ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сопроводил их до накрытого стола и усадил на стулья – Лорели рядом с собой, Анастасию напротив.

Столовая не отличалась особым изыском в убранстве – круглые столы с четырьмя стульями вокруг каждого, голубые в клеточку скатерти, тарелки, чашки, блюдца из толстой белой керамики и стальные ножи и вилки. Еда тоже была простой: свиные отбивные, мамалыга, вареный картофель, хлеб, масло, яблочный пирог и кофе, но эта пища показалась всем просто замечательной, особенно после вяленой говядины, бобов, горчицы и жидкого кофе, что неизменно подавали на почтовых станциях.

После ужина все остались сидеть в умиротворенном состоянии духа, и Райдер не спеша свернул сигарету и с явным удовольствием закурил. Они немного поговорили о поездке, после чего Хок предложил женщинам пройтись по центральной улице и познакомиться с городом.

Лорели откровенно зевнула, прикрыв рот ладонью, и заметила:

– Я не так молода, как вы оба. Поднимусь-ка, пожалуй, к себе наверх да лягу спать пораньше. А вы с Анастасией пойдите прогуляйтесь перед сном.

Анастасия изумилась. Мать отпускала ее одну на прогулку с мужчиной! Похоже, этот Райдер настолько пришелся ей по душе, что она безраздельно начала ему доверять. Только вот Анастасия отнюдь не разделяла такого безоговорочного доверия. Прежде всего он был мужчиной, а жизнь достаточно долго учила ее не доверять сильному полу, и изменить это ей было вовсе нелегко.

– Миссис Спенсер, я с большим удовольствием буду сопровождать вашу дочь по городу, если, конечно, она захочет составить мне компанию.

– Да я уверена, что захочет! Правда, Анастасия? – твердым голосом поинтересовалась Лорели у дочери и легонько толкнула ее ногой под столом.

Анастасия мгновенно поняла намек матери – соглашайся! Некоторое время девушка еще колебалась, но поняла, что вежливого способа отказаться ей не найти.

– Это будет весьма приятно, – глубоко вздохнув, нарочито равнодушно ответила она.

Из-за стола они встали все вместе и поднялись на второй этаж. Лорели отперла дверь номера и пожелала им обоим приятного вечера. Протянула ключ Анастасии, но передумала и отдала его Райдеру. По правде говоря, только у него были карманы, потому что покрой платья Анастасии места для этой, как сейчас оказалось, немаловажной детали туалета не предусматривал. Сумочку девушка тоже не захватила с собой. И хотя против этого Анастасии возразить было нечего, ей совсем не понравилось, что ключ от ее комнаты отдан Хоку. Пока они спускались в вестибюль, молодая женщина еще раз подосадовала про себя на такое бесцеремонное вторжение в ее жизнь.

Вечер выдался теплым, и со стороны пустыни то и дело налетал горячий сухой легкий ветерок. Центральная улица оказалась шумной, потому что многочисленные танцевальные залы и игорные дома были битком набиты посетителями. Кроме этих увеселительных заведений, осматривать здесь, пожалуй, было нечего. По обе стороны тянулись деревянные одноэтажные строения с широкими темными окнами – уже закрывшиеся многочисленные магазины и агентства. Хок предложил Анастасии руку, но девушка твердо отказалась. Они шли вдоль улицы, и вывески, висевшие над тротуаром, негромко поскрипывали, легонько раскачиваясь под порывами вечернего ветерка.

Между молодыми людьми повисла напряженная тишина. Анастасия толком не знала, о чем разговаривать. Их происхождение было таким несхожим. Ей не хотелось испытывать по отношению к нему какие-либо чувства. Девушке не терпелось узнать побольше о своем провожатом, и это с ее стороны было полным безрассудством. Ведь он всего лишь безвестный ковбой! А ее отец разве не стал ковбоем? И разве они не будут жить на ранчо? Трудно было забыть свою прошлую жизнь, но еще труднее было поверить в то, что жить так, как они жили прежде, уже не придется никогда.

Из то и дело распахивавшихся дверей, мимо которых они проходили, доносились разухабистая музыка, взрывы хохота и громкое шлепанье карт о стол. Хок не выказывал желания зайти в одно из этих злачных мест, и Анастасия заметила, как он напрягался всякий раз, когда распахивалась очередная дверь. У нее не складывалось впечатления, что эти места опасны. Она не могла понять, почему ее матушка решила, что им нужен мужчина для защиты неизвестно от чего.

Неожиданно, с треском вышибив двери, на улицу вылетело тело темноволосого смуглого мужчины и с глухим стуком упало на тротуар прямо им под ноги. Хок, бросив взгляд на упавшего, мгновенно выхватил револьвер и наставил его на двери. Тут он вспомнил, что рядом Анастасия, и мысленно обругал себя за то, что подвергает девушку опасности. По правде сказать, он и подумать не успел, как револьвер оказался у него в руке. В таких случаях, как этот, Хок предпочитал сначала действовать, а потом уже разбираться, что к чему. Теперь ему оставалось лишь постараться выйти из этого неприятного положения. Он решительно толкнул Анастасию себе за спину, заслонив девушку своим телом.

Распахнув двери ударом ноги, на улицу вывалился, дыша винным перегаром, здоровенный, громадного роста детина. Его налитые кровью глазки уперлись в лежащего в пыли человека, безуспешно пытающегося подняться на ноги.

– Заруби себе на носу, краснокожая задница... – начал было детина, но, услышав сухой отчетливый щелчок взведенного курка, оборвал себя на полуслове.

Он резко обернулся вправо на звук и увидел в двух шагах от себя высокого загорелого мужчину. Дуло револьвера, который незнакомец более чем уверенно держал в руке, смотрело громиле точнехонько в сердце. Взгляд владельца револьвера был суров и не сулил ничего хорошего.

– У вас с этим человеком какие-то дела, или вы вышли малость проветриться? – ровным голосом поинтересовался Хок.

– Этот грязный дикарь вообразил, что может сорвать банк в покер! Разбежался! Всем известно, что эти индейцы такие тупые, что...

– Не всем. Я об этом слышу первый раз, – вежливо сообщил Хок.

Ворочавшийся в пыли человек наконец сумел подняться на ноги, шатаясь, сделал несколько шагов и рухнул лицом вниз на тротуар.

– А тебе-то что за дело, индейский доброхот? – процедил детина и смачно плюнул в сторону неподвижного тела.

– Да ничего такого. Просто вот захотелось уравнять счет в этой игре, – бесстрастно заметил Хок.

Завсегдатай салуна посмотрел на индейца, потом перевел взгляд на револьвер в руке Хока.

– Ладно, не стоит устраивать пальбу из-за какого-то грязного индейца. Этот по крайней мере свое уже получил. Надеюсь, больше не будет зариться на деньги белого человека. – Он бросил на Хока тяжелый взгляд. – Имей в виду, мистер, мне на дороге лучше не попадайся. Я бы с тобой сейчас живо разобрался, да не буду в присутствии дамы.

Он вежливо поприветствовал Анастасию, приложив к полям своей широкополой шляпы два сложенных вместе пальца, и направился обратно в салун.

– Дама может и уйти, – громко сказал ему в спину Хок. Однако детина вдруг неожиданно оглох и, сделав вид, что ничего не услышал, исчез за вертящимися дверьми.

Анастасия с трудом перевела дыхание и машинально заправила выбившийся локон. Подобрав юбки, девушка заторопилась было к распростертому на земле телу, но Хок ее удержал.

– Осторожность еще никому не помешала, – заметил он и, не выпуская револьвера из рук, быстро отвел Анастасию в сторону, поближе к стене дома. Потом бесшумно вернулся к лежавшему индейцу и толкнул его носком сапога. Человек застонал и попытался сесть. Тут Анастасия наконец получше разглядела пострадавшего и с возмущением воскликнула:

– Хок! Да он же совсем мальчик! Зачем тот человек...

– Тихо, – прервал ее Хок и, быстро оглядевшись по сторонам, подхватил юношу под мышки и легко взвалил его себе на плечо. – Чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше.

Спутник Анастасии так стремительно зашагал по улице, что ей пришлось чуть ли не бежать следом. Девушка все старалась получше разглядеть юношу, неподвижно висевшего на плече Хока, но шли они слишком быстро, да и вокруг совсем уже стемнело. Когда они подошли к гостинице, Хок остановился, не спеша спрятал револьвер в кобуру и бросил на Анастасию внимательный взгляд:

7
{"b":"1852","o":1}