ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Ярость богов
Дикий барин в домашних условиях (сборник)
Воспоминания торговцев картинами
Королева тьмы
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Женщина в окне
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела

– Я позабочусь о том, чтобы похороны состоялись через три дня, Александра. На четвертый мы поженимся.

– Что?! – вскрикнула она, вырываясь. – Да вы с ума сошли! Нет! Тысячу раз нет!

Сжав кулаки, она обожгла разъяренным взглядом невозмутимо улыбавшегося Стена.

– Не отвергай меня сразу, Александра, – покачал он головой, стараясь говорить как можно спокойнее и убедительнее. Даже сейчас он не мог не представлять это гладкое тело, эту теплую соблазнительную плоть в своих объятиях... Вот он подминает ее под себя и наслаждается, наслаждается...

– Не отвергать? Я думать без содрогания не могу о подобном замужестве! Убирайтесь из моего дома, – прошептала девушка, взбешенно сверкая глазами.

«Боже, как она прекрасна», – подумал Стен, однако вслух сказал:

– Я знаю, что произошло между тобой и мальчишками Кларк. И не виню тебя за то, что отказалась от них, но ты просто обязана выйти замуж за одного из членов семьи и прекрасно понимаешь это. Я стану тебе хорошим мужем, Александра. Я не настолько стар, чтобы не суметь сделать тебя счастливой, и буду нежен и добр с тобой, если позволишь, конечно. Тебе не придется ни о чем заботиться. Поверь, Александра, о лучшем муже ты не могла бы и мечтать, а я был готов на все, чтобы получить тебя, еще с тех пор, как девочкой качал на коленях.

– Вы давно замышляли это... хладнокровно и расчетливо? – охнула она, неожиданно прозрев. Стен хрипло рассмеялся.

– Александра, настал мой час. У тебя просто нет выхода, дорогая.

Девушка несколько раз обошла комнату, пытаясь взять себя в руки и придумать, как получше от него избавиться. Наконец она встала перед Льюисом.

– Мистер Льюис, даже если я соглашусь, не можем же мы пожениться сразу после похорон Олафа!

– Зови меня Стеном – ведь я стану твоим мужем. А сплетни скоро затихнут, да они нисколько меня и не волнуют.

– Стен или мистер Льюис, все равно этому не бывать! – топнув ногой, рассерженно вскричала Александра. Коварно улыбнувшись, Льюис шагнул к девушке и снова положил руки ей на плечи. Алекс попыталась освободиться, но Стен немилосердно стиснул ее пальцы. Девушка прикусила губу, но не опустила глаз, взбешенная столь наглой самоуверенностью.

– Я именно тот, кто тебе нужен, Александра! Остальные слишком молоды, чтобы оценить тебя по достоинству, и, кроме того, у тебя нет выбора. Ты станешь моей женой через четыре дня.

Он уже наклонил голову, чтобы поцеловать ее, но Александра в отчаянии оттолкнула негодяя и заявила:

– Ошибаетесь, мистер Льюис. У вас нет никаких прав на меня, и я не собираюсь покоряться вашим нелепым требованиям.

– Смирись, Александра. Не заставляй меня идти на крайности. Я все равно получу тебя, – процедил мужчина, впиваясь в ее губы.

Боже, первый поцелуй – и от подобной твари! Александра, оцепенев, инстинктивно сжала челюсти. Она задыхалась, а мозг сверлила лишь одна мысль – как убежать, скрыться. Она не могла путешествовать на одном из собственных кораблей. Придется нанять какое-нибудь маленькое суденышко и отправиться в Новый Орлеан. Даже Льюис не догадается искать ее следы на столь жалкой посудине. Да, так будет лучше всего. Остается взять деньги из банка, собрать вещи, нанять шхуну – и все это за три дня, иначе будет поздно!

Не добившись ответа, раздраженный Стен поднял голову. Глаза зловеще блеснули:

– Ты вовсе не так холодна, как пытаешься показать, хотя еще очень неопытна и невинна. Возможно, ты нуждаешься в уроках. Буду счастлив преподать их тебе. – Серебристо-серые глаза зажглись страстью. – Не хочешь получить первый прямо сейчас?

Бешенство и отвращение боролись в душе Александры. Не вынеся оскорблений, она изо всех сил ударила мужчину по лицу и почему-то обрадовалась при виде белого, медленно краснеющего отпечатка на щеке. Но глянув в его глаза, глаза бешеного волка, впервые за все это время по-настоящему испугалась. Казалось, Стен мгновенно превратился в оскалившегося хищного зверя.

Льюис растянул губы в улыбке, показав мелкие белые зубы, и прошипел:

– Весьма глупо с твоей стороны, Александра. По-видимому, теперь мне не придется ограничиться всего лишь одним уроком. Я твой господин, и ты привыкнешь во всем мне покоряться, независимо от твоих чувств или мнения. И никогда, слышишь, никогда не смей поднимать на меня руку – я не всегда владею собой, как сегодня, и могу покалечить твое прелестное тело. Впрочем, мы ведь еще не знаем, насколько оно прелестно, верно?

Александра и не подумала отступать, не желая выказать свой страх.

– Вы безумны, – только и прошептала она. – Совершенно безумны. Убирайтесь из моего дома и забудьте сюда дорогу.

Льюис разразился странным лающим смехом, похожим на вой волка, и резко отвернулся. Александра, не веря глазам, наблюдала, как он поспешно подошел к двери. Громко щелкнул замок. Впервые в жизни девушка отчетливо осознала, насколько беспомощна перед грубой силой. Она ненавидела это чувство, но ничего не могла с собой поделать.

Все еще хищно улыбаясь, Стен медленно направился к ней. Александра, отскочив, попробовала дотянуться до шнура сонетки – слуги наверняка прибегут на зов, – но Стен опередил ее и вырвал тяжелый шнурок из ослабевших пальцев.

– Александра, да ты, я вижу, совсем не стремишься поскорее начать уроки?! Разве тебе не интересно узнать что-то новое?

Алекс, лихорадочно мотая головой, старалась сбросить с себя цепкие руки.

– Вы не посмеете! Отпусти меня, ничтожество! Но ее ярость, казалось, лишь возбуждала Стена.

Похоже, ему больше нравилось укрощать дикую кошку, нежели играть с ручной. Сжимая ее запястья одной рукой, он дергал девушку за волосы до тех пор, пока каскад золотисто-рыжих локонов не обрушился на грудь и плечи, тяжело ниспадая до самых бедер. Стен долго, будто завороженный, смотрел на них и, не выдержав, запустил пальцы в густую массу. Александра пыталась драться ногами, но запуталась в юбках, потеряла равновесие и упала ему на грудь.

– Уже лучше, дорогая, – одобрительно пробормотал он, зарываясь лицом в роскошные пряди.

– Да отпусти же меня, чудовище, – вскрикнула девушка и ощутила сквозь одежду жар его тела. Она задыхалась: сама его близость была ненавистна.

– Я никогда не отпущу тебя, Александра! Ты моя, и я докажу это сейчас, раз и навсегда. И тогда ты по-настоящему станешь моей, только моей.

– Нет! Ты омерзителен! – охнула она, продолжая беспомощно биться в его объятиях.

Наконец после очередного толчка оба свалились на ковер. Александра старалась откатиться от него, но он упал на нее всей тяжестью и поднял ее руки над головой. Надежды сбежать не осталось, однако девушка отчаянно сопротивлялась, беспорядочно извиваясь под ним.

– Да прекрати же, Александра, – повелительно бросил Стен. Алекс с ужасом увидела, что он пылает от страсти. – Хватит вырываться!

– Никогда! – упрямо вскинулась девушка, но тут же в глазах потемнело от боли – Стен хладнокровно ударил ее кулаком по голове. Ошеломленная, девушка, почти теряя сознание, наблюдала, словно со стороны, как он торжествующе, по-хозяйски ухмыльнулся. Держать ее за руки больше не было нужды – Александра и без того не могла шевельнуться.

Мужчина рванул вырез платья, и лиф разошелся, обнажая соблазнительные груди. Тяжело дыша, Льюис безжалостно смял нежные полушария, прежде чем припасть к ним жадным ртом. Острые зубы вонзились в тугие соски, но Александра не закричала – ей почему-то казалось, что она видит кошмарный сон, от которого в любую минуту можно очнуться. Неужели такое происходит с ней наяву?

Стен стащил с нее тяжелые юбки и швырнул в угол. Только тонкая рубашка была теперь на девушке. Льюис не спеша разорвал рубашку, и вот уже его нетерпеливые руки заскользили по обнаженному телу Александры, не пропуская ни единого изгиба, ни одной впадины. Алекс дрожала, но покорно сносила ласки, все еще оглушенная ударом.

Застонав от изнеможения, Стен грубо раздвинул коленями ее ноги как мог шире. Он и вправду превратился в дикаря, в изголодавшегося зверя и, стиснув ее бедра, припал ртом к мягким створкам, вбирая их в себя. Неожиданно его язык нырнул во влажное тепло. Александра охнула, потеряв контроль над собственным телом. Внизу живота разгоралось пламя, необъяснимое томление не давало покоя. Но Стен вдруг отстранился, оставив лишь холод и пустоту, прежде чем приподняться и вонзить твердую пульсирующую плоть в нежные глубины. Александра вздрогнула, но было поздно: серебристо-серые, потемневшие от желания глаза Стена глядели в ее, распахнутые, влажно-зеленые, горячая подрагивающая плоть вжималась в тонкую перегородку девичества. Стен злобно ухмыльнулся:

4
{"b":"1851","o":1}