ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда все расселись, причем мужчины галантно отодвинули стулья для женщин, Исабель воскликнула:

– Какое у вас замечательное столовое серебро!

– Спасибо, – улыбнулась Лорели. – Только оно и осталось у меня от прошлой жизни, да вот еще муж и дочь. Я так рада, что сумела сохранить их...

– Как я вас понимаю! – с искренней симпатией в голосе откликнулась Исабель.

– Извините нас за эти уродливые стеклянные стаканы, но просто не было времени...

– Что вы, сеньора, – успокоил хозяйку Ти Эл. – Нам очень приятно находиться у вас в гостях... с вами. Большего и не нужно.

– Вы так любезны! – заметила Лорели, старательно избегая встречаться с гостем глазами. – Полагаю, можно приступать. – Повернувшись к дверям, она громко позвала: – Мария!

Та быстро вошла и принялась осторожно разливать по тарелкам густой, зеленоватого цвета суп. Обойдя весь стол и обслужив каждого, она бесшумно выскользнула из столовой.

Когда все вооружились столовыми ложками, Лорели сказала:

– Надеюсь, вам понравится. Это приготовлено по старинному рецепту, который хранится в моей семье на протяжении многих поколений. Такое едят только на Юге.

Гости проглотили по ложке супа и все как один уставились в свои тарелки с таким видом, как будто увидели, что там что-то плавает.

– Ну как? – поинтересовалась Лорели. – Вам понравилось?

– Э-э-э... – нерешительно заговорила Исабель, посмотрев сначала на Ти Эл, потом снова на Лорели. – Признаюсь, подобного мне никогда прежде пробовать не доводилось.

– Да что вы? – оживилась Лорели. – Удивительно вкусно, правда?

И она с удовольствием принялась есть суп.

Латимеры молча, как бы не веря своим глазам, уставились на нее, потом дружно посмотрели на Спенса, который не отставал от своей жены. Ложки так и мелькали.

– Пальчики оближешь, да? – с полным ртом промычал Спенсер.

– О да, – наконец выдавил из себя Ти Эл. – Говорите, такое готовят только на Юге?

– Больше нигде, – заверила его Лорели, отрываясь на секунду от еды. – Да вы не стесняйтесь. Доедайте. Там еще целая кастрюля.

Латимеры ответили кривыми улыбками и принялись вяло угощаться. Они изо всех сил старались не зачерпывать скользкие комки, но с мучнистой тошнотворной слизью, которая проскальзывала в горло, поделать ничего не могли.

– Как вы сказали, называется это блюдо? – наконец поинтересовалась Исабель.

– О, вы хотите узнать рецепт? Моя бабушка называла его ласково – мой супец из червячков.

Лица у Латимеров стали чуть ли не такого же зеленого цвета, как и суп в их тарелках.

– Не волнуйтесь, это она в шутку! Любила посмеяться, знаете ли, – рассмеялась Лорели. – Конечно, он сварен не из червей.

Все четверо гостей с видимым облегчением вздохнули.

– На самом деле он из гусениц.

Латимеры как один со стуком положили свои ложки на стол.

– Вам не понравилось? – с расстроенным видом спросила Лорели.

– Мама, может быть, они раньше просто ни разу не ели гусениц, – с невинным видом высказала догадку Анастасия.

– Да их в супе всего несколько штук. Для вкуса. Ты же знаешь, я привезла с собой только мешочек сушеных.

– Сушеных? – сорвавшимся голосом переспросила Кэт.

– Они, конечно, со свежими не идут ни в какое сравнение, вы же понимаете. Но если вы их ни разу не пробовали и суп вам не очень понравился, тогда, может быть, перейдем сразу к следующему блюду. Мария!

Из-за дверей, как по мановению волшебной палочки, возникла Мария.

– Да, мэм?

– Мария, уберите, пожалуйста, тарелки и принесите салат.

На лицах Латимеров проступило явное облегчение, когда Мария забрала у них почти полные тарелки.

Вскоре Мария под внимательным взором Лорели разнесла и поставила перед каждым по тарелке со свежим салатом. Когда она вышла, в открытую дверь явственно донесся запах горелого мяса, от которого у всех невольно запершило в горле.

Исабель вежливо спросила:

– Вроде бы что-то горит на кухне?

– Нет-нет, что вы! – улыбнулась Лорели. – Моя мама частенько говаривала, что нет ничего вкуснее хорошо прожаренного стейка, если только это не свежая ветчина. Я хочу вас обрадовать: будут и свежая ветчина, и стейки!

– Замечательно! – слабым голосом сказала Исабель.

Ти Эл и Люк на время лишились дара речи. Кэт тоже как язык проглотила, и единственной причиной, все еще удерживавшей ее за столом, был мужчина по имени Хок, что сидел как раз напротив нее.

Гости, взглянув на салат, растерянно переглянулись и в задумчивости застыли над своими тарелками.

– Кушайте, кушайте! – радостно пригласила Лорели. – Вы себе не представляете, скольких трудов мне стоило отыскать для этого салата нужную зелень! Ведь у нас пока даже огорода нет! Но моя бабушка всегда говорила: без салата и еда не еда! Трудно возразить, правда?

– Э-э-э... А из чего ваш салат? – выдавила из себя Исабель.

– Вы знаете, я совершенно неожиданно нашла самые нежные листочки прямо около лошадиного корыта для водопоя! Так повезло! А с грибами мне повезло еще больше – сегодня рано утром вдруг увидела целую россыпь на скотном дворе, около конюшен! На Юге мы такой салат каждый день готовили, очень вкусно! Угощайтесь!

И Лорели подцепила вилкой скользкий гриб, отправила его в рот, добавила пару листьев салата и с видимым удовольствием принялась жевать. Хок, Анастасия и Спенс не замедлили последовать ее примеру.

– Извините нас, ради Бога, но мы не едим салатов, – кашлянув, сказала Исабель и аккуратно положила вилку на стол рядом с тарелкой.

– Как, вы не едите салатов? – изумилась Лорели.

– Нет, – категорично ответила гостья.

Остальные Латимеры с постными лицами положили вилки на стол и слегка отодвинули от себя тарелки.

– О, тогда мы тоже не будем, – беспечно проговорила Лорели и громко позвала: – Мария!

Вслед за вошедшей Марией из коридора потянуло дымом.

– Мария, уберите, пожалуйста, салаты. Мы не будем их есть, – ласково обратилась к ней Лорели. – Подайте, будьте любезны, ветчину с бататами и стейки с жареным картофелем.

– Да, мэм, – кивнула Мария. Она собрала тарелки, уронив там и сям несколько салатных листьев прямо на стол, и вышла.

– Главное блюдо вам наверняка понравится, – одарив всех сияющей улыбкой, сообщила Лорели. – Мария трудилась над ним с самого утра.

– Ждем не дождемся, – вставила Исабель, не осмеливаясь поднять глаза на Латимеров.

Через некоторое время Мария вернулась в столовую и начала ставить перед каждым тарелки с главным блюдом. Ти Эл глянул в свою тарелку, потом посмотрел на Лорели с таким видом, как будто увидел ее в первый раз. На его тарелке притулились крохотный обуглившийся кусочек мяса, половинка картофелины в кожуре и кучка гарнира неизвестного происхождения.

Лорели поймала его взгляд, потом заглянула в свою тарелку и с показным наслаждением втянула носом горелый запах.

– Детство вспомнилось! Как будто моя мама готовила!

Не успел Ти Эл и рта открыть, как в столовой снова появилась Мария с большим блюдом в руках. С трудом поставив его на стол, она гордо выпрямилась и спросила:

– Порезать, мэм?

И, не дожидаясь ответа, принялась отхватывать здоровенные куски от окорока, который лежал в окружении опять же подгоревшего батата и бог знает из чего сделанного гарнира.

– Вообще-то, Мария, мясо нарезает хозяин дома, но раз уж вы начали... – недовольным тоном заметила Лорели.

Мария уже успела разложить по тарелкам толстые, покрытые жесткой подгоревшей коркой ломти ветчины, всякий раз подкладывая по ложке обуглившегося батата. Обслужив всех, она небрежно поклонилась и быстро вышла из столовой.

В комнате повисла долгая тишина. Ее нарушила Лорели, заметив:

– Прошу извинить нашу служанку. Она не должна была нарезать ветчину.

Ти Эл поднялся со своего места так резко, что стул, на котором он сидел, с грохотом пистолетного выстрела опрокинулся на пол.

– Сеньора! – обратился он к Лорели. – Все это следует расценивать как шутку?

69
{"b":"1852","o":1}