ЛитМир - Электронная Библиотека

Взгляд его стал мечтательным. Он замолчал, думая о чем-то своем, и машинально потрогал нагрудный карман рубашки, в очередной раз убеждаясь, что обломок шпоры на месте.

Лорели бросила взгляд на Анастасию, улыбнувшись с довольным видом, как если бы только что узнала нечто важное, понятное только ей одной.

Анастасия посмотрела на мать и подумала, что та слишком уж очарована мистером Райдером. Но в конце концов, ради нее он тоже совершал странные поступки, так что удивляться нечему. Когда девушка повернулась к своему собеседнику, ее встретил пристальный взгляд темных глаз, исполненный скрытой страсти. Анастасии показалось, что незримая стрела просвистела в воздухе и глубоко вонзилась ей в грудь, причинив мучительную сладкую боль. Стиснув зубы, она решительно отвела глаза. В ее жизни теперь нет места мужчине. Чувства чувствами, но забывать об этом ей нельзя ни на секунду.

– Миссис Спенсер, может быть, вам лучше вернуться в каюту, – прервал молчание Хок. – Чем дальше, тем на солнце будет жарче, а путь нам предстоит долгий. Почему бы вам не отдохнуть?

– Вы совершенно правы, мистер Райдер, – с готовностью закивала Лорели. – И правда, Анастасия, давай пойдем разберем наши вещи, а потом немного полежим.

Анастасия вовсе не стремилась отдыхать. Столько интересного и нового вокруг! Но ей хотелось, чтобы мать хорошенько отдохнула и набралась сил.

– Конечно, пойдем, мама.

– Я провожу вас, – предложил Хок.

– В этом нет необходимости... – начала было возражать Анастасия, но он решительно прервал ее:

– На борту полно всяких подозрительных личностей. Вам нужно быть очень осторожными. Я с радостью буду сопровождать вас в любое место, куда бы вы ни пожелали пойти.

– Нет, право, мы и сами... – попыталась настоять на своем Анастасия, но в этот раз ее перебила Лорели:

– Я согласна с вами, мистер Райдер. Ваше присутствие будет нам более чем приятно.

С этими словами она, бросив на Анастасию укоризненный взгляд, решительно взяла Хока под руку.

На этот раз Анастасия сдалась. На борту они в полной безопасности. Да и сам пароход небольшой. Она вовсе не нуждалась в сторожевом псе, который будет ходить за ней по пятам, а хочет быть и будет свободной. Девушка отправилась вслед за всеми в каюту, решив про себя, что позже выберется на палубу, чтобы ничего не пропустить. Она не видела еще и сотой доли того, что стоило посмотреть.

Когда Лорели заснула, Анастасия, выждав немного, прокралась к двери и, выскользнув наружу, тихонько прикрыла ее за собой. Она торопливо подошла к поручням, перегнулась через них и, подставив лицо прохладному ветерку, с наслаждением вдохнула влажный, наполненный речными запахами воздух. На пологом берегу виднелись невысокие деревья, чуть дальше – череда низких песчаных холмов, поросших редкой травой, а еще дальше, как часовые на карауле, маячили большие кактусы. Ничего подобного Анастасии раньше видеть не доводилось. Ей все больше и больше нравились эти места и эта река. Как хорошо, что отец поселился именно здесь и послал за ними. У нее начало крепнуть чувство, что она, пожалуй, сможет жить на Диком Западе.

– Как устроилась ваша матушка? – прервал ее размышления чей-то голос.

Удивленная, девушка быстро обернулась и приветливо заулыбалась, увидев, что рядом стоит один из рулевых, юноша среднего роста с копной рыжеватых волос.

– Спасибо, она уже спит.

– Дай Бог, чтобы этот рейс ей дался легко.

– А будет тяжело?

– В это время года навряд ли. Правда, есть такие мелководья, что не приведи Господи!

– Что же это получается, вы толком не знаете, как плыть по этой реке?

– Пожалуй, так оно и есть. Но даже если застрянем, в любом случае выберемся.

– Каким же образом?

– Тянем-потянем, – рассмеялся рулевой. – Или развернем пароход кормой вперед и пророем дорогу гребным колесом.

– Тянем-потянем? – переспросила Анастасия, в удивлении приподняв брови.

– Именно так, – кивнул юноша. – Лебедками всегда можно стащить пароход с любой мели. Мы это и прозвали тянем-потянем.

Анастасия не очень поняла, о чем идет речь, но рулевой говорил с такой уверенностью, что она ему поверила.

– Тогда, выходит, можно не волноваться из-за мелей?

– Пока нет.

– У вас смена закончилась?

– Да, там сейчас Боб. У нас вахта по четыре часа, будь то день или ночь, все без разницы.

– Значит, мы и ночью будем плыть?

– Конечно. Мы же плывем вверх по реке, и течение никуда нас снести не может. Потом у нас есть сигнальные фонари: красный – над одним бортом, зеленый – над другим. Это чтобы ночью ни с кем не столкнуться.

– Я и не предполагала, что рулевому нужно так много всего знать, – улыбнулась Анастасия.

– Мы довольно долго ходим в учениках, но все равно, пока не начнешь чувствовать реку, не станешь настоящим рулевым.

Анастасия перевела взгляд вдаль и подумала, что в мире есть, кроме Хока, и другие мужчины. И такие мужчины, с которыми интересно и легко. Похоже, путешествие по реке будет не таким нудным, как ей представлялось поначалу.

– А вы сегодня будете ужинать в столовой, мисс Спенсер? – с надеждой в голосе поинтересовался рулевой.

Однако за Анастасию ответил мужчина.

– Да, мисс будет ужинать, только в столовую ее и ее мать буду сопровождать я, – ровным, но все же слегка угрожающим голосом сказал Хок и встал рядом с рулевым, буравя его непроницаемыми темными глазами.

Юноша в смущении переводил взгляд с Хока на Анастасию и обратно.

– Да я только...

– Послушай, Джек, я отлично знаю, что тебе нужно, и давай-ка мы с этим раз и навсегда покончим прямо сейчас. На тот случай, если ты или кто другой захочет полюбопытствовать: я сопровождаю этих двух леди до самого Хардивилля и несу за них полную – слышишь, Джек? – полную ответственность. Ты меня понял?

От возмущения Анастасия потеряла дар речи. Джек с извиняющимся видом приподнял шляпу, кивнул Хоку и торопливо удалился.

Взбешенная, Анастасия повернулась к Хоку:

– Да как у вас только язык повернулся такое сказать! Какое вы имеете право? Как вы смеете?

Хок не обратил на восклицания девушки никакого внимания, схватил ее за плечи, легонько тряхнул и сказал негромко:

– Говорите, какое я имею право? Как я посмел? Черт возьми, вы прекрасно знаете, на что у меня есть право! И если я увижу вас любезничающей с кем-то из парней, вы об этом очень пожалеете. Вы что, решили, что это великосветский прием в роскошном поместье?

– Что?! – Анастасия попыталась вырваться, но он держал ее крепко. – Я не позволю разговаривать со мной в таком тоне, – наконец отчеканила она.

– Не надо. Со мной эти штучки не пройдут, – звенящим от ярости голосом заверил ее Хок. – Пусть немного, но мы друг друга уже знаем. Здесь не Юг.

– Мне совершенно все равно, на Юге мы или на Западе. У вас нет прав, – прошу заметить, что я произнесла слово «нет», – нет прав на то, что касается моей личной жизни. И тем более у вас нет прав ставить меня на людях в неудобное положение.

– Ах вот как – ставить в неудобное положение! Черт побери, Анастасия! Неужели не понятно, что здесь вы с матерью главная мишень для всякого отребья?

– Ничего про это я не знаю! Мы взяли билет не на самый плохой пароход и...

– Да перестаньте же, Анастасия! – приказал Хок и привлек девушку ближе. Она уперлась крепко сжатыми кулачками ему в грудь. – Обо всем, что было на Юге, давно пора забыть. Я уже сказал, что не позволю вам любезничать с другими мужчинами.

– А я уже сказала, что это не ваше дело. Между прочим, я отнюдь не любезничала. Мы просто разговаривали.

– Кто бы сомневался! Но что-то не похоже, что вы поняли, о чем я говорю.

Разозленная, Анастасия смело посмотрела в сердитые глаза Хока.

– Простите, но что-то не похоже, что вы поняли, о чем я говорю. Эту поездку моя мама и я совершаем вдвоем.

Понимаете – вдвоем! Мы едем к моему отцу. Вы-то что здесь делаете?

На миг Анастасии показалось, что в глазах Хока появилась боль. Но нет, вот они снова такие же непроницаемые, как и всегда. Он осторожно отпустил ее плечи и проговорил спокойным, не терпящим возражения голосом:

10
{"b":"1852","o":1}