, чтобы облегчить страдания Элинор. Жаль, что в кухне невыносимо жарко, а всепроникающая сырость лишала последних сил. Просто непонятно, как Элинор смогла так долго протянуть здесь.

32
{"b":"1851","o":1}