ЛитМир - Электронная Библиотека

Во-первых, с руки охотника стекала зеленовато-желтая жидкость, похожая на жидкий неон. Значит, автоматная пуля или осколок гранаты пробил что-то в оборудовании охотника. Похоже на то, что граната повредила и камуфляж чудовища. Камуфляжем была электронная система, что-то вроде экрана невидимости, а не краска и одежда. Если этот камуфляж так же хорошо действовал в городе, как в джунглях, то не удивительно, что охотник свободно разгуливал по Нью-Йорку, не привлекая к себе внимания.

Фосфоресцирующая жидкость вполне могла быть не гидравлической жидкостью механизмов, костюма, а кровью. Значит, Шеферу удалось ранить убийцу. А если его можно ранить, заставить истекать кровью, значит его можно и убить.

Быстро, собрав все силы для удара, Шефер выхватил нож и всадил его через черную сеть прямо в желто-серую плоть охотника.

— Это за Дача! — крикнул он.

Крик вышел приглушенный — слух все еще не торопился возвращаться.

Чудовище взревело от боли. Но даже этот крик, полный ярости, боли и злобы, для Шефера был глухим, почти неслышимым.

Шефер не успел даже подумать о том, что надо бы увернуться, а уже летел, отброшенный ударом ноги неимоверной силы. Нож остался в боку у охотника.

Хищник не ожидал ничего подобного. Выследить и убить жертву для охотника было спортом, чем-то вроде большой охоты. В планы не входило получать раны самому. Игра строилась на базе борьбы, но в условия не входило сопротивление жертвы. Для охотника человек был жертвой, а не соперником.

Итак, Шефер удивил охотника. Но удивление не будет длиться вечно. Как только Шефер приземлился, он быстро вскочил на ноги и бросился бежать. Пусть охотник ранен, с ножом в боку, но все равно Шефер не мог сражаться с ним на равных условиях. Ведь он остался без автоматов, без ножа, а чудовище, хоть и раненное, было во всеоружии. На мощном плече красовалась маленькая пушка, обладающая немыслимой мощью, пробивающая дыры в стенах и валящая деревья.

Конечно, вряд ли охотник станет стрелять из своей пушки на близком расстоянии — какая ж это охота? Но если Шефер решит опять напасть, то раненный охотник, решив обезопасить себя, вполне может выстрелить из пушки.

Детектив бежал и надеялся только на то, что слишком занятый своей раной охотник погонится за ним не сразу. Человеку надо было добежать до мулов и взять какое-нибудь оружие, а потом добить мерзавца. Ведь в лагере оставалось достаточно оружия — молодец, Гансон!

Шефер оступился, но в последнюю секунду все же умудрился удержать равновесие и остался на ногах. Всего в каком-то десятке сантиметров от его ноги утес отвесно обрывался вниз.

— О, черт! — вскрикнул Шефер, не слыша собственного голоса.

Шефер хотел было отступить с края обрыва, но лапы охотника сомкнулись на его голове, пальцы мешали смотреть, а черные когти впились в щеки.

Детектив не слышал, как охотник подбирался к нему. Даже без камуфляжа убийца мог застать жертву врасплох. Теперь он поднял Шефера, обхватив лапами его голову, и секунду тот беспомощно, как котенок, болтался в воздухе. Охотник с силой швырнул его о ближайшее дерево.

От удара у Шефера из глаз посыпались искры, и он кое-как сел, оглушенный и неспособный пошевелить ни рукой, ни ногой. Охотник медленно приближался. Шефер взглянул вверх и плюнул. Он оставался таким же дерзким, несмотря на беспомощность.

— Скажи своему парикмахеру, — прохрипел он, глядя на черные жгуты волос, покачивающиеся в лунном свете, — что твоя стрижка давно вышла из моды.

Шефер не знал, говорил ли он, или просто шевелил губами: слух еще не вернулся к нему.

Охотник склонился над Шефером, и тот быстро выкинул руку вперед и схватился за нижний край маски. В конце концов, это отлично сработало в Нью-Йорке. Но на этот раз маска так просто не поддалась. Она чуть-чуть съехала, и хищник отошел на шаг назад, чтобы водворить ее на место. В распоряжении Шефера оказалась одна-две секунды, чтобы исполнить задуманное.

Шефер откатился в сторону и схватил огромный сук толщиной с собственную ногу. Качаясь, он поднялся на ноги и что было силы огрел своей импровизированной дубинкой врага по голове. Маска опять съехала.

Удар такой силы наверняка бы убил человека, но охотник даже не пошатнулся. Одной рукой он отбросил Шефера подальше от себя, а другой в это время поправлял погнутую маску.

Наполовину слепой и совершенно обезумевший, охотник стоял на краю обрыва спиной к пропасти. Маска погнулась, камуфляж не работал — было от чего разозлиться и выйти из себя. Шефер знал, что лучшего случая ему не представится. Он опять встал на ноги, взял сук наперевес и бросился на врага.

От удара сук переломился пополам. Шефер отскочил назад. Чудовище пошатнулось, глядя на Шефера, качнулось сильнее и полетело вниз в пропасть.

Слух ствол возвращаться к Шеферу — он слышал, как охотник упал на дно пропасти. Сначала ему показалось, что слух сыграл с ним злую шутку, ведь вместо глухого удара тела об землю Шеферу послышался хруст и треск.

Потрясенный Шефер ждал, что охотник вот-вот выберется из пропасти. Широко открытыми глазами он смотрел на край скалы, ожидая увидеть там когтистую желтоватую лапу.

Но этого не произошло. Шефер осторожно подкрался к обрыву и глянул вниз, почти уверенный в том, что сейчас бело-голубой огненный шар отсечет ему голову, или черные когти вопьются в лицо.

Ничего подобного не случилось. Под обрывом лежал охотник. Тело распласталось поперек ствола, видимо, дерево сломалось под тяжестью упавшего тела. На груди, разгоняя темноту, светилось большое желто-зеленое пятно. И прямо в центре этой люминесцирующей раны торчал обломанный сук, насквозь проткнувший чудовище.

«Это еще ни о чем не говорит, — сказал себе Шефер. — Это не значит, что бой окончен. Ведь сук мог и не проткнуть сердце. Охотник гораздо сильнее и больше, чем человек, значит он должен быть гораздо более выносливым и жизнеспособным». Вполне возможно, детектива еще ожидали сюрпризы.

А, может быть, и нет.

Что касается Шефера, то кошмарный охотник казался ему мертвее мертвого.

Глава 19

Проводник сидел на корнях дерева, у ярко горящего огня, поджидая. Он, правда, сам толком не знал, чего дожидается — наверно, рассвета. Но уж не Шефера, это точно. Детектива он не дождется. В лучшем случае до него донесется вопль, но и на это он не слишком надеялся.

Он снова и снова оглядывал лагерь, его руки нервно шарили по карманам и проверяли ремень, чтобы еще раз убедиться, что на нем нет не только оружия, но и ничего, что можно принять за оружие. Если он останется безоружным, ему, возможно, удастся выбраться из этой передряги невредимым.

Создание, что погубило восемь лет назад целый отряд, пощадило бывшую с ними женщину, которая не была вооружена. И проводнику не раз говорили, что единственное, что спасло Салвати, того нью-йоркского полицейского, который остался в живых, когда все бывшие рядом с ним были убиты, — его безоружность. Так что вооружаться проводник не слишком хотел.

Он не прикоснулся даже к карманному ножу. Так что разжечь костер оказалось довольно трудно. Но с этим он, слава богу, сумел справиться. Он продолжал заботиться о костре со всей доступной ему тщательностью — в случае необходимости пылающая головня может превратиться в не такое уж и плохое оружие.

Он догадывался, что в мешке Шефера оружия было более чем достаточно, но у него были веские причины не притрагиваться к нему. Проводник ни за что не согласился бы осмотреть вещмешок Шефера или даже прикоснуться к боеприпасам, не говоря о том, чтобы что-нибудь стянуть. Конечно, если ягуар или змея нападет на него, ему придется защищаться голыми руками, — но иметь при себе винтовку слишком рискованно.

Из непроглядной тьмы донесся шорох потревоженной листвы. Проводник настороженно огляделся. К костру приближалось какое-то существо, оно двигалось вертикально, мелькая темной тенью в редких бликах лунного света. Проводник похолодел.

Существо приближалось, стремительно и легко. Последний шаг, и... у проводника отвисла челюсть. Детектив Шефер, живой и невредимый!

26
{"b":"1853","o":1}