ЛитМир - Электронная Библиотека

Анастасия задержала дыхание, не зная, что последует сейчас.

Индеец кивнул и снова обмотал ее локоном запястье. Делал он это неторопливо, а когда закончил, пытливо посмотрел ей в глаза. Анастасия выдержала его взгляд. Ей отчего-то показалось, что для нее крайне важно не опустить глаз. Довольно долго они смотрели друг на друга, потом индеец опять скупо улыбнулся и перевел взгляд на свою правую руку.

Мохаве снова поднял глаза на Анастасию и медленно протянул девушке свою прядь. И тут она как-то сразу поняла, чего он от нее добивается, – индеец хотел, чтобы она приняла его прядь волос точно так же, как он принял ее локон. Это будет означать, что она принимает его и роль, которую он ей предлагает. Потрясенная, она замерла. А если отказаться? Это будет иметь хоть какое значение? Хок говорил, что этот индеец великодушен, может быть, стоит попытаться? До последнего времени Хок всегда оказывался прав.

Загнав поглубже леденящий душу страх, Анастасия бросила взгляд на обе пряди, присела на корточки и, в свою очередь, принялась рисовать рядом с рисунком индейца. Она нарисовала пароход, на нем себя и, наконец, рядом с собой она нарисовала мужчину – Хока. Быстро выпрямившись, девушка посмотрела на мохаве. Тот стоял неподвижно, продолжая протягивать ей черную прядь. Анастасия посмотрела на прядь, потом подняла глаза на индейца и отрицательно покачала головой, показав рукой на свой рисунок.

Индеец какое-то время разглядывал ее неумелую картинку. На лице его не дрогнул ни один мускул. Черную прядь он бросил на свой рисунок, а локон Анастасии – на ее рисунок парохода. Потом наступил ногой на свою прядь и рисунок и растер их в пыли. То же самое он проделал с локоном девушки и ее рисунком. Сделка не состоялась.

Он все понял. Анастасия перевела дыхание.

Индеец резко выбросил руку вперед, указывая ей направление, по которому скорее всего она могла добраться до парохода. Ничего другого, как ее свободу, это означать не могло. Решив не дать ему возможности передумать, Анастасия одеревенело кивнула и пошла в указанном направлении, спиной чувствуя острый, как нож, взгляд индейца. Она шла через поляну, каждый миг ожидая, что он кинется следом, схватит ее, убьет или жестоко отомстит. Но за ее спиной не раздалось ни звука, никто и ничто не шевельнулось. Когда она вошла в рощу, ее ноздрей коснулся влажный запах реки. Девушка не оборачивалась, по-прежнему идя не спеша, – ей не хотелось, чтобы индеец знал о том, как ей страшно.

Вскоре Анастасия вышла к пароходу, который по-прежнему стоял пришвартованный у крохотной пристани. Тут она наконец позволила себе обернуться. Никого. Девушка бегом понеслась к трапу, как вдруг кто-то громко окликнул ее.

Узнав голос Хока, она повернула голову и стремительно бросилась к нему, но, увидев его разъяренное лицо, остановилась. Знал бы он, что ей только что довелось пережить! Она сначала не собиралась никому рассказывать о своем приключении, но теперь ей придется это сделать.

– Хок! – только и смогла выдохнуть Анастасия, когда он, кипя от возмущения, подлетел к ней и схватил за руку.

– Где только тебя черти носили, Анастасия?! – возмутился Хок. – Я же тебя просил...

– Хок, послушай! Я только что сбежала от мохаве!

– Что?! – Хок изменился в лице. – Что ты такое говоришь?

– Хок, они влезли на палубу, похитили меня и увезли вон туда, в рощу. – Анастасия показала пальцем.

Хок негромко выругался.

– Черт! Я, конечно, хорош! Нельзя было оставлять тебя одну. – Он быстро оглядел девушку с ног до головы. – Они ничего тебе не сделали?

– Нет-нет, не беспокойся. Этот мохаве хотел заключить сделку – его прядь волос мне, а мой локон – ему. Ты понимаешь?

– Еще бы! Очень даже хорошо.

– Так вот, я ему отказала, – гордо объявила Анастасия. Хок посмотрел на нее недоверчивым взглядом.

– Черт возьми! – наконец выдавил он. – Отказала?

– Да.

– Ты уверена?

– Господи, Хок, конечно, уверена!

– Прямо сейчас?

– Ну да!

– Отведи меня туда.

– Нет! Я не хочу...

Не дослушав, Хок подхватил Анастасию под локоть и повел прочь от парохода. Не поспевавшая за ним девушка споткнулась, он сильной рукой поддержал ее, при этом ничуть не сбавив шага.

– Куда идти?

– Хок, они же могут там быть!

– Их там нет, потому что они отпустили тебя, – коротко объяснил он и устремился в указанном ею направлении.

Вскоре они оказались на небольшой поляне. Она была пуста, но тем не менее Анастасия осталась стоять на краю поляны, пока Хок не оглядел все и не помахал рукой, подзывая ее к себе. Она показала ему, где стояли лошади, где – индейцы, и, наконец, подвела к тому месту, где на земле были нацарапаны два рисунка и валялся золотистый локон, втоптанный в пыль. Хок молча постоял, потом нагнулся, поднял локон Анастасии, отряхнул его и повернулся к девушке. С торжественным видом он начал медленно наматывать локон себе на левое запястье.

Анастасии вдруг стало трудно дышать. Она поняла, что церемония повторяется, не могла отвести взгляд от глаз Хока, завораживающих таинственной бездонной глубиной. Он потянулся к голенищу, вытащил нож и быстро отрезал прядь своих коротких волос. Вернув нож на место, он торжественно посмотрел на Анастасию и медленно протянул ей волосы.

Анастасия судорожно сглотнула. Движения были теми же, но как все сейчас было по-другому! Не отводя глаз, она протянула руку, взяла этот клочок волос и крепко зажала в кулаке. Хок порывисто обнял Анастасию и прерывающимся голосом проговорил:

– Я никогда ничего подобного больше не допущу, Анастасия! Теперь наши жизни связаны крепко-накрепко.

Он поцеловал ее в подтверждение своих слов, и на какое-то время они оба забыли обо всем, погрузившись в сладостное таинство страстного поцелуя.

Гудок парохода вернул их с небес на землю. Анастасия и Хок неохотно оторвались друг от друга и заторопились к пристани, чтобы продолжить путь вверх по Колорадо.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ДОЛИНА

Глава 6

Молния огненной стрелой чиркнула по небу, разделив на две половины черноту ночи. Несколько мгновений спустя заворчал, а потом оглушительно ударил гром, перебудив всех пассажиров почтового дилижанса, что катил сквозь темноту на восток.

Хок крепче прижал к себе Анастасию, инстинктивно пытаясь защитить ее от буйства сил природы. Скорее всего дождя так и не будет. А если и будет, то пройдет где-нибудь в предгорьях. Сухая гроза. Анастасия с трудом поверила его объяснению. Что это за грозы без дождя! Скоро она будет считать, что в Аризоне вообще никогда не идет дождь. Но если научился жить и выживать на этих землях, то недостача воды не самое страшное. Правда, за последнее время Анастасия привыкла к тому, что недостатка в воде – что под ногами, что с небес – не было.

Хок незаметно потрогал в нагрудном кармане рубашки колечко локона Анастасии. В правом кармане лежал обломок серебряной шпоры, напоминавший ему о смерти родителей. Локон лежал в левом, как раз над сердцем. Когда они обменялись волосами, он сказал ей истинную правду и хотел надеяться, что Анастасия все поняла правильно. Но прошло уже столько дней, а она так ни разу и не завела разговор о том, что произошло тем вечером в роще у реки. Порой Хок задавался вопросом, а не забыла ли она обо всем, сочтя случившееся между ними ни к чему не обязывающей забавной игрой. Нет, в это поверить он не мог.

Он очень надеялся, что Аризона – придется ей по душе. До последнего времени ему казалось, что Анастасии все больше нравились места, мимо которых они проплывали. Из головы у него никак не шла мысль о том, у ее отца ранчо в Литл-Колорадо. Ему с трудом верилось, что Ти Эл Латимер позволил хозяйничать там пришлому ранчеро, – он давно считал все эти земли своими и отнюдь не собирался их с кем-либо делить.

Что им доведется увидеть по приезде? Еще одно спаленное дотла поместье? Впрочем, это не его дело. Хок был готов к такому повороту событий. Он вынашивал свои планы долгие тринадцать лет, и в них не было ни Анастасии Спенсер, ни ее матери, ни отца. Но не может же он стоять и смотреть, как они, ничего не подозревая, идут в ловушку, расставленную этим мерзавцем.

17
{"b":"1852","o":1}