ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Русь сидящая
Темная ложь
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Рожденный бежать
Персональный демон
64
Всплеск внезапной магии

– У тебя есть еще что сказать? – Голос Хока был ровным и бесстрастным. Воины тева почти уже подъехали к ним.

– Наверное, ничего к тому, что было сказано, добавить нельзя. Мне хотелось быть рядом. Я за тебя переживала – знала, что ты рассердишься, но все же пришла. Поверь, я понятия не имела, насколько тебе...

– Ты хоть понимаешь, что из-за тебя я теряю уважение и честь в глазах мужчин тева?

– Нет. Не понимаю.

– Для хопи это очень важно, как и для тева. Анастасия помолчала, подумав, что в самом деле плохо знает Хока. Сердце ее сжало ледяное отчаяние.

– Я жду, – продолжал давить Хок.

– Я не знаю. Мне в голову никогда не приходило, что...

– Насчет головы это точно. Знаешь, сколько хопи и тева добровольно уходили из жизни после того, как были обесчещены?

Сердце у Анастасии заколотилось быстро-быстро.

– Хок, послушай. Я...

– К счастью, сегодня ночью я не собираюсь умирать, как и во все последующие дни. Тем не менее, Анастасия, я хочу покончить со всей этой кашей, которую ты заварила, здесь и сейчас.

– Да, я понимаю, – негромко ответила Анастасия, чувствуя, как в душе ее поселяется холод. Ведь она действительно не знала Хока. А что такое для него честь? Как сейчас оказалось, она тоже этого не знала. Неужели та индейская кровь, что течет в его жилах, так отличает его от других людей? – Прости, что я приехала сюда. И вообще прости меня за все. – В конце концов, у нее тоже есть собственная гордость, пусть он хотя бы узнает об этом.

– Простить? Это за что же? – насмешливо спросил Хок, поворачиваясь от Анастасии в сторону подъехавших воинов тева.

– За очень-очень многое. Езжай, делай, что задумал, – выговорила Анастасия, отступая к своему мустангу, беря его под уздцы и всовывая ногу в стремя. Усевшись на коня, она еще раз посмотрела на Хока и добавила: – Езжай и живи счастливо. Но без меня.

Она резко развернула лошадь в направлении Гайи, но, прежде чем мустанг сделал хотя бы шаг, Хок оказался рядом и, выхватив из рук Анастасии поводья, придержал коня, после чего рывком сдернул ее с седла.

– Какого черта, Стейси! – свистящим шепотом воскликнул Хок. – Что за чертовщину ты несешь?

Она чуть не упала ему под ноги и, подняв глаза, увидела, что индейцы уже подъехали и теперь, сидя на своих лошадях, спокойно молча наблюдают за происходящим. С помощью Хока поднявшись на ноги, Анастасия почувствовала себя совершенной дурой. Кто бы говорил теперь про потерю чести!

Посмотрев на индейцев, он коротко кивнул, потом перевел взгляд на нее. И вдруг широко улыбнулся и сказал:

– Ну что ж, по крайней мере они узнали, что с некоторыми женщинами бывает невозможно справиться. Если бы это были апачи, то мне и думать не хочется, что они потребовали бы сделать с тобой, чтобы вернуть мне потерянную честь мужчины.

– Знаешь что, Хок, я во всем этом не вижу ничего смешного, – резко бросила Анастасия, отталкивая его и отходя на несколько шагов в сторону. – Тебе пора бы понять, что у меня тоже есть гордость.

– Я знаю.

– Прекрасно. Я возвращаюсь домой. А ты езжай, куда ехал. С самого начала я была не права.

– Ну уж нет, домой ты не поедешь.

– Что?! – Анастасия в бешенстве топнула ногой. – Сначала – уезжай, и чем скорее, тем лучше, а теперь – нет, дорогая, оставайся. Вот что, с меня довольно. Плевать мне на всех.

Хок тихо засмеялся, и этот низкий смех вдруг показался Анастасии хищным кличем стервятника. Ей ужасно захотелось, чтобы время повернуло вспять, чтобы она осталась сегодня в своей спальне. Возможно, Хок и был прав во всем.

– Стейси, ты поедешь со мной. Я вовсе не намерен отпускать тебя обратно в Гайю, тем более когда все поместье уже поднято на ноги.

– Я уехала тайком, меня никто не видел!

– Меня не интересует, как ты оттуда уехала. Меня интересует, что происходит сейчас. Кроме того, одну я тебя не отпущу.

– Знаешь что? Я сама о себе как-нибудь позабочусь!

– Давай не будем мусолить одно и то же. Ты едешь со мной. И давай сразу, раз и навсегда, договоримся – делать только то, что я скажу, иначе никто из нас живым не вернется. Тебе хотелось развлечений – вот они, получай. И если ты отъедешь от меня хоть на несколько футов, то потом горько пожалеешь об этом.

Анастасия упрямо замотала головой, разозлившись всерьез:

– Это если я еще захочу поехать рядом с тобой.

Вот тут уже Хок вышел из себя – он больно схватил ее за руку и прошипел прямо в лицо:

– Черт тебя подери, мы что, едем попить послеобеденного чайку в Виксберге? Сегодня каждый смертельно рискует, и ты не исключение.

– Хок, я поеду с тобой, – сказала Анастасия, уступая напору и справедливости его слов. Нет, конечно, это не Виксберг, и из-за нее могут пострадать другие, но стремление быть рядом с ним от этого не уменьшилось.

– Давай все споры сейчас закончим. Я уже растерял почти всю свою мужскую честь. Ты нас задержала не знаю как. Садись в седло и всю ночь не отъезжай от меня ни на шаг.

С этими словами он решительно развернулся и исчез. В смятении Анастасия обернулась к индейцам, зная, что сказать ей совершенно нечего, даже если бы они и говорили по-английски. Глубоко вздохнув, она села на лошадь и стала ждать Хока. Вскоре он подъехал словно призрак ночи, гневный и полный решимости довести начатое до победного конца. Анастасии вдруг вспомнилась ее первая мысль о Хоке: «Он совсем не похож на мужчин, которых я знала раньше, – он из тех, с которыми мне меньше всего хотелось бы встретиться». И тем не менее... встречается снова и снова.

Хок кивнул индейцам, и те молча тронулись следом за ним. Анастасия подъехала поближе к Хоку, но тот и не посмотрел на нее, и тогда она тоже отвернулась, удивляясь, каким же это образом то, к чему она всей душой так стремилась, превратилось в сплошные для нее неприятности. Хорошо, она постарается не мешать – будет делать то, что скажет Хок. А вот когда они вернутся в Гайю... тогда она еще посмотрит.

Темные очертания поместья Латимеров возникли перед ними довольно неожиданно. Боевой отряд остановился. Трое индейцев молча кивнули Хоку, сделали несколько движений на языке жестов и не спеша направили своих коней в сторону загона с лошадьми.

Хок с остальными тева соскочили со своих мустангов на землю и слегка присели, положив ладони на морды своих лошадей. Анастасия в точности их скопировала, помня, о чем предупреждал ее Хок. Что будет дальше, она не имела ни малейшего представления – Хок не посвящал ее в подробности. Однако спрашивать она у него ничего не собиралась, тем более что любой вопрос, заданный вслух, может выдать их местонахождение. Анастасия решила молчать и ждать, что будет дальше.

Скоро одна из половинок ворот ранчо беззвучно распахнулась, и индейцы начали выводить лошадей в открывшийся проем. Вся картина производила довольно жуткое впечатление – все происходило бесшумно, словно во сне. Медленно и уверенно воины тева продолжали выводить лошадей, но никто на ранчо не поднимал тревоги, что было просто сверхъестественно. Когда была выведена восьмая лошадь, ворота сами собой закрылись, и тева увели лошадей на север, быстро увеличивая расстояние между собой и ранчо Латимера.

Внезапно, разорвав ночную тишину, раздалось несколько пистолетных выстрелов, загомонили громкие голоса. За оградой ранчо забегали люди, собираясь у лошадиного загона. Раздались ругательства, мужчины начали седлать лошадей, многие показывали руками в том направлении, куда индейцы погнали украденный табун. Ворота распахнулись снова, с территории ранчо вылетели несколько всадников и унеслись в темноту.

За все это время Хок и остальные индейцы даже не шелохнулись. Анастасия покосилась на Хока. Лицо его было бесстрастным – все внимание Хок сосредоточил на толкущемся в отгороженном загоне стаде годовалых бычков, собранных вместе для клеймения. Несколько ковбоев суетливо расхаживали вдоль ограды загона. За ними можно было следить по тлеющим огонькам сигар. Когда звуки погони затихли вдали, ковбои заметно расслабились и перестали сновать вокруг загона. Бычки снова улеглись на землю.

57
{"b":"1852","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Циник
Рейд
Тайны Лемборнского университета
С любовью, Лара Джин
Она ему не пара
Избранная луной
Автомобили и транспорт
Бунтарь. За вольную волю!
Коронная башня. Роза и шип (сборник)