ЛитМир - Электронная Библиотека

В последний раз женское недомогание случилось сразу после отплытия из Нового Орлеана. Следовательно, отец ребенка – Джейк. Может, лучше сказать ему? Но что он сделает? О, почему все произошло именно сейчас? Впрочем, разве она виновата? Каждую ночь Джейк брал ее и не мог насытиться.

Девушка нервно расхаживала по дворику, пытаясь придумать, что делать. Младенец должен иметь отца. Нельзя дать жизнь внебрачному ребенку – это будет слишком несправедливо по отношению к беспомощному малышу. Если бы Джейк любил ее, все было бы по-другому, но она ему безразлична. Он, похоже, больше не испытывал ненависти к Александре и даже расспрашивал о прошлом, желая знать все, особенно о событиях в Новом Орлеане, но девушка упорно молчала. Если он с самого начала не пожелал ее выслушать, она не скажет ни слова! Но теперь Александра жалела, что позволила гордости взять верх.

За стеной раздались шаги. Александра подняла глаза и увидела хмурого Джейка. Девушка затаила дыхание. Еще нет и полудня, а он никогда не возвращался домой так рано.

– Джейк?!

– Все в порядке, Алекс. Я вернулся, чтобы поговорить с тобой. Давай присядем.

Девушка расстроено посмотрела на него. Она редко видела Джейка таким.

Джейк сел на стул, сдвинул сомбреро на затылок и снова вздохнул. Александра невольно вспомнила о том дне в каюте «Летящей Джей», когда впервые говорила с ним, не зная, чего ожидать. И сейчас она ощущала то же самое.

– Что мне с тобой делать, Алекс? – медленно произнес он.

– О чем ты, Джейк?

– Через два дня мы погоним скот в Сан-Антонио.

– Очень рада. Я знаю, как ты ждал этого, – кивнула она, стараясь не выказывать страха. – Но прежде чем ты объяснишь, зачем пришел, я хотела кое-что тебе рассказать.

Взгляд Джейка стал напряженно-пристальным:

– Продолжай.

– Признаюсь, мое глупое упрямство вечно мне вредит. Я хочу, чтобы ты все узнал обо мне. Следовало бы открыть тебе раньше, когда ты спрашивал.

– Но это зависело от тебя, Алекс. Не скрою, меня одолевает любопытство. Твои манеры и впрямь не похожи на повадки шлюхи. Так кто же ты?

– О Джейк, поверь, я не распутница! Видишь ли, все эти мужчины... никому я не отдавалась по доброй воле. В первый раз меня изнасиловали, чтобы заставить выйти замуж. Я бежала из Нью-Йорка на шхуне капитана Салли, но он и его команда...

– Алекс, я не желаю слышать об остальных мужчинах.

– Нет, черт возьми, на этот раз придется выслушать все! Я Александра Кларк. Твой дед, Олаф Торсен, был моим опекуном. Он растил меня после того, как мои родители погибли, а вы с матерью уехали в Новый Орлеан. Перед смертью Олаф умолял найти тебя и Элинор, поэтому я и наняла шхуну капитана Салли. Ты знаешь, что случилось потом. Чтобы избежать очередного насилия, я прыгнула за борт. Ты спас меня.

– Иисусе! Алекс, прекрати!

– Нет! Я хочу чтобы ты все знал. Ты отвез меня в Новый Орлеан, но я смертельно тебя боялась, и по глупости и неопытности сбежала и каким-то образом очутилась на Галлатин-стрит.

– Боже, Александра! – воскликнул Джейк, вскакивая и принимаясь метаться по комнате.

– Да, Галлатин-стрит. Конечно, я совершила ужасную ошибку, но слишком плохо знала город. Трое матросов погнались за мной, и я едва спаслась. Но один бросил мне несколько монет.

– Я не хочу, не хочу больше слушать, Александра, – мертвенно-тихим голосом повторил он, снова садясь.

– Я была в отчаянии. Бежала по улице, пытаясь выбраться, но какой-то мужчина затащил меня в дансинг-холл. Правда, там мне пришлось танцевать всю ночь, зато одна из проституток, приревновавшая к хозяину, помогла убежать.

– О, если бы я только знал, – выдавил Джейк, скорчившись и закрыв лицо руками. – Если бы только знал!

– Эта же девушка отослала меня к мадам Лебланк. Там я всего лишь пела и играла на пианино, Джейк, клянусь! Но в последний вечер они подсыпали что-то в шампанское, и Жиль пришел ко мне – другим способом он не мог меня добиться.

– Подумать, и я всему поверил! Эта проклятая Белла и ее подлые штучки! Она все подстроила нарочно.

Джейк поднял голову, пристально глядя на Александру.

– Алекс, ты когда-нибудь простишь меня? – с болью охнул он.

Александра внимательно посмотрела на него. Он действительно верит ей!

– Да, Джейк, – улыбнулась девушка, – конечно. Они одурачили нас обоих. Наверное, ревновали, и Жиль к тому же решил получить мои деньги.

– Деньги?

– Да, Джейк, я очень богата.

– Хочешь сказать, я гну спину, пытаясь продать этих чертовых лонгхорнов, а у тебя целое состояние?!

Александра опустила ресницы:

– Тебе нужны мои деньги?

– Ад и проклятие, Алекс, по-моему, ты достаточно хорошо знаешь меня! Плевать мне на твои деньги! Пусть остаются у тебя! К сожалению, тебе они ничего, кроме бед, не принесли.

Девушка широко распахнула глаза и грустно улыбнулась.

– Жиль отвез меня на плантацию. Я ухаживала за Элинор до самой последней минуты. У нее была чахотка.

Джейк снова вскочил:

– Я знал, что мама больна, но она должна была сказать мне правду. Я остался бы. Ранчо могло и подождать.

– Она хотела, чтобы ты жил своей жизнью, Джейк. Элинор очень тебя любила.

– И все же я остался бы.

– Она просила передать, что любит тебя, что счастлива видеть меня рядом и что Олаф любил и простил ее. Кстати, Олаф тоже умолял меня поехать и сказать, что он был старым дураком и гордость помешала ему разыскать вас.

– Хотел бы я узнать его ближе, – улыбнулся Джейк. – И мама была бы здорова, останься мы в Нью-Йорке.

– Джейк, Элинор дала мне это, – продолжала девушка, вытаскивая медальон из выреза блузки и протягивая его Джейку. – Думаю, ты должен его хранить.

– Она подарила медальон тебе?

– Да, и сказала, что считает меня своей дочерью.

– Тогда он твой, – ответил Джейк, вкладывая ей в руку медальон.

– Я дала Элинор слово все рассказать вам с Ламаром, но приехала сюда еще и потому, что Жиль пытался заставить меня выйти за него замуж. Я подумала, что буду здесь в безопасности. Эбба покинула плантацию вместе со мной, но отправилась на Север. Теперь ты понял, что обманывался на мой счет? Я не шлюха, Джейк.

Смущенно отведя глаза, Джейк признался:

– Нет, конечно, нет, Алекс, но, черт возьми, в постели ты уж точно не леди.

Александра изумленно приоткрыла рот, но тут же рассмеялась. Джейк недоуменно уставился на нее и тоже расхохотался.

Наконец, немного успокоившись, Александра пробормотала:

– В таком случае, Джейк, в постели ты тоже далек от идеала джентльмена.

Джейк растерянно покачал головой:

– Даже не знаю, что делать. Ты хочешь уехать домой? Или остаться в Сан-Антонио? Я не могу взять тебя с собой, ты просто не выдержишь.

– Оставь меня где-нибудь по пути, – холодно бросила она, ожидая его решения с сильно бьющимся сердцем.

– Хорошо, – так же холодно ответил он. Александра встала, понимая, что он не отослал бы ее, если бы любил. Теперь она никогда не сможет сказать ему о ребенке.

– Так тому и быть, Джейк, – бесстрастно вымолвила она. – Я выполнила обещания, данные Олафу и Элинор, и больше здесь меня ничто не держит. Я доеду с вами до Сан-Антонио, а потом мы расстанемся.

Она поспешно обошла его и направилась к двери.

– Алекс? – окликнул Джейк, но было уже поздно. Она схватила шляпку и быстро выбежала из дома, хотя слышала, что Джейк зовет ее, вскочила в седло и помчалась куда глаза глядят, подальше от Джейка.

– Джейк! Джейк! – тихо стонала она. Теперь, когда гурт готов к перегону, он без сожаления расстанется с ней, расстанется навсегда. Как она могла надеяться завоевать его сердце? Дура, безмозглая дура! Она покинет его и больше не вернется. И Джейк не узнает о своем ребенке. Никогда! В Сан-Антонио они расстанутся навек.

Глава 22

Александра неслась во весь опор, пытаясь немного успокоиться, забыть о боли, гневе, горе и поражении, и отпустила поводья, лишь когда мустанг стал уставать.

51
{"b":"1851","o":1}