ЛитМир - Электронная Библиотека

Бар, где Шефер чувствовал себя как дома, был единственным присутственным местом в Риосукко. Это было небольшое строение, полом служила гладкая черная сухая почва без единой травинки. Единственным отличием от остальных домов была крыша — не тростниковая, как обычно, а железная. Поэтому она протекала не настолько, чтобы разбавить спиртное — это, по мнению Шефера, играло немаловажную роль, ведь бармен и так его достаточно разбавлял. На окнах были ставни, зато отсутствовали стекла. Впрочем, это не имело значения — через дырки похожей на решето двери свободно влетали не только мухи, но даже большие и ужасные тропические комары.

В баре не было ни вентиляторов, ни электричества, а идея кондиционера была чем-то вовсе фантастическим. Обжигающий густой воздух, похожий на только что сваренный суп, был одинаково раскаленным и в баре, и на улице — полумрак защищенного от жестокого экваториального солнца помещения с успехом компенсировался царящей здесь духотой.

Для Шефера было очень важно, что этот городок располагался у подножия горы на границе малярийных экваториальных лесов и совершенно неизведанных джунглей. Хоть в самом городке не было абсолютно ничего интересного, зато он находился как раз там, где надо.

Шефер был уверен, что Дач с отрядом перешли через перевал неподалеку от городка. Брат говорил, что отряд должен был двигаться абсолютно бесшумно, чтобы не послужить поводом к войне. В то время разногласия и стычки на границе двух банановых республик грозили перерасти в нешуточный вооруженный конфликт.

Но теперь такой опасности больше не существовало. Шефер, сидя за своим любимым столом, размышлял о том, имела ли операция Дача отношение к этому приступу благоразумия, или же оно объяснялось просто изменением политической обстановки.

— Otra cerveza, senor? — спросил бармен.

— Si, — ответил Шефер, потом добавил, — Смотри, не наплюй в стакан в этот раз.

Шефер не знал, понимал ли бармен английский. В этих местах на первом месте стояли диалекты индио и майя, потом шел испанский, и крайне редко можно было встретить человека, говорящего на английском.

Шефер повернулся лицом к двери: на нее упала тень. В бар вошел высокий, по местным стандартам, бородатый мужчина в зеленом костюме, стоптанных башмаках и зеленой широкополой шляпе. Он остановился, стараясь привыкнуть к полумраку. Бармен поднес детективу пиво, и тот расплатился, не спуская глаз с незнакомца.

Казалось, что у мужчины нет с собой оружия, и это выглядело неестественно — такой человек должен быть вооружен.

Взгляд незнакомца упал на Шефера, и он пошел к его столику. В баре было немного людей, и только американец был блондином.

Мужчина долго смотрел на Шефера сверху вниз.

— Вероятно, это вы ищете проводника, — наконец сказал он на английском языке, но с большим акцентом.

— Быстро тут расходятся слухи, — проговорил Шефер, делая глоток пива. — Присаживайтесь.

Мужчина опустился на скамью напротив него.

— Мне сказали, что вы полицейский из Нью-Йорка, — помолчав, начал незнакомец. — И у вас много врагов в Ла Косте, Меделлине, Кали.

— Это помешает вам стать моим проводником?

— Нет, — мужчина улыбнулся, обнажив ряд крупных белых зубов. — Просто из-за этого я возьму с вас больше.

Шефер пожал плечами.

— Это не имеет значения, — сказал он. — Но на этот раз меня не интересуют наркотики. Я ищу norteamerikanos, пропавших в районе границы восемь лет назад.

— Восемь лет назад?

— Да, — кивнул Шефер.

— Восемь лет — большой срок, senor.

Шефер опять пожал плечами и объяснил:

— Я был занят. Только сейчас у меня дошли руки до этого дела.

— Не было ли среди них женщин? Они все были мужчины?

— Norteamericanos, si, все мужчины. Шестеро, — сказал Шефер.

Отряд Дача насчитывал шесть человек. И пятеро из них погибли в этой чертовой парилке.

— Был ли там кто-нибудь еще? Говорите, вы ищете только этих шестерых?

— Может, там и был кто-нибудь, но я ищу шестерых, — подтвердил Шефер. — Их, и кое-что еще. То, что приходит в жару.

Проводник внимательно смотрел на Шефера.

— А что приходит в жару? Человек?

— Не знаю, — задумчиво произнес Шефер. — Но я хочу это узнать.

— А-а, — протянул проводник, улыбаясь. — Понятно. Вы сумасшедший, мистер полицейский из Нью-Йорка. А поэтому я возьму с вас еще больше.

Шефер тоже улыбнулся.

— Думаю, мы договоримся, — сказал он.

Глава 17

Весь следующий день ушел на сборы.

Шефер думал, что собрал все необходимое, но у проводника было другое мнение. Он раздобыл двух мулов, запасся веревками, одеялами, арканами, взял побольше воды и еды, а также несколько коробок, содержимое которых не стал показывать своему неблагодарному работодателю.

Шефера удивило, что в багаже проводника совсем не было оружия, у него не было даже ножа. Когда он спросил об этом, тот только пожал плечами.

— Вы уже запаслись всем этим, senor. Уверен, у вас есть все, что надо.

Они поднялись на горный хребет. Мулы петляли взад и вперед по крутому склону, заросшему буйной тропической растительностью. Проводник рассказал Шеферу, что в свое время он работал на армию США. Шефер не стал его расспрашивать, или просить доказательств — но это не значило, что он поверил своему проводнику.

Проводник же доверял Шеферу — об этом говорило то, что он был безоружен. Но детектив не верил этому показному миролюбию — ничему не верил.

На ночь они разбивали лагерь в джунглях на южной стороне хребта.

Ранним утром, на четвертый день пути, проводник сообщил, что они переходят границу. Шефер внимательно огляделся. Холмистые джунгли выглядели совершенно одинаково и спереди, и сзади. Воздух тоже не стал ничуть прохладнее, и непроходимые заросли не стали реже.

Шефер отметил единственное отличие — теперь они спускались, а не поднимались. Они перевалили через хребет.

Через полдня проводник остановил своего мула на ничем не примечательном с первого взгляда месте. Он ничего не говорил, просто улыбался и выжидательно смотрел на Шефера. Детектив понял, что это место чем-то примечательно.

Вначале Шефер не мог разглядеть ничего необычного. Кругом были все те же опостылевшие джунгли. Приглядевшись, Шефер все же заметил кое-что примечательное — то, что хотел показать ему проводник. Перед Шефером раскинулись руины какого-то лагеря.

Шефер кивнул головой, давая этим понять, что он понял, в чем дело. Потом спешился и осторожно пошел вперед.

Когда-то здесь был большой лагерь — несколько зданий, построенных в традиционном центрально-американском стиле — стены из бамбука, настеленного на деревянный каркас, тростниковые крыши. В некоторых домах пол был из камня или бетона, что для этих мест являлось крайней редкостью — здесь всех обычно устраивал земляной пол.

Лагерь забросили давно, и буйная тропическая растительность жадно поглотила остатки созданного человеком. Хотя по краям лагеря все еще стояли два здания, утопая в зелени. Из руин доносился шум крыльев птичьих стай, писк и визг грызунов. Шефер спугнул змею — она уползла, блеснув серебристым боком.

Рассматривая руины, Шефер обнаружил груду ржавого черного металла. В конце концов детектив понял, что это были обгоревшие части развороченного вертолета. Дальше громоздился ржавый грузовик с безбортовой платформой и генератор, в другом месте догнивали проржавевшие железные бочки и баки, плиты каменных полов, некоторые из них были покрыты копотью. Все это поросло мхом и лианами. Нигде не было видно трупов, хотя спустя восемь лет от них вряд ли что-то могло остаться.

Проводник сказал что-то про партизанов и повстанцев, но Шефер не стал его слушать. Здесь все и так было ясно. Раньше здесь был отличный лагерь, но кто-то уничтожил его. Шефер видел воронки, оставленные гранатами, зияющие сквозь заросли кустов и лиан, следы пуль на обгорелых и ржавых бортах машин и механизмов. Детектив знал, кто зашел в этот закоулок джунглей и уничтожил лагерь. Попахивало одной из операций его братца — грязное дельце, но что делать.

23
{"b":"1853","o":1}