ЛитМир - Электронная Библиотека

Через секунду он торопливо сел и зашептал:

– Несколько человек на лошадях, и очень близко. Нас здесь не должны найти, но времени убраться подальше уже нет. – Он торопливо огляделся по сторонам, нашел набедренную повязку, поднялся на ноги и надел ее. Схватив брошенную им недавно еловую ветку, он повернулся к Анастасии: – Быстро одевайся и отведи мустангов к той, темной стене каньона. Стой рядом с ними и следи, чтобы они не дергались и не ржали. Я постараюсь сейчас замести наши следы, и тогда останется лишь молиться, чтобы они не заехали в каньон слишком далеко.

Широкими шагами он бесшумно ринулся вниз по высохшему руслу, а Анастасия принялась судорожно натягивать на себя одежду. Она еще не совсем пришла в себя, и от этого у нее тряслись руки и ноги, и все получалось очень медленно и неуклюже. Наконец она оделась и занялась мустангами. Отведя лошадей к стене, на которую указал Хок, Анастасия стала гладить взволнованных животных, шепча им ласковые слова. Успокаивая их, она успокаивала и себя, потому что испугалась не на шутку.

Прошла, казалось, вечность, хотя на самом деле – не более нескольких минут. Хок вернулся, подошел к Анастасии, ободряюще сжал ей плечо и сказал:

– Весьма возможно, что это люди Латимера ищут своих бычков. Стой тихо и спокойно, чтобы слиться со стеной каньона.

Они подвели мустангов вплотную к скале и, встав рядом с ними, обхватили руками лошадиные морды. Тела лошадей и впрямь слились с темной скалой каньона. Замерев, они принялись ждать, стараясь успокоить лошадей и самих себя.

Вскоре вдалеке послышался стук копыт, который все приближался и приближался. Затем стали доноситься мужские голоса. Всадники направились к высохшему речному руслу и остановились. Хок и Анастасия затаили дыхание. Мгновение спустя кавалькада двинулась дальше вверх по руслу. Они проехали несколько футов, остановились, затем снова тронулись вперед. Когда до затаившихся Анастасии и Хока оставалось совсем немного, всадники остановились вновь.

Поскрипывание кожаных седел в ночной тишине казалось ужасно громким. Всадники неторопливо оглядывались по сторонам.

– Ну так что, Чарли? Похоже, здесь все тихо, – заговорил один из них.

– Да вроде так. Не вижу, где здесь можно припрятать стадо.

– Точно.

– Может, хозяин сам его отыщет.

Один из мужчин фыркнул и чиркнул спичкой. До Хока и Анастасии донесся запах прикуренной сигары. Ничем не выдав своего присутствия, они лишь крепче сжали морды лошадей.

– Вообще-то странно это все, верно?

– Да это скорее всего индейцы. А там черт его знает.

– Да. Потом есть еще этот Спенсер.

– Тот южанин? Да ты что, уж очень он вежливый. Прямо такой весь из себя джентльмен.

– Ну да, все они вежливые, а что в голове, сам знаешь...

– Ти Эл все равно будет думать, что это дело рук Спенсера, что бы там на самом деле ни было.

– Похоже, что так, ведь на всей Литл-Колорадо, кроме этого малого, другого ранчеро нету.

– Так вся штука в том, что следов никаких, вот ведь что. И еще угнанные лошади. Слишком уж ловко все проделано, по мне, так явно индейцами попахивает.

– А что, может, ты и прав. А тут мы, кажись, только время теряем.

– До каких пор нам на восток ехать, а?

– Проедемся еще чуток. Не хочу вернуться раньше срока и попасть хозяину под горячую руку. Если он не отыщет этих своих бычков, то, считай, потеряет всю годовую выручку.

– Думаешь, рассчитает всех гуртовщиков?

– А черт его знает. Коли выгонит, попробуй наняться к Спенсеру.

– Ладно, поживем-увидим. Если это дело рук индейцев, то не видать нам этих бычков как своих ушей.

– А если Спенсер...

– Да один черт.

– Ти Эл небось знает, кто это.

– А то! Давай трогаться.

Они тронули лошадей, и в этот момент мустанг Анастасии начал грызть уздечку. Она отчаянно попыталась удержать его, и это ей почти удалось, но ведь известно, что в тишине звуки разносятся далеко. Она и Хок застыли, готовые ко всему.

– Слышал?

– Да это все чертовы лошади. Не стоится им на месте, особенно в такие ночи, как эта.

– Не любишь полнолуния?

– В такие ночи всегда вспоминаешь об индейцах. Ладно, поехали. Ни черта здесь нет. – Они развернули лошадей и двинулись обратно. Говоривший продолжил: – Я тебе разве не рассказывал, что сотворили апачи с золотоискателями в ночь полнолуния?

– Да вроде нет, не помню, – ответил второй голос под затихающий стук копыт.

– Да что ты? Все они ехали в Калифорнию и должны были пересечь территорию апачей. Так вот, я сам, своими глазами...

Голоса затихли, наступила тишина. Анастасия едва слышно выдохнула и осторожно потрепала своего мустанга по шее. Хок легонько сжал ее руку и шепнул:

– Спокойно, не двигайся, Стейси. Они еще могу вернуться.

Анастасия тут же замерла. Ей в голову такая мысль не приходила. Что бы с ней сталось в этой Аризоне, если бы не Хок? Но думать об этом у нее не было никакого желания. Главное – она встретила его, и с тех пор они вместе.

Они простояли неподвижно очень долго, пока Хок наконец не сказал все еще шепотом:

– Думаю, теперь мы можем трогаться обратно. Но все время нужно быть настороже, поняла?

– Да, конечно, – тоже шепотом ответила девушка.

– Теперь можем быть уверены только в одном.

– В чем?

– Что вернуться в Гайю до рассвета нам не удастся.

– Это я виновата, Хок. Он усмехнулся:

– Я бы сказал, что это наша общая вина. Но сейчас это не имеет никакого значения. Я должен переодеться. Найди-ка фляжку.

– Сейчас, – сказала Анастасия и, повернувшись, потянулась за одной из них, что были приторочены позади седла. Когда она повернулась к Хоку и протянула ему флягу, тот сказал:

– Смой грязь с физиономии.

Анастасия расхохоталась, вспомнив, что вымазала себе лицо для маскировки. Пока она умывалась, Хок продолжил:

– Я тоже смою с себя боевую раскраску, а потом мы вернемся в Гайю и сделаем вид, что встали очень рано и съездили прогуляться.

Он быстро умылся, переоделся и превратился из грозного индейского воина в обычного американского загонщика. Наблюдая за этим перевоплощением, Анастасия сказала:

– Знаешь, а я уже привыкла к твоему предыдущему обличью и теперь даже не знаю, какое мне нравится больше.

Хок хмыкнул:

– Самое правильное – чтобы я нравился тебе в любом.

Анастасия громко рассмеялась, но потом, вспомнив об осторожности, зажала рот рукой.

– И вот еще что, Стейси, – заметил Хок, заправляя рубашку в штаны, – я пока не выяснил, насколько ты вынослива и осторожна.

– Достаточно, – гордо ответила Анастасия и уже мягче добавила: – Если честно, то пока еще я чувствую себя здесь чужой.

– А пожалуй, ты права, – улыбнулся Хок. – Как только приглядишься к тому, что творится вокруг...

– Точно, – кивнула она, озабоченная теперь тем, чтобы как можно скорее вернуться в Гайю. Мысль о том, что кто-то может следить за ними, была неприятна.

– Хорошо. Тогда давай возвращаться. Очень хочется надеяться, что вид у нас после всех ночных трудов будет вполне невинным.

– Я тоже надеюсь на это, – горячо поддержала его Анастасия. В то же время она не могла себе представить, что сказали бы ее родители, узнай они, в какой авантюре она сегодня участвовала. Анастасия даже головой затрясла, отгоняя эту мысль.

Небо уже начало розоветь на востоке, когда они въехали на территорию Гайи, хорошенько обтерли своих уставших мустангов и направились к дому. Когда они подходили к особняку, Анастасия сухо проговорила:

– Вот и дом родной.

Хок не согласился с ее настроением.

– Родной дом там, где твое сердце, – серьезно сказал он. – А мое сердце всегда будет там, где твое, Стейси.

От прозвучавшего в этих словах обещания на глазах Анастасии выступили слезы. Но прежде чем они смогут обрести такой родной дом, требовалось до конца разобраться с Ти Эл Латимером.

Глава 18

После бессонной ночи и суетного дня Анастасия сидела на веранде в кресле-качалке и, наслаждаясь покоем, потягивала чай.

61
{"b":"1852","o":1}