ЛитМир - Электронная Библиотека

Анастасия иногда думала и о том, что ее ожидает впереди. Вернулись мысли об отце, который ждет их на своем ранчо где-то там, в верховьях Колорадо. Пыталась она представить и их будущую жизнь, задумываясь о том, как все сложится. Самое главное – их семья наконец опять будет вместе. И все же эти приятные мысли имели горьковатый привкус, потому что во всех этих давно задуманных ее родителями планах места Хоку не находилось. А представить, как они расстанутся и он станет жить своей неведомой ей жизнью, Анастасия была не в силах.

Конечно, у него своя жизнь. Умом она это понимала. Наверняка существуют веские причины для его приезда в северную Аризону, но он никогда об этом не упоминал. Не заговаривал он и о своих намерениях в отношении Анастасии, хотя Лорели чуть ли не каждый день вводила его в курс планов и надежд их семейства. Хок внимательно ее выслушивал, но ни разу не ответил тем же. Все это тревожило Анастасию, но не мешало ей ни радоваться любой возможности быть рядом с любимым, ни строить радужные планы на будущее. И она намеренно отгоняла эти беспокойные мысли как можно дальше.

День был непривычно жаркий. Лорели спасалась от зноя в каюте. За все время их плавания вверх по реке она отдохнула, здоровье ее улучшилось. Анастасия не могла нарадоваться на мать, но до конца их путешествия было еще далеко. Сейчас девушка сидела одна в кормовой части пассажирской палубы, задумчиво глядя на мутные воды Колорадо, что торопливо плескались у борта, легонько покачивая пароход.

Они пришвартовались у пристани какого-то маленького городка, и едва ли не все пассажиры вместе с командой сошли на берег размять ноги и познакомиться с окрестностями, хотя заранее было известно, что ничего интересного здесь не предвидится. Что можно найти в крохотном порту, единственное назначение которого – принять груз, передать груз да загрузить очередную порцию дров для топки? Анастасии очень хотелось отправиться вместе со всеми, но она помнила о слове, которое дала Хоку. Он сегодня помогал команде и не мог сопровождать ее. Анастасии не хотелось его сердить, и она коротала время, сидя в одиночестве на корме.

Приближались сумерки, цикады уже завели свою вечернюю песню. Скоро погрузка закончится, и пароход отправится дальше. Когда они достигнут Хардивилля, до конца путешествия останется совсем немного. Анастасия сгорала от нетерпения. Поскорее бы увидеть ранчо Спенсера – ее новый дом. Правда, она пока еще не очень представляла себя в этих местах, но они ей нравились. Да и Хок, похоже, свято верил, что прекраснее, чем здесь, нигде в мире просто быть не может, и она была почти готова согласиться с ним. Чем дальше, тем больше места отвоевывала себе Аризона в ее сердце.

Анастасия сидела спиной к берегу, любуясь захватывающей дух игрой розовых, оранжевых и желтых красок. Ей и раньше доводилось слышать, что Аризона славится красивейшими закатами, но такого зрелища она не ожидала увидеть. Может быть, дело было в удивительно чистом и безоблачном небе, или лежавшие вокруг древние земли своим первозданным видом создавали такое впечатление. Как бы там ни было, Анастасия заворожено, забыв обо всем, смотрела на медленно опускавшееся к горизонту солнце.

Вдруг ее словно что-то толкнуло, как будто она почувствовала на себе чей-то взгляд. Хок? Когда ему было нужно, он мог подойти бесшумно, как кошка. Да нет, навряд ли. Он сейчас на берегу, вон там, за рощей, помогает с дровами. Наверное, ей показалось. У страха глаза велики. И Анастасия снова принялась любоваться закатом.

Чувство опасности неожиданно вернулось с еще большей силой. Анастасия начала было оборачиваться, но не успела – на голову ей набросили одеяло, и кто-то, железной хваткой стиснув девушку, стал ловко обвязывать ее веревкой. Анастасия отчаянно забилась, но под толстым вонючим одеялом дышать было практически невозможно. Она потеряла сознание, чем не преминул воспользоваться неизвестный похититель, легко взвалив обмякшее тело девушки на широкое плечо.

Сквозь забытье Анастасия почувствовала, как ее переваливают через борт, а затем она совершенно потеряла представление, куда ее несут, потому что боль от врезавшегося в живот твердого плеча вытеснила все мысли. В глубине души Анастасия изумлялась, как ей еще удается дышать. Она перестала сопротивляться, сосредоточившись на медленном втягивании редких глотков воздуха сквозь стиснутые зубы.

Неожиданно похититель бросился бежать. Анастасию немилосердно подбрасывало на его жестком плече, от толчков и ударов девушка начала захлебываться удушающим кашлем. Когда ей уже стало казаться, что она сейчас окончательно задохнется, похититель остановился и осторожно опустил ее на землю.

Спустя короткое время Анастасию развязали и сдернули проклятое одеяло. Поначалу девушка толком ничего не могла разобрать вокруг, потому что уже спустились довольно густые сумерки. Когда ее глаза привыкли к темноте, то, что она увидела, потрясло ее до глубины души. Тот самый мохаве, которому она отдала свой локон, стоял прямо над ней и медленно крутил этот локон у себя на запястье, пристально смотря девушке в лицо. Анастасия слегка повернула голову и увидела неподалеку еще нескольких индейцев с лошадьми.

Мохаве задвигал руками, пытаясь говорить с ней на языке жестов.

Анастасия затрясла головой, мол, она ничего не понимает. Индеец в нерешительности замялся, попытался еще раз, и снова безуспешно. Тогда он вгляделся ей в лицо, развернулся и направился к остальным мохаве. Они оживленно, но тихо о чем-то поговорили, после чего ее похититель вернулся обратно и присел рядом с ней на корточки.

Анастасия с превеликим трудом удержалась от того, чтобы не отпрянуть, и, решив любой ценой не показать своего страха, неуверенно улыбнулась.

Ответной улыбки не последовало. Мохаве сидел, откровенно разглядывая ее волосы, лицо и тело. Затем огляделся, поднял с земли щепку и начал что-то рисовать на земле.

Девушка непонимающе следила за движениями его руки, когда до нее дошло, что с ней пытаются поговорить другим способом. Индеец рисовал какой-то дом, дым над крышей, много лошадей вокруг. Закончив, он посмотрел на Анастасию, но она по-прежнему не понимала, чего он добивается.

Видя ее смущение, индеец указал на фигурку на рисунке, ткнул указательным пальцем себя в грудь, показал на стоявших неподалеку лошадей и махнул щепкой в сторону лошадей на рисунке.

Может быть, он хотел ей сказать, что у него есть большой дом и много лошадей? Решив, что она поняла, Анастасия осторожно кивнула.

Индеец, не скрывая своей радости, вскочил на ноги, подошел к своим соплеменникам, что-то быстро сказал им и вернулся к девушке.

Анастасии оставалось беспомощно ждать дальнейшего развития событий. Он снова присел на корточки и принялся не спеша разматывать на запястье локон ее волос. Взяв его в руку, он медленно несколько раз пропустил локон между пальцами. Проделывал он это с такой торжественностью, что Анастасия подумала, что присутствует на какой-то неведомой ей церемонии. Индеец протянул руку и осторожно положил ее локон на рисунок, который изображал его дом. Снова посмотрел на нее, кивнул и вытащил из-за пояса длинный и острый нож.

Анастасия застыла на месте, с трудом удерживаясь от желания вскочить и броситься бежать со всех ног.

Довольный тем, что она не сводит с него глаз, индеец взял прядь своих длинных черных как смоль волос и резким движением отрезал ее ножом. Не сводя с нее глаз, он наклонился к рисунку, положил отрезанную прядь на ее локон и переплел их друг с другом.

С расширившимися глазами Анастасия судорожно втянула воздух. Ошибиться тут было невозможно.

Индеец быстро поднялся и жестом приказал ей встать. Девушка неохотно поднялась с земли, чувствуя, что в душе у нее нарастает страх. Мохаве впервые за все это время раздвинул губы в скупой улыбке.

Анастасия улыбкой не ответила, решив всеми силами бороться до конца. Индеец, похоже, этого не заметил. Он наклонился, поднял с земли обе пряди волос – правой рукой черную прядь, левой рукой золотистый локон.

16
{"b":"1852","o":1}