ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока.

Карр остановился. Его ярко раскрашенное лицо приблизилось к охраннику с «семиауто».

— Скажи киске Лембу, что я здесь, чтобы мирно поговорить, — сказал он.

Две фигуры представляли разительный контраст: охранник был почти такой же высокий, как Карр — шесть футов три дюйма, но весил, наверно, вдвое меньше, Карр был одет в пропитанную потом майку, джинсы и черные кроссовки, а охранник носил изящный голубой костюм в тонкую полоску и красный галстук. Единственной уступкой жаре было отсутствие рубашки. Полосы красной боевой раскраски (возможно, это была просто губная помада) разукрасили лицо Карра, в носу и левом ухе поблескивали золотые кольца; рыжие волосы заметно поредели, но то, что осталось, было заплетено в длинную косу. Лицо охранника было чисто выбрито и благоухало дорогим одеколоном, а короткая стрижка наверняка стоила долларов сто. В глазах Карра пылало бешенство; у охранника же глаза были холодные и темные.

Охранник видел в наркотиках способ заработать деньги и уважение; Карр же, по крайней мере так считали многие, попал в наркобизнес исключительно из-за любви к оружию и насилию.

Другими словами — он занялся этим в поисках развлечений.

Не сводя глаз с Карра, охранник кивнул приятелю. Парень с «узи» два раза стукнул в дверь:

— Карр здесь.

Приглушенный голос ответил, и секундой позже дверь распахнулась.

Комната была большая, но такая же разрушенная, как и все здание. Осколки стекла и осыпавшаяся штукатурка покрывали пол. Три незастекленных окна были грубо заколочены досками. Свет сгущавшихся сумерек и уличных фонарей проникал через трехдюймовые зазоры между досками. К противному пыльному и заплесневелому запаху здания примешивалась характерная для городов бензиновая вонь.

Подвижный франтоватый молодой человек небрежно прислонился к перевернутой вверх ногами плите, стоявшей посередине комнаты. Перед ним выстроились четыре вооруженных человека.

— Карр, — холодно начал молодой человек, — я рад, что ты смог сделать это.

— Заткнись, Лемб, — сказал Карр, входя в комнату. — Нам не о чем говорить. Я здесь только потому, что подумал — ты можешь уступить.

— Нет, Карр, — ответил Лемб. — У нас есть о чем поговорить. Надо поговорить обо всем этом чертовом городе, и, кстати, о нашей собственной безопасности.

Карр остановился в ярде от Лемба и скрестил руки на груди. Его люди вошли за ним и заняли позицию в комнате, поделив ее на два вооруженных лагеря. Эдди и Бонамо встали в углу рядом с дверью, Хатчек встал по правую руку Карра, а Безумный Чарли устроился на старом радиаторе спиной к разбитому окну.

— Карр, ты просто посмотри, что происходит, — продолжал Лемб. — Полицейские разбивают нас по частям, но вот что они не учли — из-за них мы покончим с этой глупой войной. Мы оба зарабатываем хорошие деньги на улицах и тратим большую их часть на эту чушь. Было бы лучше для нас обоих прекратить стрелять друг в друга. Достаточно и того, что Колумбийцы будут просто счастливы вмешаться и захватить все.

Хотя окно и было забито досками, через щели пробивалось слабое дуновение ветерка, и Безумный Чарли с удовольствием ощущал его свежесть на спине, пока слушал речь Лемба. На нем не было рубашки. Даже в майке было жарко, и ветерок оказался бы как нельзя кстати. И Чарли обращал больше внимания на ветерок и на вкус Кэмела, который курил, чем на этого маленького сопляка. Он видел пот на лбу Лемба, но не обвинял коротышку — наверное, во всем виновата жара, а не страх. Может быть, Лемб и не мужчина, но Чарли знал, что он не контролировал бы и половину здешних торговцев наркотой, если бы был трусом.

Чарли знал: если бы он оказался на месте Лемба, он бы боялся. Каждый, кто не боялся Карра, был сумасшедшим.

— Итак? — сказал Карр. Ему это надоело.

— Мы можем сделать лучше, Карр, — ответил Лемб. — Мы можем прибрать к рукам весь район.

— Да? — ухмыльнулся Карр. — И у тебя есть соображения насчет того, как это может получиться, Лемб?

Чарли затянулся и стряхнул пепел на пол.

— Да, Карр, к счастью, есть, — отозвался Лемб. — Я знаю, мы никогда не договоримся о границах... никогда, и оставим это. Ты тоже так думаешь, и я удивлен, что ты все же пришел. Это говорит о том, что ты, возможно, устал от драк не меньше меня и ищешь другие пути сотрудничества. И другой путь есть, Карр!

Карр пристально посмотрел на соперника. Чарли позволил себе ухмыльнуться. Он знал этот взгляд.

— Я говорю об объединении, — продолжал Лемб. — Мы станем действовать заодно, объединим наши организации. И ты, и я сплели сеть на одном уровне. Вместе мы можем установить цены, установить оплату полиции — только на этом мы сэкономим миллионы! И Колумбийцы — они могут зарабатывать в Нью-Йорке, только если мы воюем друг против друга. Если же мы объединимся, они будут в стороне до тех пор, пока ад не покроется льдом!

Карр замялся.

— Небольшая проблема, — сказал он.

Лемб остановился и вопросительно развел руками.

Карр улыбнулся.

— Одна проблема, милейший Лемб, — проговорил он. — Меня не волнуют Колумбийские слизняки, и я не беспокоюсь об увеличении доходов и снижении расходов или о чем-то еще в этом роде. К черту твое объединение! Я здесь чтобы подраться. А ты и твои педики в костюмах раздражают меня — если бы мне надо было работать с тобой, я бы чокнулся в первую неделю.

Лемб опустил руки.

— Так почему бы нам просто не послать этот «мир» к черту и не покончить на этом? Что говорить — мы можем поиграть в увлекательную маленькую игру «победитель забирает все»...

Пока Карр говорил, Лемб стоял держа руки за спиной, и Безумный Чарли думал, что он вряд ли просто бездельничает. Он был готов поспорить, что подлец прячет там что-то, да и, кроме того, было похоже, что Карр задумал устроить большое стрельбище. Это не показалось Чарли блестящей идеей, если и было правдой, но Карр был Человек, а Чарли всего лишь «торпедой».

Если случится стрельба, Чарли должен оказаться среди тех, кто будет стрелять, а не среди тех, кто станет получать пули. Он подготовил оружие и тут же почувствовал что-то, причем не понял, что именно. Он оглянулся и увидел три маленьких пятнышка какого-то красного цвета, похожих на лазерные лучи кассы Севен-Элевен, пересекающих оконную раму и движущихся к его спине.

— Что за.... — начал было он.

И сразу же полыхнул белый огонь и грудь Безумного Чарли взорвалась, разбрызгивая кровь по комнате.

Глава 2

Оглушенные взрывной волной, все уставились на тело Чарли, подергивающееся на полу. Грудь его взорвалась, и по пыльной комнате, как конфетти, разлетелись окровавленные осколки ребер и трепещущие ошметки сердца и легких.

— Ты что, нарываешься? — заревел Карр, выхватывая свой «Магнум». Ручеек крови Безумного Чарли прочертил темно-красную линию поперек его ботинка.

— Нет, Карр, клянусь!.. — начал было Лемб.

— Кто-то сидит снаружи, — крикнул помощник Лемба и скомандовал: — Прикройте меня!

Он швырнул половину сгнившей доски в окно и высунулся, держа винтовку наготове.

— Я займусь этим, Лемб! — сказал он. — Он не уйдет от меня!..

И это было все, что ему удалось сказать. Фраза оборвалась бульканьем и хрипом — тело бандита рванули наверх, разламывая доски, он стал неистово бить ногами, неестественно выгибая позвоночник.

Полдюжины панков прицелились, ожидая, когда в окне появится противник. Карр рванул Лемба за галстук и ткнул «Магнум» ему в шею.

— Ты, подонок! Мы же на пятом этаже! Там что, акробаты, или, может, скалолазы?

— Не знаю! — визжал Лемб. — Это не мои люди!

И тут догадка мелькнула в его глазах.

— Колумбийцы!

— Чтоб они сдохли, — отозвался Карр.

Он бросил Лемба и взглянул на своих людей, Хатчека, Эдди и Бонамо, целящихся в окна и только ждущих команды. Люди Лемба тоже ожидающе смотрели на Карра.

— Может, ты меня со временем и прикончишь, Лемб, — сказал Карр, — но прямо сейчас я готов перегрызть глотку любому, кто торчит снаружи, — Колумбийцам, полицаям или Дедушке Морозу.

2
{"b":"1853","o":1}