ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какого черта... — задыхаясь, произнес он, когда чудовище распрямилось и отступило назад, — ты делаешь...

Пальцы Шефера сомкнулись на разломанной балке, а злость придала сил.

— ... со мной! — выкрикнул он, вставая и покачиваясь.

Удар балкой пришелся чудовищу по голове, и маска съехала набок. Хищник потянулся к ней, чтобы поправить, но Шефер опередил его, снова ударив. Погнутая маска — а может быть, шлем, — закрыла глаза хищника. Он ослеп.

Если бы Шеферу удалось подольше оставить убийцу слепым, у него появился бы шанс. И детектив схватился за металлическую маску, запустив за ее края большие пальцы.

Чудовище впилось в Шефера когтями, отодрало от себя и с силой отбросило прочь, но какие-то зажимы ослабли, и маска сорвалась. Что-то вспыхнуло, и Шефер услышал шипение, как при утечке газа, но у него не было времени беспокоиться об этом. Он отступал назад, к пролому в стене, где когда-то были окна. Маска осталась у него в руках, обнажив невероятное, будто тронутое разложением, лицо адского создания, явившегося из ночного кошмара. Его лик обрамляли подобные черным змеям извивающиеся космы, из огромных глазниц на детектива уставились мрачные, горевшие нехорошим светом глаза. Невероятные челюсти беспрестанно работали, передвигая какие-то пластинки и зубцы. Они напоминали пасть гигантского глубоководного краба.

И эти челюсти сладострастно дрогнули, как будто уже добрались до Шефера.

Шефер качнулся, но удержался на ногах, с громким лязгом опершись маской о пол и не спуская глаз со своего врага.

Ротовой аппарат чудовища опять пришел в движение, боковые пластины сдвигались, приобретая очертание невероятного цветка, внутренняя мембрана завибрировала, и чудовище заговорило.

— Шутишь или придуриваешься? — спросило оно голосом, который Шефер хорошо знал, голосом Карра, только слишком громким.

И опять хищник набросился на него. И тут Шефер решил, что лучше отступить, чем драться. Стараясь увернуться, он сделал шаг назад и споткнулся обо что-то твердое. Раньше этой вещи тут не было, по-видимому, вещица была его собственной. Продвигаясь дальше к пролому, он понял, что споткнулся о собственный пистолет.

С этой мыслью он выпрыгнул из окна, упав на улицу с пятого этажа.

Глава 9

«Полицейские Нью-Йорка привыкают ко всему», — думал детектив Раше. После нескольких лет работы в городской полиции мало что может взволновать человека. Ограбления, мошенничества, убийства стали совершенно обыденными вещами. Впрочем, к этому привыкли даже простые горожане. Но полицейским иногда приходится сталкиваться с таким, чего обычные люди просто не могут себе представить.

Например, однажды чудаки привязали директора мясокомбината к корове и сбросили обоих со здания Крайслера. Это было своего рода протестом против накачивания говядины антибиотиками. И когда этот несчастный Джерси шлепнулся на Ленсингтон-авеню, от него осталось только мокрое место.

К подобным вещам приходилось привыкать, ведь это часть работы. Делать нечего, надо не обращать на них внимание. А когда начинаются настоящие неприятности, нельзя поддаваться панике и терять время на бесполезные переживания. Надо постараться взять ситуацию под контроль. А уж потом думать, что же все это значит.

Когда ты слышишь вопль и видишь, как с пятого этажа летит твой напарник, молотя по воздуху руками и пытаясь за что-нибудь зацепиться, ты не станешь терять время на пустые размышления, думая, почему это случилось. Ты постараешься что-то предпринять...

Раше стоял на тротуаре и вытирал пот, стараясь не обращать внимания на вонь помойки. Интересно, долго ли Шефер собирается там торчать? Раше думал, что он ничего не найдет в здании и поэтому разозлится еще больше. И тут Шефер показался из того пролома, который проделали в стене пятого этажа Карр и его приятели. Он окрикнул Раше.

Мозг Раше лихорадочно работал. Детектив думал одновременно о трех-четырех вещах и смотрел на Шефера, маячившего высоко в небе — огни уличных фонарей освещали его, и казалось, что он светится на фоне ночного неба.

Наверняка там был кто-то еще, кто-то из этих сумасшедших убийц — кому же еще там быть?

Может, ФБР поставило кого-то охранять дом, но зачем охранникам выбрасывать Шефера с пятого этажа?

И вообще, кто смог выбросить его из окна?

Как бы то ни было, Раше знал, что надо срочно что-то предпринять, иначе Шефер разобьется о тротуар. Конечно, этот дом не был небоскребом вроде здания Крайслера, но и пяти этажей вполне достаточно, чтобы выпавший человек разбился насмерть.

Шеферу удалось схватиться за старый провод, протянувшийся через аллею на уровне третьего этажа. Это оказалась старая телефонная линия. Заброшенный дом был достаточно стар, и когда появился подземный телефонный кабель, никто не удосужился убрать старый.

Когда Шефер ухватился за кабель, Раше уже вытащил из помойки два полиэтиленовых мешка с мусором. Он положил их под то место, где висел Шефер. Потом схватил еще два, благодаря Бога за последнюю забастовку дворников.

Когда Шефер упал, в руках у Раше была третья пара мешков, но он не успел их подложить.

Черные пакеты разорвались с оглушительным треском, и вокруг разлетелись полусгнившие отбросы. Шефер ударился об асфальт.

Раше обронил два последних пакета и бросился к напарнику.

— Шефер! Боже мой! Ты в порядке?

Шефер был абсолютно не в порядке, но дышал и был в сознании.

— Как денди, — проговорил он, тяжело дыша и брызгая кровью при каждом слове.

Раше не стал с ним спорить, а побежал к рации в машине Шефера.

Спустя две минуты он снова склонился над напарником. Тот был без сознания, но Раше все равно сказал:

— Держись, «скорая помощь» сейчас приедет. Держись.

Раше обеспокоенно посмотрел вверх. Когда он опустил взгляд, глаза Шефера были опять широко открыты.

— Я поскользнулся, — прохрипел он. — На банановой кожуре. — Шефер выплюнул огромный сгусток крови. — Ты меня слышишь? Наверху никого не было. Я поскользнулся. Это просто несчастный случай!

Раше кивнул.

— Я понял. Просто несчастный случай.

Тут Раше заметил, что Шефер что-то сжимает в руке, что-то очень странное.

— Это еще что такое? — Раше протянул руку за непонятным предметом.

— Я украл... шляпу сукина сына...

Шефер опять потерял сознание.

Раше посмотрел на «шляпу». Это была то ли маска, то ли шлем. И впору она могла быть только великану. Маска была металлическая, с гладкими тупыми краями, а внутри Раше обнаружил какие-то механизмы. По краям шли маленькие трубочки, вся поверхность была испещрена пластиковыми приборами странной формы. Глазные отверстия были не просто прорезями, а непонятными линзами, переливавшимися всеми цветами радуги.

Раше никак не мог понять, зачем кому-то могла понадобиться такая маска. Самое правдоподобное, что ему пришло в голову — это прибор ночного видения высокого уровня. Но и это выглядело неправдоподобным.

Шефер явно не сможет сохранить эту штуку в больнице, подумал Раше. И, наверное, он бы не хотел, чтобы маска оказалась в руках Мак Комба и полиции.

Если же маска достанется ФБР, то она, скорее всего, затеряется где-нибудь на военных складах, как раз рядом с ковчегом из Ветхого завета.

Раше не знал, что это за штука и для чего нужна, но не думал, что она сможет принести пользу, запертая где-то в ящике. Поэтому он завернул маску в свой пиджак и сунул подмышку. Тут же приехала «скорая помощь», но маска уже находилась в безопасности. Там Раше и держал ее, пока санитары перекладывали Шефера на носилки и вносили в машину.

Даже Мак Комб вряд ли поверит, что Шефер поскользнулся и выпал из окна. Но такую историю придумал Шефер, и Раше ничего не оставалось делать, как следовать ей. Господи, на кого стал похож Шефер после этого сражения! Но как бы то ни было, его напарник собирался сам разобраться с этим. Раше был уверен, что его напарнику было плевать, что Мак Комб, или Филипс, или кто-то другой — включая Раше — скажут по этому поводу.

13
{"b":"1853","o":1}