ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так вот, я решил, что нужно этих негодяев поймать, иначе они никогда нас в покое не оставят. Приближался срок перегона очередного стада. Мне нужно было довести его до резервации в целости и сохранности любой ценой, иначе я терял контракт. Потеря контракта означает потерю ранчо.

– Боже мой, Спенс!

– Именно так, Лорели. В это ранчо вложены все мои деньги. Понимаешь – все! Если ранчо не будет, все пойдет прахом, и наши надежды тоже.

– Значит, нельзя допустить, чтобы это случилось, – твердо заявила Лорели.

– Теперь ты понимаешь, в чем все дело?

– Да.

– Так вот, я здорово опоздал с двумя последними поставками скота, и все из-за этих чертовых воров. От этого пострадали навахо, да и сам я понес приличные убытки, поэтому мы и решили устроить на этих негодяев засаду.

– Тогда тебя и ранили? – спросила Анастасия.

– Да. Я со своими людьми сидел в засаде. Сумерки сгущались, скотина начала волноваться, но мы никого и ничего не видели, сидели и ждали. Ничего. Мы-то думали, что ворюги начнут уводить скот и мы их возьмем, но не тут-то было. Я услышал шорох и решил сходить посмотреть. Повел себя как полный идиот – ушел от своих, никому ничего не сказав, но мне ужасно хотелось любой ценой поймать воров и узнать, кто это. Кончилось все печально.

– Тебя подстрелили? – спросила Лорели.

– Угу. Выстрелили из кустов. Я даже не видел, кто. Вдобавок свалился в глубокую ложбину, и ребятам долго пришлось меня искать. А еще, когда падал, ударился головой и валялся без чувств. Жутко много крови потерял. Когда они меня нашли, я уже отходил к праотцам.

– Боже!

– Но я вот чего не могу взять в толк: зачем это все делается? Это же полная бессмыслица!

– Что ты имеешь в виду?

– Понимаешь, когда похитители воруют скот и делают все, чтобы не попасться, – это нормально.

– Согласна, – кивнула Лорели.

– Тогда какого черта искать на свою голову приключений, выманивать меня и всаживать мне в живот пулю? Слишком рискованно. Кроме того, стреляют в меня уже не в первый раз. Просто раньше я думал, что это случайность.

– Даже и не знаю, что сказать, Спенс.

– Такое впечатление, что кто-то вознамерился тебя убить, – задумчиво проговорила Анастасия, – а не только угнать скот.

– Я все больше и больше склоняюсь именно к этому предположению, – согласился Спенсер. – Но какой смысл? Зачем? У меня здесь нет врагов. Насколько я помню, я ни с кем не ссорился. Хотя, может быть, это индейцы?

Анастасия подумала о Хоке, и ей от последних слов отца стало как-то неприятно, хотя она вполне допускала и такое.

– Ты действительно думаешь, что это индейцы?

– Да не знаю я! Мне нужно вернуться на то место и все там как следует осмотреть.

– Спенс, ты прекрасно знаешь, что никуда не пойдешь, – решительно перебила мужа Лорели.

Спенсер угрюмо усмехнулся, стараясь не показать, как болит его рана.

– Я знаю.

– Я могу сходить туда, – предложила Анастасия. Родители одновременно повернули головы и в изумлении посмотрели на дочь.

– Ты ничего не знаешь об Аризоне и не умеешь читать следы. Толку не будет никакого, – покачал головой Спенсер.

– Так я научусь, – возразила Анастасия, все более отчетливо чувствуя себя абсолютно беспомощной.

– Конечно, научишься, – согласился отец. – Я собирался с тобой этим заняться, только сейчас, сама понимаешь, не могу. Кроме того, учить тебя должен очень знающий человек. И как я уже сказал вначале, понятия не имею, что нам делать.

– Мы будем управлять ранчо, – решительно ответила Лорели.

– Никому на ранчо я до конца не могу доверять, разве только Марии и Хулио. Они приехали сюда вместе со мной из Калифорнии, помогали строить дом, вести хозяйство... Все остальные – временщики, поденщики. Сам черт не разберет, откуда они заявились, какие грехи на них висят. Хотя это и не имеет особого значения. Все они толковые ребята, ничего не скажешь, только вот довериться никому из них я не могу.

В комнате повисла тягостная тишина.

– Мне нужен опытный ковбой, – снова заговорил Спенсер, – который разбирается в скотине, знает местные земли. Всякий другой просто разорит нас.

Ответные слова у Анастасии вырвались сами собой:

– Папа, такого человека мы с мамой знаем.

Спенсер резко обернулся к дочери, тут же сморщившись от боли:

– И кто же это?

– Хок Райдер.

Лорели, сначала в удивлении поднявшая брови, заулыбалась:

– Ну конечно! Если только он согласится.

– Что это еще за Хок Райдер? – нахмурился Спенсер.

– Мы с ним познакомились на почтовой станции в Тусоне. Это очень заботливый и добрый человек. Весь остаток пути он проехал с нами, – объяснила Лорели.

Спенсер нахмурился еще сильнее.

– Ты не видишь в этом ничего странного, Лорели? В конце концов...

– В людях я разбираюсь получше некоторых, – решительно возразила Лорели. – Он действительно добрый человек и вдобавок ковбой. Он сам нам об этом сказал.

Спенсер в сомнении покачал головой, снова поморщившись от пронзившей его боли.

– Если бы я мог предположить, что вы свяжетесь во время поездки сюда с каким-то проходимцем, я, не раздумывая, сам приехал бы за вами на Миссисипи.

– Перестань, Спенс. Он не такой, как все, и он вовсе не проходимец.

– Во всяком случае, у себя на ранчо я видеть его не желаю. Хок Райдер – хороша птица, ничего не скажешь!

– Ты просто ревнуешь, Спенс, – покачала головой Лорели. – Постыдился бы!

Спенсер помрачнел, как туча, и принужденно засмеялся.

– Черт возьми, Лорели! Возразить нечего. Все равно он может оказаться не так прост...

– Вовсе нет. И наша дочь права. Хоку Райдеру можно доверять. Он свое дело знает. И человек он честный. Чего ходить вокруг да около – сам с ним и поговори.

Спенсер помолчал в нерешительности и наконец сказал:

– Прежде чем толковать о деле, нужно с ним познакомиться.

– Нам, выходит, ты не доверяешь? – поинтересовалась Лорели.

– Ну... А где его можно найти? В северной Аризоне не так уж много мест, где живут белые.

Лорели заговорщицки улыбнулась Анастасии и невинным тоном спросила:

– Анастасия, почему бы тебе не поискать мистера Райдера?

– Конечно, мама, я сейчас вернусь!

Анастасия улыбнулась своему озадаченному отцу и выскочила за дверь, зная, что мать ни слова не скажет о том, что Хок со вчерашнего вечера у них на ранчо.

В мгновение ока Анастасия оказалась у двери комнаты Хока, постучала. Услышав его голос, приглашавший войти, она открыла дверь и шагнула через порог. Хок курил у открытого окна. На импровизированной кровати, похоже, никто не спал. Анастасия подошла к нему, сгорая от нетерпения поделиться новостями и надеясь, что он останется, зная, как он нужен им всем, а прежде всего ей. О последнем Анастасия старалась не думать.

– Хок, – смущенно сказала она, понимая, что просить его остаться не очень удобно, – ведь у него наверняка есть какие-то свои планы и намерения.

– Смелее, Анастасия, подходи ближе, – улыбнулся он ей.

Она подошла, и он, наклонившись к ее лицу, нежно поцеловал девушку прямо в губы. Анастасия судорожно вздохнула и прижалась к нему всем телом.

Он нежно погладил ей затылок.

– Поспать удалось?

– Да нет, – покачала головой Анастасия. – Легла за полночь, устала жутко. И все о тебе думала.

– Я знаю. – Хок ласково поцеловал ее в лоб. – Мне тоже глаз сомкнуть не удалось.

Анастасия вдруг забеспокоилась. В его словах она расслышала ноту прощания.

– Ты же знаешь, у меня была своя причина ехать в северную Аризону, – негромко продолжил он, задумчиво перебирая пальцами ее волосы.

– Только не говори, что ты уезжаешь, – едва не простонала Анастасия. – Я слышать об этом не желаю.

Он твердой рукой взял ее за подбородок, поднял ей голову и посмотрел прямо в глаза:

– Мне кое-что нужно сделать. Что – не могу сказать, по крайней мере сейчас.

– Хок, подожди, не говори больше ничего. Выслушай сначала меня.

27
{"b":"1852","o":1}