ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Лавр
Пепел умерших звёзд
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
И повсюду тлеют пожары
Свой, чужой, родной
Железные паруса
Рунный маг
Шоколадные деньги

Александра расплылась в улыбке, заметив, как оживилась негритянка.

– Но где этот негодяй Джейкоб? Неужели не женился на вас? – строго осведомилась Эбба.

Александра быстро поднялась, подошла к окну, потом вновь вернулась к кровати и очень тихо ответила:

– Джейк мертв, Эбба. Его убили на моих глазах.

– Боже милосердный! Упокой душу бедного мальчика. Вы расскажете мне, как это было, детка?

– Нет, – всхлипнула Александра, – не могу...

– Понимаю. Эбба все понимает. Поговорим, когда вы успокоитесь, а сейчас нужно присмотреть за вами. Доктор мне больше ни к чему. Ваша новость для меня почище всяких лекарств. Видите, мне уже гораздо лучше, – уверяла старуха. Александра вытерла глаза.

– Ты останешься в постели, пока доктор не приедет. Сейчас велю покормить тебя бульоном...

– Бульоном? – простонала Эбба. – О дитя мое, я так изголодалась, что неплохо бы набить живот чем-то посущественнее!

Александра укоризненно покачала головой:

– Если доктор разрешит, получишь все, что захочешь.

– Вот это хорошо, мисс Александра. Надеюсь, он не задержится!

– Сейчас приедет, Эбба, и все будет чудесно, вот увидишь.

Глава 26

«Поистине великолепный день, особенно для венчания! Лучшего и быть не может», – мрачно думала Александра, пока Эбба одергивала и разглаживала ослепительно белое подвенечное платье в кружевах и оборках. Сияло солнце, легкий прохладный ветерок врывался в открытые окна, но ничто не радовало девушку. По чести говоря, она надеялась, что соберутся тучи и хлынет дождь – это куда больше соответствовало ее настроению.

– Вы уверены, что правильно поступаете, детка? – робко спросила Эбба, сочувственно глядя на Александру. – Не годится начинать семейную жизнь, коли вы не можете забыть другого мужчину.

– Знаю, Эбба, но у моего ребенка должен быть отец.

– Все так, только в этом человеке есть что-то ужасное...

– Кроме него, у меня никого нет, – перебила Александра.

Всю предыдущую неделю у них и минуты свободной не было – приходилось закупать и приданое, и детские вещи. Зато обе женщины с удовольствием перепробовали множество новых блюд и наперебой рассказывали друг другу о том, что произошло за время их разлуки. Они почти не упоминали о будущем и лишь изредка говорили о неродившемся младенце, их единственной связи с прошлым.

– Сердечко мое, я так хочу, чтобы вы были счастливы! Поверьте, время все излечит. Так всегда бывает, – заметила негритянка, наконец, отступив и, по-видимому, довольная делом рук своих.

– Надеюсь, Эбба, надеюсь.

– Пора, дитя мое. Если вы все твердо решили, мисс Александра, надо поскорее покончить с этим. Младенец не станет дожидаться пастора, когда вздумает появиться на свет.

– Уж это точно, – рассмеялась Александра и, глубоко вздохнув, направилась к двери. Эбба, тяжело переваливаясь с боку на бок, последовала за ней, шурша шелковыми юбками.

Стен уже дожидался в гостиной, одетый, как подобает жениху, в черный фрак. Теперь, когда до свадьбы оставалось не больше часа, он все сильнее нервничал. Что, если Александра в последний момент откажется? Что, если заболеет? Или случится что-то непредвиденное? Он так долго ждал этого дня, что готов был схватить невесту за волосы, потащить к алтарю и покончить с многочисленными церемониями. Все эти приготовления – лишний повод для беспокойства, а с тех пор как в доме появилась негритянка, Александра еще больше от него отдалилась. Но ничего, он избавится от черномазой, как только станет мужем богатой наследницы!

Однако стоило ему увидеть Александру в сопровождении Эббы, как все волнения и страхи мгновенно исчезли. Девушка никогда еще не была так прекрасна... Правда, он не уставал восхищаться ее красотой при каждой новой встрече.

Стен подошел к Александре, поцеловал ее ледяную руку. Она снова поглощена своими мыслями и не обращает на него никакого внимания! Не важно! Так или иначе, Александра будет его женой. Слишком много ему пришлось вытерпеть, слишком многих устранить с пути, чтобы отказаться от девушки именно сейчас. Наверное, ее пугает неизвестность. Боится потерять свободу. Но ничего, он об этом позаботится. Надо просто не давать ей времени задумываться.

– Пойдем, дорогая, пора, – сказал Стен, протягивая руку.

Коляска быстро катилась по улицам, неумолимо приближаясь к церкви. Окружающее казалось Александре нереальным, словно она никак не могла проснуться, хотя ладонь Стена тяжело давила на руку, а на улицах было полно людей, деловито сновавших взад и вперед по собственным делам. Никто не знал, да и какое дело безымянным прохожим, что сейчас она станет женой ненавистного человека, а сердце разрывается от любви к тому, кто пал от руки ее жениха. Отчаяние и тоска не давали покоя. «О Джейк, почему ты не со мной?»

Но время не ждет. Лошади вот-вот остановятся. Стен торопит ее. Только Александра не хотела приблизить тот момент, когда будет стоять подле Стена Льюиса у алтаря. Она сидела неподвижно, а мысли метались, как загнанные зверьки в поисках выхода, но экипаж встал перед маленьким каменным зданием около огромной великолепной церкви.

Стен, улыбаясь, повернулся к ней. Не в силах вынести его торжествующей улыбки, девушка отвернулась и окинула улицу рассеянным взглядом. Измученные зеленые глаза широко раскрылись при виде одинокого мужчины, стоявшего немного поодаль. Дыхание перехватило, сердце тревожно заколотилось, и с каждым ударом в мозгу отдавалось единственное слово: Джейк, Джейк, Джейк...

Рука сама собой взлетела ко рту, чтобы заглушить рвущееся с уст имя. Какой бред! Джейк погиб, его больше нет. С ней рядом Стен Льюис!

Девушка испугалась, что из глаз вот-вот хлынут слезы. В горле стоял ком, не давая дышать.

– Александра, ты идешь? – нетерпеливо спросил Стен. Она старалась прийти в себя. Так не годится, нельзя раскисать. Стен протягивает ей руку. Пора. Ей надо идти с ним.

Александра вынуждала себя не оглядываться на странного незнакомца, наблюдавшего за ней. Стоит в любимой позе Джейка – руки на бедрах, ноги широко расставлены. Это не Джейк. Джейк лежит в могиле.

– Александра.

– Да, да, Стен, я иду, – прошептала она. Стен взял ее под локоть. Может, обернуться?

Что, если мужчина по-прежнему не сводит с нее глаз? Нет, нельзя! Нельзя этого делать!

Высокие резные двойные двери церкви распахнулись, и Стен повел ее внутрь. Здесь было прохладно и почти уютно – повсюду гладкие деревянные панели и темно-красный бархат. Жених и невеста пошли по проходу. Позади следовала Эбба. Никогда еще путь до алтаря не был столь коротким.

Пастор и его жена, почтенная седовласая чета, приветливо улыбались и ободряюще кивали. Кто-то вложил ей в руку букет. Александра ощутила нежный запах. Сколько проживут эти белые цветы, прежде чем увянуть?

Все почему-то говорили шепотом, и до Александры никак не доходил смысл их слов. Где сейчас тот одинокий незнакомец?

Стен стискивал ее холодную руку своей, неприятно горячей. Милая верная Эбба стоит справа. Она совсем не чувствует присутствия Стена. Он для нее ничто. Жена пастора продолжала улыбаться. Святой отец открыл Библию и начал читать. Что он говорит? Почему она ничего не слышит?

Сзади раздался шум. Двери открылись. В пустой церкви громом прозвучали шаги. Сердце Александры упало, но она вынудила себя смотреть на пастора. Впрочем, святой отец тоже смущенно уставился куда-то в пространство. Слегка нахмурясь, он наконец снова опустил глаза в Библию, откашлялся и продолжал читать.

– Если среди собравшихся есть человек, коему известна причина, по которой этот мужчина и эта женщина не могут быть соединены священными узами брака, пусть встанет и скажет сейчас или вечно хранит молчание.

Тишина.

Сердце девушки билось все сильнее, но ничто не нарушало покоя церкви. «Пожалуйста, пусть кто-нибудь, хоть кто-нибудь отыщет причину! Ведь она есть, есть, и не одна! Я не могу выйти замуж за этого человека. Он убил мою любовь. Как мне стать его женой? Неужели никто не вмешается?»

61
{"b":"1851","o":1}