ЛитМир - Электронная Библиотека

Медленно, не отводя взгляда от Джейка, Александра вынула последнюю шпильку, и густая масса волос рухнула вниз. Исступленное желание Джейка стало почти ощутимым. За шпильками последовал жакет, под которым белела прозрачная шелковая блузка. Девушка замялась.

– По-моему, сейчас не время останавливаться, дорогая, – сухо заметил Джейк.

Александра яростно сцепила зубы, но все же расстегнула блузку и спустила ее с плеч. Теперь грудь прикрывала только тонкая рубашка, и глаза Джейка хищно блеснули. Юбки соскользнули с бедер словно сами собой. Она стояла перед ним в короткой рубашке и высоких сапожках. Что за дурацкое зрелище!

Джейк холодно улыбнулся и надвинулся на нее.

– Кажется, ты забыла о сапожках, Алекс.

Он всячески старался унизить ее, и неудивительно: ведь этот человек считал ее грязной тварью, готовой отдаться любому!

Джейк бесцеремонно толкнул ее на постель, схватил за ноги и стащил сапоги. Она осталась полуобнаженной.

– Вижу, моя память оказалась куда слабее, чем я предполагал, – задумчиво протянул Джейк, пристально уставившись на нее. Девушка ответила наглецу уничтожающим взглядом. – Ты гораздо красивее и соблазнительнее, чем способен вообразить мужчина, и редкий не лишится рассудка от желания. Должно быть, ты умело этим пользуешься!

Александра пренебрежительно пожала плечами:

– Я не продаюсь, Джейк. И никогда не отдавалась мужчине по доброй воле!

Джейк хрипло рассмеялся.

– А сейчас? Сейчас ты готова лечь со мной? Девушка молчала, пытаясь не вспылить.

– Отвечай же! Да или нет?

– Да... нет... какая разница! Думай что хочешь! Мне все равно, – глухо пробормотала Александра.

– Не стоит дуться лишь потому что я не собираюсь платить тебе за услуги, Алекс. Подойди поближе и раздень меня.

– Что? – переспросила она, бешено сверкнув глазами.

– Подойди сюда. Можно подумать, ты не знаешь, что делать.

Стиснув зубы, она медленно направилась к нему и, не касаясь кожи, расстегнула сначала пряжку ремня, потом брюки, мгновенно упавшие на пол. Девушка отпрянула, не в силах отвести глаз от напряженной пульсирующей плоти, но Джейк тотчас придвинулся к ней.

– Я... нет, Джейк, пожалуйста.

– Все еще изображаешь передо мной невинную девочку? Перестань! Больше эти штуки не пройдут. Меня не проведешь. Ты шлюха, так и будь шлюхой, иначе...

Она подняла глаза и по лицу Джейка поняла, что тот не задумываясь осуществит свою угрозу. Девушка нерешительно коснулась руками его груди, но он перехватил их и, опустив ниже, положил на горящую вздрагивающую плоть. Александра тихо застонала, когда он накрыл ее ладони своими, задавая нужный ритм.

Из груди Джейка вырвался странный звук, и Алекс осмелилась взглянуть на него. Глаза его потемнели, лицо исказила гримаса боли.

– Боже, Александра, за то, что ты делаешь с мужчиной... тебя следует просто объявить вне закона. Неудивительно, что ты способна на все! Ну а теперь в постель.

Девушка невольно отпрянула. У нее еще есть возможность добежать до двери. Она нервно оглядела комнату в поисках выхода.

– Нет, Алекс. Даже не пытайся, – предупредил Джейк, проследив за ее взглядом.

Александра поняла всю безнадежность своего положения. Он не колеблясь убьет ее!

Она покорно легла, подвинувшись к самому краю. Джейк растянулся рядом, не сводя с нее внимательных глаз.

– Ну, Александра, покажи мне, как дорогая шлюха ублажает клиента. Но сначала сбрось эту дурацкую рубашку!

Александра, сжавшись, пробормотала:

– Нет, Джейк, я не знаю, о чем ты...

– Хватит притворяться! Все эти игры меня давно не интересуют.

– О Джейк!

– Александра! – зловеще процедил он.

Закрыв глаза, девушка стянула рубашку и, отшвырнув ее, нерешительно нагнулась над ним. Но Джейк мгновенно привлек ее к себе и прижался к ее губам своими, теплыми и твердыми-. Что-то шевельнулось в душе девушки, непрошеные воспоминания нахлынули с новой силой, и она, приоткрыв губы, робко коснулась его языка своим. Почти теряя голову, Джейк упивался вкусом этого свежего рта. Девушка застонала, пытаясь отстраниться, но он сжал ладонями ее лицо. От поцелуев по ее телу бежал озноб желания, жгучего и нежданного. Все это уже было с ней раньше. С Жилем она не испытывала ничего подобного.

Но Джейк больше не мог ждать, пока она исполнит все его прихоти. Раскаленное добела желание требовало немедленного удовлетворения. В объятиях Александры он забывал о своих бесчисленных любовницах. Он поклялся оставить ее в ту минуту, как увидел в постели с братом, но один лишь взгляд на эту женщину – и все клятвы забыты! Джейк не мог с собой совладать. Он набросился на нее, наслаждаясь ощущением мягкой плоти под своим телом, зарываясь руками в шелковистые волосы, впиваясь губами в нежные губы. Боже, как он тосковал о ней, хотел... как ему недоставало ее! Пусть она лгунья, обманщица, шлюха! Он хотел ее! Не стоит заблуждаться, не надо отрицать – кем бы она ни была, он не может отказаться от этой женщины.

Джейк словно в бреду лихорадочно шептал испанские и французские слова, которых она не понимала... да это и не имело значения. Сейчас для Александры существовал лишь этот мужчина, накрывший ее тело своим, осыпавший поцелуями и ласками, опаливший прикосновениями. Ее тело изнемогало от неутоленной жажды. Она хотела, чтобы он вошел в нее, наполнил собой, дал счастье освобождения. Да что же это творится? Джейк обращается с ней, как со шлюхой, а она хочет этого, хочет его, хочет, чтобы он погасил пылающее в ней пламя.

Джейк поймал губами тугой сосок, обводя его языком, пока он не превратился в твердый камешек, требующий новой ласки. Он начал посасывать другой, прежде чем спуститься ниже... еще ниже... Пришлось собрать в кулак волю, чтобы не взять ее быстро, грубо. Пусть почувствует то, что чувствует он. Пусть растает от его ласки, как таяла в объятиях Жиля. Пусть выбросит из памяти тех, кто был до него.

Он развел ее ноги, обнажив влажные розовые лепестки, ожидавшие его вторжения. Александра застонала, но на этот раз умоляюще потянула его за волосы, безмолвно прося войти в нее.

«Рано, – подумал он, – еще рано».

Язык Джейка глубоко нырнул в этот бутон нежности. Девушка конвульсивно изогнулась и тихо вскрикнула. Он стал ласкать податливый бугорок, унося ее все выше, к той вершине, к которой она так жаждала взлететь. Александра застонала громче, вдавливая его голову в расщелину между бедрами.

Он не мог насытиться ею.

Она не могла насытиться им.

Джейк словно пронзал языком ее насквозь, даря невыразимый экстаз. Александра содрогалась всем телом, и Джейк, подождав, пока она затихнет, приподнялся и встал на колени, не в силах больше ждать.

– Джейк... Джейк, – тихо повторяла она, ослабевшая, обмякшая, сгорая от желания получить все, что он мог ей дать.

– Да, Алекс. Сейчас, сейчас, – пробормотал он, медленно проводя раскаленным жезлом по истомившемуся лону, доводя Александру почти до безумия, прежде чем скользнуть в нее, горячую и ждущую. Джейк торжествующе улыбнулся. На этот раз она не сопротивляется... и готова принять его, как принимала остальных.

Веки девушки томно затрепетали, но тут же закрылись, едва он прижался к ним губами. Он вонзался в нее все сильнее, ощущая, как тугие мышцы захватывают его, ласкают, удерживают внутри.

Джейк стиснул зубы, понимая, что следует остановиться, не дать ей наслаждения, к которому она так стремится, но не мог. Он двигался все быстрее, покоряясь древнему ритму любви, и она прижимала его к себе, повторяя его имя снова и снова, возвращая поцелуи со всей страстью, на которую была способна. Боже, она целуется, как шлюха, отдается, как шлюха, требует ответных ласк, как шлюха! Как он мог когда-то посчитать ее благородной леди? Дама и в постели остается дамой!

Но все мысли разом вылетели у него из головы, когда он ворвался в нее последний раз, унося в стремительном потоке блаженства.

Медленно-медленно их усталые тела расслабились. Джейк продолжал прижимать к себе Александру, бормоча нежные слова. Но она пошевелилась, и он откатился от нее. Неумолимая реальность вновь напомнила о себе. Девушка снова заставила его забыть гнев, бешенство, раздражение, ненависть. Распутная дрянь! Опять ее уловки завлекли его, затмили все, кроме исступленного желания взять ее! Да она даже Беллу может многому научить!

44
{"b":"1851","o":1}