ЛитМир - Электронная Библиотека

Она бросила взгляд на Хока. Он, как всегда, с удивительной легкостью управлялся со своим мустангом, как бы сливаясь с ним в одно существо, однако вид у него сегодня был вовсе не ковбоя, к которому она привыкла. Это был индеец-воин, совсем незнакомый мужчина, и находиться рядом с ним ей было весьма неуютно, особенно после того как он на нее разозлился.

Хок молча махнул рукой, показывая в сторону какого-то высохшего русла реки, которое исчезало в обрывистых, изъеденных ветром и водой скалах. Анастасии и в голову бы никогда не пришло, что здесь может находиться тайный каньон, однако Хок направился именно в ту сторону, и вскоре они вместе со стадом вышли по этому высохшему руслу в глубокий каньон с почти вертикальными обрывистыми стенами. Стадо задвигалось быстрее, почуяв впереди воду.

Хок обернулся к Анастасии. На его губах играла торжествующая улыбка. Каньон постепенно расширялся, и они оказались в маленькой долине, густо заросшей травой. Здесь даже росло несколько небольших деревьев. Хок натянул поводья и отъехал в сторону от стада. Анастасия последовала за ним. Скот теперь сам доберется до травы и воды, благо и того и другого здесь было вдоволь.

Они поехали обратно вдоль стада и выехали наружу. Бычки все шли и шли через узкий вход в каньон. Появились индейцы, остановились по обе стороны входа и терпеливо дождались, когда в каньон прошел последний бычок.

Убедившись, что все стадо благополучно добралось до цели, они занялись тем, что принялись тщательно закладывать вход, превращая каньон в надежный загон для скота. Как поняла Анастасия, все было продумано просто великолепно. Подкатили несколько больших валунов и ими загородили вход, а для маскировки набросали сухих веток и травы.

Когда все было сделано, индейцы повели своих мустангов назад по песчаному руслу, тщательно заметая все следы, и довольно быстро увидели четырех индейцев, которые шли им навстречу, тоже уничтожая следы.

Наконец-то дело было сделано – скот украден, спрятан в надежном месте, все следы стерты. Хок поблагодарил тева на их языке. Они что-то ему ответили, молча поклонились Анастасии и направились на север, ведя лошадей под уздцы.

Анастасия остолбенело смотрела им вслед, потом повернулась к Хоку:

– Они ушли?

– Им нужно выращивать урожай, но они вернутся, когда нужно будет клеймить скот, пока я не найму на работу нескольких человек.

– Ты уже знаешь, кто у тебя будет работать?

– Я знаю многих ковбоев, которые готовы мне заплатить, только чтобы работать здесь, в прохладе, а не под палящим солнцем, – усмехнулся Хок.

Анастасия улыбнулась и еще раз мысленно похвалила себя за то, что решилась помочь Хоку. Внезапно Хок посерьезнел.

– Дело еще не доделано. До рассвета нам нужно вернуться в Гайю, иначе нас там хватятся. Нужно поспешить, потому что теперь мне придется позаботиться о следах.

Анастасия согласно кивнула и направилась к своему мустангу.

Однако Хок схватил ее за руку и развернул к себе. Выражение лица у него стало неприятно жестким.

– Не думай, что я забыл про твое поведение, – резко сказал он. – Насколько я сердит, ты узнаешь чуть позже, когда у нас будет на это время.

– Ну что ж, – ответила Анастасия, вырывая руку. – Вряд ли у меня найдется время выслушивать эти глупости.

Она повернулась и пошла прочь. На душе у нее стало горько оттого, что сегодня ночью она никому не доставила никаких хлопот и даже в меру сил помогла довести задуманное Хоком до конца, а он сейчас так обошелся с ней.

Хок снова схватил ее за руку и на этот раз грубо рванул к себе.

– Ну уж нет, тебе придется меня выслушать столько времени, сколько потребуется. Просто сейчас моя голова занята несколько другими мыслями. – Он повернул ее к себе спиной и пнул коленом под зад. – Лезь на лошадь, пока я добрый...

Пинок был такой, что Анастасия со всей силы врезалась в мустанга, удержавшись на ногах лишь потому, что чудом успела ухватиться за седло. Обернувшись, она увидела, что Хок сунул ногу в стремя, собираясь вскочить в седло. Анастасия хитро улыбнулась, быстро сделала пару шагов и сильно шлепнула лошадь Хока по крупу.

Не ожидавший такого невежливого обхождения мустанг рванул с места, и Хоку пришлось поболтаться в воздухе, прежде чем он сумел взгромоздиться на коня. Он быстро справился с ошалевшим мустангом, резко его развернул и пустил галопом к Анастасии, крикнув:

– Ты своего добилась! Мое терпение кончилось!

Глава 17

Анастасия увидела, что Хок с лицом, перекошенным от ярости, несется прямо на нее. Она ахнула, поняв, что ярость эта вся целиком направлена только на нее, и поспешно начала залезать на лошадь, чтобы улизнуть от осатаневшего Хока, но успела только сунуть ногу в стремя. Вихрем налетевший Хок буквально сорвал ее с лошади и перебросил лицом вниз через свое седло.

Сделав круг, он вернулся, подхватил мустанга Анастасии под уздцы и пустил своего коня галопом по высохшему руслу обратно к скалам. Взбешенная, Анастасия задергалась, пытаясь высвободиться, но Хок намертво прижал ее к спине лошади, заставляя в полной мере переносить мучительную скачку в таком малоудобном положении.

Доскакав до скал, Хок остановил мустангов, спустил Анастасию на землю и только после этого соскочил сам. Доведенная до белого каления, Анастасия, тяжело дыша, отступила на несколько шагов, подбоченилась и бросила Хоку:

– Я не потерплю таких...

Договорить она не успела. Хок выдернул из кучи травы и сучьев, которую набросали индейцы, чтобы скрыть следы стада, здоровенную еловую ветку с крупными зелеными иголками и с решительным видом направился к Анастасии. Поняв его намерения и не узнавая своего любимого Хока в этом высоченном мрачном краснокожем, одетом в одни лишь мокасины и набедренную повязку, она кинулась было бежать.

Но на сей раз ей не было дано ни остановить, ни обогнать Хока. Не успела она сделать и нескольких шагов, как он настиг ее и схватил поперек туловища.

– Хок, не вздумай меня бить! Я...

– Ты меня донимала всю ночь, – зло перебил он ее. Она вскинула на него глаза и вдруг увидела, что гнев, которым горел его взгляд, уступил место страсти. Ветка выпала из его руки. Анастасия тоже почувствовала, как злость покидает ее и уступает место гораздо более приятному чувству.

– Господи... Хок... – выдохнула она. Дышать вдруг стало трудно, потому что сердце, переполнившееся нежностью, застучало под самым горлом.

– Стейси, иди-ка сюда, – отрывисто бросил Хок. – Тебе за многое придется расплатиться. – Голос у него вдруг стал сиплым.

– Нет.

– Вот как? Опять – нет? Бунтуем?

– Вот именно. Иди ты ко мне.

Он блеснул улыбкой. Весь гнев его как-то сразу испарился. Хок уселся, скрестив ноги, на землю, быстрым движением усадил Анастасию к себе на колени и обнял сильной рукой за талию. От прикосновения его горячего нагого тела по спине Анастасии пробежала сладкая дрожь.

– Ты бесстыдник, Хок. Ходишь чуть ли не голый.

– А так мне легче к тебе приставать.

Анастасия рассмеялась и выговорила в притворном ужасе:

– О, великий сильный воитель, пожалуйста, не обижай меня.

Он что-то проворчал в ответ и вдруг уткнулся лицом ей в шею, легонько прихватил нежную кожу зубами, отпустил и прошептал:

– Я тебя сейчас буду совращать, а потом уже и рассчитаемся.

Анастасия погрузила пальцы в его густую шевелюру и чуть охрипшим голосом ответила:

– В таком случае совращай меня, и я буду считать, что мы квиты.

Хок отыскал губами ее рот, чуть приоткрытый в ожидании поцелуя, губы их слились, погружая обоих все глубже и глубже в омут любовной страсти, в водоворот чувств, который неудержимо затягивал их в сладкую бездну наслаждения, блаженства и единения.

Анастасия чуть слышно застонала и обняла Хока, чувствуя ладонями, как напрягаются мышцы у него на спине, как его охватывает желание. Он все сильнее сжимал ее в объятиях, прижимая к груди, как если бы ему хотелось слиться с любимой в одно целое.

59
{"b":"1852","o":1}