ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как ты смеешь
Неотразимый повеса
Союз капитана Форпатрила
Метро 2035: Красный вариант
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Призрак
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов

– Отлично! – издевательски рассмеялся Латимер. – Да плевал я на все твои угрозы! Я владел северной Аризоной с того самого дня, как поселился здесь, понял? Я не собираюсь отдавать то, что нажил. Вам обоим лучше убраться отсюда, и чем скорее, тем лучше. Деревянные особняки, между прочим, хорошо горят.

Он повернулся и стремительно вышел из гостиной, однако на пороге остановился, обернулся и добавил, зло сузив глаза:

– Не знаю, на что вы рассчитывали, но вы все равно проиграете. Мы, Латимеры, никогда не терпим и не прощаем насмешек и издевательств!

С этими словами он шагнул в коридор, и через пару секунд грохнула входная дверь.

Люк быстро, ни разу не оглянувшись, проследовал за отцом. Кэт подарила Хоку долгий, откровенно заинтересованный взгляд и выскользнула вслед за братом. Исабель все еще пребывала в растерянности.

– Исабель, мне так жаль, что вы оказались втянуты в эту историю, – подошла к ней Лорели. – Хочу надеяться, что вы нас простите за такое дурное с вами обращение, но мы должны были остановить все это...

– Не надо ничего говорить, – перебила ее Исабель. – Я потрясена. Может быть, я перееду с Каталиной в южную Аризону. Сейчас я просто в растерянности. Я тоже приношу свои извинения. Хотя поверить во все услышанное мне очень трудно. Я столько лет прожила бок обок с Ти Эл. Вы действительно уверены, что все это правда?

– Да, но вы можете нам не верить. В конце концов, это ваша жизнь, вам и решать.

Исабель молча кивнула и направилась к дверям.

Хок быстро нагнулся, поднял с пола кусочек шпоры и положил обратно в карман. После этого присоединился к остальным, которые проводили Исабель до выхода. Латимеры уже сидели в седлах, пистолерос гарцевали рядом. Кэт дожидалась тетушку в повозке.

Исабель повернулась к Лорели и Анастасии:

– Мне и правда очень жаль. Ти Эл всегда был весьма решительным человеком, но чтобы...

– Не надо никаких извинений, – настойчиво попросила Лорели. – Вы здесь совершенно ни при чем.

– До свидания, – по-испански попрощалась Исабель и заторопилась вниз по лестнице.

Латимеры поспешно уехали, растворившись в ночной темноте. С просторов прерии, омытой недавно прошедшим ливнем, потянуло прохладой.

Хок, Анастасия и Лорели стояли, задумчиво смотря им вслед.

– Я рада, что Исабель нам поверила, – заметила Лорели. – Мне так хотелось, чтобы она поняла.

– Может, поверила, а может, и нет, – рассудительно сказал Спенс. – Она из тех, кто никому никогда не доставляет неприятностей. Она всегда старалась облегчить жизнь тем, кто ее окружал. Человек она очень хороший. Я уверен, что она переберется с Кэт в южную Аризону.

– Возможно, ты прав, Спенс, – сказала Лорели. – А вообще-то это был тот еще званый обед, верно?

– Один из лучших, на каких мне только доводилось бывать, – хмыкнул Спенсер и обнял жену за плечи.

– Я никогда не забуду поданные блюда, особенно суп из гусениц, – прыснула Анастасия.

– Между прочим, гусениц действительно едят, – вступил в разговор Хок. – Мне они, например, очень нравятся. Особенно если хорошо просушенные. Помнишь, я тебе рассказывал, что нужно знать, чтобы выжить в диких краях?

– Я обязательно все запомню, Хок, – сердито ответила Анастасия. – Только надеюсь, что такое удовольствие доставлю себе очень не скоро.

Спенсер и Лорели засмеялись, к ним присоединились Хок с Анастасией, и напряжение этого вечера начало потихоньку их оставлять.

– Как ты думаешь, что теперь будет делать Латимер? – спросила Анастасия.

– Он наверняка устроит налет на стадо, которое будут перегонять в резервацию навахо, – уверенно ответил Хок и с усмешкой добавил: – Чтобы прямиком угодить в нашу ловушку.

Все молча переглянулись, мысленно прикидывая возможности окончательно вывести Латимера на чистую воду.

С севера снова потянуло прохладным ветерком, принесшим запах недавно прошедшего дождя. В это лето дожди начались в Аризоне очень рано – значит, на пастбищах будет отменная трава.

Через некоторое время двери в особняке Гайя заперли, одна за другой в окнах погасли свечи, и дом погрузился в мирную ночную дрему.

Глава 20

День за днем, с рассвета до заката, погонщики переправляли стадо годовалых бычков в резервацию индейцев навахо. За это время Анастасия узнала от них, что перегнать две сотни голов скота из долины Литл-Колорадо в форт Дефианс – это то же самое, что перегнать три тысячи лонгхорнов из техасской глубинки на север Канзаса.

Это был адский труд. Тело бунтовало, ум порой отказывался воспринимать происходящее, особенно когда в середине ночи приходилось вставать и утихомиривать стадо. Как ни странно, песни, которым Анастасию научили погонщики, удивительным образом попадали в ритм шага лошадей и на самом деле успокаивали скот. Бычки снова укладывались на землю, и вскоре она, как и остальные работники, уже спокойно воспринимала эту работу всего лишь как двухчасовую отсрочку заслуженного отдыха – никоим образом нельзя было допустить, чтобы скотина беспокойно металась всю ночь по округе.

Когда Анастасия все же настояла на своем участии в перегоне скота, Хок сказал, что она обязательно сбросит вес, – так оно и получилось.

В первый день перегона она ехала в группе подгоняющих, что считалось самым трудным участком в такой работе, – подгоняющие оказывались позади всего стада, и поднятая сотнями копыт пыль летела на них. Рот и нос им приходилось прикрывать платками, чтобы можно было хоть как-то дышать. Два дня она была подгоняющей, а потом ее перевели в группу погонщиков. Погонщики ехали по обе стороны стада. Еще через пару дней ей разрешили перейти вперед, вести стадо. Один раз она это уже делала, когда с Хоком и индейцами тева они угоняли скот у Латимера. Хок тоже находился среди ведущих, и Анастасии особенно нравилась эта работа, потому что теперь они все время были вместе.

Они преодолели почти половину пути и завтра должны были достичь земель навахо. Хок предупредил Анастасию, что именно этот момент Ти Эл может выбрать для засады, чтобы отбить и угнать скот Спенсеров и тем самым нанести непоправимый урон его ранчо. Кроме того, Латимер скорее всего постарается, чтобы все выглядело как налет кровожадных навахо. Хок считал, что Латимер снова нападет на закате, как он сделал это на ранчо Хокинса тринадцать лет назад, поэтому, чем ближе к вечеру клонился день, тем сильнее волновалась Анастасия в ожидании предстоящей схватки. Особенно она боялась за Хока. Латимер был жестоким бойцом и в средствах неразборчивым.

Обернувшись, Анастасия посмотрела на Хока. Все предыдущие пять дней он жил в напряженном ожидании предстоящего, однако сегодня был как-то особенно настороже, потому что знал Латимера и понимал, на что тот способен.

Индейцы тева, соплеменники Хока, тоже должны были участвовать в его планах. Только им он мог полностью доверять – людей с ранчо втягивать в свои дела ему не хотелось, потому что он доподлинно не знал, кому из парней может все рассказать, а кому – нет. Да и подвергать их лишней опасности тоже не стоило – к этой схватке они не имели отношения. Сейчас Хок как раз и ждал известий от тева. Поскольку даже самые продуманные планы могут не осуществиться, он зорко вглядывался в лежащую вокруг прерию, что тянулась до горизонта. Анастасия тоже старалась быть внимательной и ехала все время рядом, настояв на том, чтобы не отходить от Хока ни на шаг. Тот в конце концов согласился с ней, хотя поначалу требовал, чтобы она перебралась в конец стада в повозку к Хулио, но Анастасия стояла на своем, и ему пришлось сдаться, понимая, насколько важно для девушки быть в такой момент рядом с ним.

Солнце все ниже клонилось к западу. Анастасия с Хоком все чаще озабоченно посматривали в том направлении, в любой момент ожидая нападения. Все чувства обострились до предела, даже лошади, словно ощущая настроение своих седоков, тихонько ржали и трясли гривами.

Вскоре солнце начало опускаться за горизонт. Небо окрасилось сначала розовым, потом алым, красным, багровым, фиолетовым... И вот наконец индейцы тева подали долгожданный знак. Вдалеке, со стороны заката, совершенно неожиданно неведомо откуда возник одинокий всадник. Хок и Анастасия напряглись, но тут же успокоились, потому что всадник этот принялся скакать туда и обратно, все суживая круги, пока не остановился точно в том месте, где появился. После этого он хлопнул лошадь ладонью по крупу и умчался в сторону заката, очень быстро затерявшись в бескрайних просторах.

71
{"b":"1852","o":1}