ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отпусти меня, Жиль, – простонала Александра, – не делай этого со мной! Я не так сильна, чтобы бороться...

И верно – девушка ощущала, как силы с каждой секундой убывают и она вряд ли сможет устоять против бешеного натиска этого мужчины. Она не желала, чтобы он касался ее, и в то же время не имела воли противиться.

– Ты сама хочешь этого, Александра. Хочешь, чтобы я любил тебя, как тогда, ласкал твое великолепное тело, брал снова и снова. Не отбивайся, любовь моя, сними платье. Здесь тебе не нужна одежда. Деревья укроют нас. Никто никогда не узнает. Я заставлю тебя хотеть меня и без всяких снадобий Беллы.

– Нет! Нет, Жиль. Отведи меня в дом. Мы никогда не будем вместе. Кроме того, ты сам сказал, что подлил мне какую-то мерзость!

– Только чтобы пробудить твои природные инстинкты, – возразил Жиль, стягивая платье с Александры. Тонкая ткань скользнула по бедрам и легла у ног девушки. Прохладный влажный ветерок овеял тело. Александра вздрогнула, но гордо выпрямилась, не дав себе труда прикрыться руками.

– Что ж, Жиль, кажется, ты снова добился своего, – сухо заметила она. – Но в этот раз я не буду столь горячо отвечать на ласки.

Впрочем, Жиль уже ничего не слышал, упиваясь красотой этого роскошного тела. Он рывком притянул девушку к себе, и как она ни пыталась остаться равнодушной, застыть под его требовательными ласками, не такому, как она, новичку в любовном искусстве было тягаться с опытным соблазнителем. Вскоре она сама припала к нему, и они вместе опустились на пол беседки...

– Александра, Александра, – простонал он, – почему ты не можешь полюбить меня? Я влюбился в тебя с первого взгляда, зачем же ты заставляешь меня причинять тебе боль?

Но девушка почти не сознавала смысла этих неразборчивых слов. В душе, горели унижение и ярость, рождавшие неукротимую жажду мести.

Глава 15

Александра, мрачная как туча, сидела у постели Элинор. Тело несчастной сотрясалось от приступов кашля. В короткие промежутки женщина с трудом втягивала в себя воздух. Влажная духота, жара и сырость усугубили и без того тяжелое состояние больной. Александра то и дело обтирала лоб платком, мечтая о дуновении ветерка, но на дворе стояла поздняя весна, и надеждам на похолодание сбыться не суждено. Как можно жить в подобном климате? Неудивительно, что Элинор чахнет на глазах.

Теперь Александра понимала, почему южане так неторопливо двигаются и говорят, растягивая слова, – здесь просто невозможно делать резкие движения.

Неужели прошло две недели с той отвратительной ночи в беседке? Правда, с тех пор Александра не дала Жилю шанса снова ее изнасиловать, но он постоянно наблюдал за ней, не сводя непроницаемых черных глаз, старался остаться с девушкой наедине, намекая на необходимость очередного срочного разговора. Александра отчаянно мечтала избавиться от него, но не могла со спокойной душой покинуть Элинор. Закончив работу по дому, она спешила к ней в комнату и даже спала там, боясь оставить умирающую.

Через несколько дней после приезда Александры состояние Элинор ухудшилось, и пришлось послать за доктором. Тот долго бормотал что-то, качая головой, и наконец заявил, что надежды нет, надо лишь стараться не волновать больную и следить, чтобы она как можно больше спала.

Александра спросила, нельзя ли отвезти Элинор в Нью-Йорк и показать специалистам, более сведущим в легочных заболеваниях. Но старый доктор объяснил, что уже встречался с такими случаями раньше. Лекарств от чахотки все равно не существует. Легкие слишком сильно поражены. Поездка в Нью-Йорк окажется ненужным и тяжелым испытанием, которого Элинор может не выдержать.

Девушке пришлось ухаживать за угасающей женщиной, с ужасом наблюдая, как она день ото дня становится все бледнее, слабее и часто впадает в забытье. Александра полюбила Элинор, как родную, и остро чувствовала ее боль. Смерть стерегла свою жертву, и все ждали, когда она нанесет удар.

К тому же еще одна вещь тревожила Александру: внезапное и необъяснимое угасание мистера Джармона, начавшееся вскоре после визита доктора к Элинор. Теперь старик практически не покидал комнаты. Он выглядел ужасно и почти ничего не ел. Александра настаивала на том, чтобы снова послать за доктором, но мистер Джармон отмахнулся, проворчав, что у врача есть дела поважнее, чем тратить время на никчемного старика.

Александра постепенно стала испытывать уважение к этому стойкому человеку, ни разу не произнесшему ни единого слова жалобы. Он словно радовался, что скоро освободится от ненужного бремени – собственной жизни.

Кроме того, на плечи Александры легло управление плантацией, вернее, тем, что от нее осталось. К своему несказанному удивлению, она прекрасно справлялась с делами. Жиль приезжал и уезжал, не обращая внимания на то, что творится вокруг. Он выбрал себе другую дорогу и навек отрекся от той неприглядной действительности, что ждала его дома.

Не сводя глаз с задремавшей наконец Элинор, Александра задумалась о своем невеселом положении. Из забытья ее вывели громкие голоса, доносившиеся с первого этажа. Девушка вскочила и в тревоге выбежала из комнаты на верхнюю площадку лестницы, ведущей в вестибюль. Взглянув вниз, она увидела, что по дому бесцеремонно расхаживают какие-то грузные широкоплечие мужчины. Их грязные сапоги оставляли следы на потертых, когда-то дорогих коврах.

Александра сбежала по ступенькам, совершенно забыв, в каком она виде: волосы растрепаны, платье расстегнуто так, что виднеется ложбинка между грудями, на раскрасневшихся щеках следы муки – утром она пекла лепешки.

– Что это вы тут делаете? Немедленно убирайтесь! – завопила она, подбегая к незваным гостям. При этом пришлось задрать голову – такими высокими они оказались по сравнению с ней. Незнакомцы плотоядно улыбались, радуясь бесплатному развлечению.

– Убирайтесь, я сказала!

Голос ее прозвенел так властно, что мужчины немного присмирели.

– Прошу прощения, что побеспокоили вас, мэм, но приказ есть приказ... – пробормотал один, жадно обшаривая ее взглядом. Кобылка чистых кровей, сразу видать! Хорошо бы ее объездить! Правда, эти чертовы южане, даже проиграв войну и оставшись без единой рубашки, все так же дерут нос! Неплохо бы показать этой крале ее место, если удастся, конечно.

Но столь приятные размышления были грубо прерваны появлением Жиля, как всегда, превосходно одетого и безупречно элегантного. Сразу оценив ситуацию, он вежливо поклонился и заявил:

– Джентльмены, позвольте представить вам мою невесту, мисс Александру Кларк.

Он пересек вестибюль и, встав рядом с Александрой, взял ее под руку. Девушка удивленно подняла брови, но сочла за лучшее промолчать.

– Пожалуйста, продолжайте, джентльмены, пока я провожу мисс Кларк наверх. Боюсь, вы испугали ее своим неожиданным появлением. Здесь, вдали от города, обычно царят тишина и спокойствие.

Мужчины еще раз оглядели Александру, прежде чем неохотно отвернуться.

Жиль крепко сжал руку девушки и силой потащил к лестнице. Она спотыкалась, почти падала, снедаемая тревогой – и беспокойством. Что здесь происходит? Она не хочет идти за Жилем, вообще находиться с ним рядом. Как только они очутились на верхней площадке, он втолкнул ее в коридор, подальше от любопытных глаз, прижал к стене и, гневно блеснув глазами, прошипел:

– Что это ты вытворяешь? И какого черта тебе понадобилось внизу? Неужели не понимаешь, что, не появись я вовремя, они набросились бы на тебя, изнасиловали и Бог знает что еще сделали бы!

Александра побледнела. Ей в голову не приходило ничего подобного – она всего лишь хотела защитить особняк от расхищения.

– Дурочка несчастная! Как ты могла выскочить на люди в подобном виде – платье расстегнуто едва ли не до талии! Александра, я понимаю, что тебе жарко, но нельзя же так бессовестно дразнить мужчин!

Девушка залилась румянцем и тихо призналась:

– Я совсем забыла. Просто услышала голоса и спустилась узнать, в чем дело. Кстати, что им тут надо, Жиль?

35
{"b":"1851","o":1}