ЛитМир - Электронная Библиотека

Дач, брат Шефера, тоже был как-то связан с ними. Да и сам Шефер тоже. И это не случайность. Сначала были убиты враги Шефера, потом его коллеги — убийцы не трогали тех, кто тем или иным образом не был связан с Шефером. И они ждали Шефера в том доме, или кто-то ждал. Должно быть, они догадались, что после резни на Двадцатой улице детектив придет туда.

Что же произошло с Шефером там, наверху? Раше ни разу не видел, чтобы Шефера так били: ведь и нос, и челюсть были сломаны еще до падения с пятого этажа. И что за штука застряла в шее у Шефера? Знал ли Филипс, что это такое?

Что это там сказал Филипс? Они любят жару... Охота для них — спорт.

Спорт?

— Звучит как соревнование за Кубок Америки или что-то в этом роде, — пробормотал Раше.

— Ты что-то сказал, дорогой? — спросила Шерри, появившись в дверях.

Раше вздрогнул и чуть было не пролил виски на стол.

— я слышала, как ты вошел.

Шерри стояла в дверях в своем стареньком розовом махровом халате.

— Прости, — сказал Раше. — Я не хотел тебя будить.

— Мне все равно надо было вставать через пятнадцать минут. Ну так что ты сказал?

— Нет, нет, ничего.

Раше отпил виски и взглянул на часы — действительно, Шерри надо было бы вставать через пятнадцать минут.

— Не слишком ли рано пить? — спросила Шерри.

— Нет, скорее поздно. Очень поздно.

И Раше допил остатки виски.

— Хочешь завтракать? — Шерри открыла холодильник.

Раше отрицательно покачал головой.

— Сейчас я отправляюсь спать, — сказал он жене.

— Тебе что, дали отгул?

— Я сам дал себе отгул. Я не спал всю ночь.

Раше тоскливо посмотрел в пустой стакан, потом на полупустую бутылку. Подумал немного, закупорил пробку и сунул стакан в мойку. Кто-то бродит по городу. И этот кто-то выбросил с пятого этажа Шефера, с бессмысленной жестокостью убил дюжину вооруженных людей — и, как сказал Филипс, для них это спорт. Просто развлечение. Раше не хотел напиваться до бесчувственного состояния — вдруг и ему предстояло встретиться с неизвестным существом?

— Ты ел что-нибудь? — спросила Шерри.

— Да, — соврал детектив.

Он сидел и смотрел, как его жена готовила себе завтрак — кукурузные хлопья и молоко. Шерри никогда ничего не готовила, если Раше не собирался есть.

Иногда ему очень хотелось, чтобы Шерри любила его поменьше. Ведь если он умрет, она будет очень страдать. Мысль о страданиях жены пугала Раше даже больше, чем мысль о собственной смерти. Он знал, что нужно поспать, но почему-то не шел. И даже не знал, почему. Он сидел за столом и как будто ждал чего-то.

Он все еще сидел так, когда в дверь постучали. Раше мигом вскочил на ноги, схватил пистолет и закричал:

— Шерри, иди наверх к детям! Быстро!

Жена бросила на него взгляд, полный ужаса, и метнулась к лестнице.

Раше, держа пистолет наготове, пересек холл. Неизвестный все еще стучался — именно стучался. Никто не разбивал стеклянную панель в двери, никто не бил ногой в дверь, никто не пытался выбить замок или ворваться через окно. Это несколько успокаивало, но детектив все же держал наготове пистолет.

— Хорошо, хорошо, я иду, — громко сказал Раше и взялся за дверную ручку.

Через белую занавеску он видел контуры двух мужчин. Осторожно отодвинув ткань дулом револьвера, Раше вгляделся в их лица. Один человек находился вне поля зрения, но зато второго он узнал.

Шефер.

Лицо мужчины было наполовину скрыто повязками, но сомнений быть не могло — это был Шефер.

Какое-то время утомленный мозг Раше работал вхолостую — какого черта здесь делает Шефер?

Стук в дверь продолжался. Наверное, именно это и вывело Раше из замешательства. Он открыл дверь, все еще не выпуская из рук пистолет.

— Наконец-то, — облегченно вырвалось у незнакомца.

Это был невысокий молодой чернокожий, изо всех сил старавшийся удержать Шефера в вертикальном положении одной рукой, в то время как другой он стучал в дверь.

Шефер был босой и одетый в зеленую больничную пижаму. Он кашлял.

— Эй, Раше, ты заплатишь ему, ладно?

Раше посмотрел на городское такси, припаркованное у тротуара. Шефер удрал из больницы и поймал такси. Без денег, без одежды, он как-то умудрился поймать такси!

— Давайте посадим его на диван, — сказал Раше водителю, игнорируя Шефера.

Вдвоем они дотащили раненного детектива до дивана и уложили на него. Под голову подложили подушку, вязанный мохеровый свитер Шерри набросили на голые ноги. Пятая часть денег, отложенных на домашнее хозяйство, пошла на оплату проезда и на чай водителю — Раше плюнул на сдачу, не желая задерживать парня.

Когда ушел водитель такси, Раше заметил Шерри на верхней ступеньке лестницы и махнул ей рукой, сообщая, что все в порядке. Женщина медленно спустилась и увидела гостя. Узнав Шефера, она немного успокоилась. Но, видя его состояние, не могла успокоиться совсем.

— Пойду, принесу тебе чаю, — сказала Шерри.

Раше пододвинул стул к дивану и сел, не спуская глаз со своего партнера.

С первого взгляда было видно, что Шефер все еще очень плох. На нем было устрашающее количество бинтов, сломанные ребра, давившие на легкие, вызывали ужасный кашель, сопровождающий каждое слово.

Но Шефер был выносливым.

— Как ты удрал из больницы? — спросил Раше. — Доктор сказал, что...

— К черту доктора, — оборвал его напарник и зашелся в приступе кашля.

— Ну, а чем же я могу тебе помочь? — спросил Раше.

Шефер приподнял перевязанную руку.

— Мне нужно помогать всего несколько дней, — сообщил он.

— Помогать? Помогать чем?

Шефер опять закашлялся. Когда приступ миновал, он продолжил:

— Мне нужно такое место, где я могу спокойно подумать и кое-что сделать. В проклятой больнице это невозможно. Кроме того, фэбээровцам там легко следить за мной.

— Но, Шефер, на тебе живого места нет!..

— Поэтому я и не пошел домой, черт возьми, — проговорил Шефер, приподнимая голову. — Я не могу справиться один. Давай, Раше, помоги мне.

— Ну да, конечно, ты не можешь идти домой в таком виде... — неопределенно протянул Раше.

— Ну так могу я остаться или нет?

— Пожалуйста, оставайся, Шефер, но что такое ты хочешь делать здесь, чего нельзя сделать в больнице?

— Я собираюсь найти сукина сына, который изуродовал меня... — опять Шефера прервал приступ кашля. Опять Раше ждал, когда он пройдет.

— Я собираюсь найти мерзавца и дать ему такого пинка, что он улетит отсюда на Джерси.

В дверях показалась Шерри с чашкой чая в руках.

— Я... Я принесла тебе чай, Шефер. Я...

Детектив, который уже принял сидячее положение, чтобы облегчить кашель, повернулся к ней и взял чашку.

— Спасибо, Шерри.

Из холла послышались голоса.

— Ого, ты только посмотри на его шею! — произнес мальчишеский голос. — У него вся шея в крови!

— Ага! — ответил другой голосок.

Раше увидел в дверях двух своих сыновей, внимательно рассматривающих Шефера.

Мальчишки были правы. Вокруг железяки на шее Шефера опять проступила кровь, стекавшая вниз ручейком. Вероятно, кашель растревожил рану.

— Пожалуйста, дорогая, уведи отсюда мальчиков, — попросил Раше.

Шерри повела сыновей завтракать на кухню.

— Что ты думаешь про эту штуковину у тебя в шее? Надо бы достать ее оттуда, пока она не убила тебя.

— Не думаю, что эта штука нужна для того, чтобы убить меня, — сказал Шефер. — По крайней мере, не сразу.

— Тогда зачем она?

— Думаю, меня заклеймили, как клеймят детенышей животных, — задумчиво произнес Шефер. — Он следит за мной.

Шефер закашлялся, поморщился и закончил с кривой ухмылкой:

— Думаю, эта тварь полюбила меня.

Глава 11

"Шефер — это само упрямство, — решил Раше. — Вот если бы меня так побили и выбросили с пятого этажа, я бы подольше отлеживался, пил куриный бульон и смотрел «Ладью любви».

Шефер же сразу хотел вернуться к работе.

15
{"b":"1853","o":1}