ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Королевство крыльев и руин
Не такая, как все
Тайны Лемборнского университета
Minecraft: Остров
Кафе маленьких чудес
Метро 2035: Красный вариант
Про деньги, которые не у всех есть
Приманка для моего убийцы
Дюна: Дом Коррино

– Немного длинное, правда, но если годами произносить, привыкаешь, – съязвил Спенс.

– Послушай, Спенс, мы же давно... Анастасия со смехом перебила родителей:

– До того, как вы начнете разбираться с именем своей дочери, мы спустимся вниз позавтракать, а потом я пройдусь с Хоком по ранчо, чтобы как следует осмотреть все наше хозяйство.

Лорели воскликнула:

– Анастасия! По северной Аризоне девушкам нельзя ходить в одиночку!

– Мама, мы не в Виксберге, – сердито возразила ей Анастасия. – Ничего со мной не случится – я же буду на ранчо. Теперь я сама могу за себя постоять. Во всяком случае, чем скорее я этому научусь, тем лучше. Хок здесь остается не навсегда, и в конце концов кому-то придется...

– Ты права, Стейси, – согласился с дочерью Спенс. – Учись всему, чему сможешь. Тебе здесь жить, и надо уметь это делать. Но даже на ранчо заранее не знаешь, что может случиться, – видишь, в какой переплет я попал. Я не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности.

– Со мной ничего не случится.

– Я присмотрю за вашей дочерью, – твердо пообещал Хок. Лорели взглянула на молодого человека и кивнула:

– Все правильно, Спенс. С мистером Райдером Анастасия будет в безопасности. Но все же будь осторожна, Анастасия, ты так же упряма, как и твой отец, а здесь и правда не Виксберг.

– А то я этого не знаю, – парировала Анастасия. – Но я докажу тебе, что уже давно самостоятельная.

– И тем не менее, – твердо сказал Спенс, – одной никуда не ходить, ясно? С Марией, Хулио или Хоком – пожалуйста. Будь с ними, чтобы ни мама, ни я не сходили с ума, где тебя искать. Договорились?

Анастасия сердито фыркнула, но согласие все же дала:

– Ладно, но я уже не ребенок.

Не выдержав, отец с матерью рассмеялись, и Лорели выговорила сквозь смех:

– Представь себе, дорогая, мы это уже заметили, но переживаем за тебя по-прежнему.

Тут рассмеялась и Анастасия, поняв, как любят ее родители.

– Я обещаю, что буду осторожна, не переживайте.

На этом Анастасия и Хок покинули спальню Спенсеров и поспешили на кухню, потому что вдруг почувствовали, что буквально умирают от голода.

Глава 10

После сытного завтрака, состоявшего из лепешек, сыра, жареных колбасок и пары чашек обжигающего ароматного кофе, Анастасия и Хок наконец выбрались на ранчо. В утреннем воздухе еще держалась ночная прохлада, но легкая роса, покрывшая на закате землю, уже сошла.

В загоне они выбрали себе двух бурых в белых яблоках мустангов. Спенс собирал свой табун из диких мустангов, которые свободно носились по просторам прерий. Объезженные, они как нельзя лучше подходили для выпаса стада. Ковбои попеременно брали себе для работы мустангов из этого табуна, отдавая все же предпочтение меринам, как более спокойным и предсказуемым.

Анастасия надела сомбреро с широкими полями, которое дала ей Мария. На этом настоял Хок, считавший, что маленькая изящная шляпка, которая чудесно шла к ее темно-зеленому костюму для верховой езды, не спасет от палящего солнца. Хок, хотя и раскритиковал ее головной убор, остался весьма доволен тем, что Анастасия надела юбку с глубокими разрезами, чтобы ехать верхом в мужском седле верхом, а не сидя боком. Еще он отметил, что Анастасия надела прочные сапоги для верховой езды и кожаные перчатки. Хотя ее костюм больше подходил для лужаек Юга, чем для прерий Запада, Хок был рад, что экипировалась она со знанием дела.

Сам он натянул штаны из грубой ткани, рубашку из красной шотландки, кожаную куртку, кожаные сапоги и белую шляпу – словом, оделся так, как и должен одеваться ковбой, пасущий стада в прериях. Не забыл он и опоясаться портупеей с револьвером, которая при ходьбе то и дело похлопывала его по правому бедру. Хок держался так, что, глядя на него, можно было почти физически ощутить некую настороженность, и Анастасия поняла, что поездка их будет чем угодно, но только не беспечной загородной прогулкой, как в былые времена в Виксберге.

Анастасия впервые смогла подробно осмотреть свой новый дом – ранчо Спенсера. Особняк в греческом стиле окружали широко раскинувшиеся зеленые луга, простирающиеся чуть ли не до горизонта. Стояла поздняя весна, и сквозь пожухлую прошлогоднюю траву уже настойчиво пробивались тугие ярко-зеленые стрелки молодой травки. Высоко в небе лениво плыли редкие кучевые облака. За домом располагались строения поменьше – курятник, амбар, загон для лошадей, поильня для скота, жилище ковбоев и кухня. Ранчо было отстроено с умом – Шеффилд Спенсер искренне мог гордиться результатом своих трудов.

Не успели они отъехать более или менее далеко от главного дома, а голова Анастасии уже пошла кругом от всего того, что успел рассказать Хулио, который взялся показать им окрестности. Он познакомил Хока с ковбоями, которые сразу же признали в нем старшего. Девушка старалась хоть как-то разложить услышанное по полочкам, чтобы воспользоваться этими знаниями в будущем. Она твердо решила узнавать как можно больше обо всем связанном с ранчо и ведением хозяйства: неизвестно ведь, сколько Хок пробудет у них – скорее всего уедет он до того, как отец полностью выздоровеет. За это короткое время она обязана выучиться управлять ранчо или хотя бы мало-мальски во всем разбираться, чтобы отцу достаточно было только отдавать ей распоряжения, что и как делать. Но вот чем ей вовсе не хотелось забивать себе голову, так это грядущим отъездом Хока. Анастасия изо всех сил гнала от себя эти мысли, сосредоточив внимание на всевозможных сведениях о хитростях хозяйствования.

Хок рассказал ей, что высокая трава, по которой они сейчас ехали, называется поа, а трава покороче – грама. Они росли толстыми пучками и среди скотоводов пользовались доброй славой. Пастбища с такой травой тянулись вдоль Литл-Колорадо и высоко ценились в Аризоне, потому что на них могло пастись и прибавлять в весе большое количество скота. Неплохо на этих пастбищах чувствовали себя овцы и козы – главная пища индейцев навахо.

Вдалеке показались холмы с плоскими вершинами, между которыми по извилистому руслу несла свои воды река. Воздух был сухим, пропитанным запахами травы и пыли. Хок, похоже, чувствовал себя здесь как дома, Анастасии еще не доводилось видеть его таким. Ей казалось, что эти земли отобрали у нее какую-то частичку души Хока, потому что значили нечто чрезвычайно для него важное.

Они натолкнулись на нескольких бредущих по пастбищу лениво жующих свою вечную жвачку коров, вокруг которых резвились телята. Хок мысленно сделал себе замету, куда они направляются, и объяснил Анастасии, что, когда у коровы родится теленок, она всегда уводит его от стада и на некоторое время прячет. А это очень опасно, потому что с коровой или ее теленком может случиться масса неприятностей. Их могут украсть, перегнать в другое стадо, могут загрызть волки или койоты. Об этом он собирался потолковать с ковбоями сегодня вечером, после того как объедет все ранчо.

Лошади вдруг зафыркали, замотали головами, стали грызть поводья и устремились куда-то вперед, очевидно, влекомые каким-то запахом, ведомым им одним. Анастасия, с трудом сдерживая своего мустанга, повернулась к Хоку:

– Что случилось? Чего они хотят?

– Воды. Они хотят воды, – рассмеялся Хок. – Реку почуяли.

Анастасия тоже рассмеялась и подумала, что наконец-то увидит реку, о которой ходило столько разговоров.

– Аккуратнее с лошадью, – уже серьезно предупредил ее Хок. – Не пускай ее в галоп. Мы их взяли на весь день, а чем дальше, тем будет жарче.

Анастасия кивнула. Ей вовсе не хотелось пускать свою лошадь вскачь по местности, о которой она не имела ни малейшего представления. Она огляделась по сторонам, еще раз поразившись тому, как глубоко в ее душу запали эти суровые земли. Теперь она понимала, отчего Райдера всю жизнь тянуло сюда. С наслаждением вдыхая терпкий сухой воздух, любуясь ранчо, что обустроил ее отец, она думала о том, что навряд ли теперь сможет по своей воле уехать отсюда – эта земля своей мощью необъяснимо притягивала ее.

29
{"b":"1852","o":1}