ЛитМир - Электронная Библиотека

Шефер обдумывал предложение не более двух секунд, ровно столько, чтобы дать возможность Раше тоже принять решение. Полмиллиона — достаточная сумма, чтобы обеспечить Шерри и мальчиков на долгие годы, освободив Раше от необходимости заботиться о пенсии. Но взглянув на Раше, детектив прочел его мысли. К тому же, он знал, что жена напарника согласна еще несколько лет мириться с Нью-Йорком.

Все было ясно. Шефер схватил Эшеверу и одним рывком сбросил с крыши.

Пролетев три этажа, Эшевера остался жив.

Пока телохранители убежали вниз искать своего хозяина, детективы невредимыми выбрались из здания.

В докладе Шефер объяснил это происшествие случайностью, сказав, что Эшевера оступился и свалился. Других свидетелей не было. Эшевера не стал обращаться к адвокатам, собрал вещи и убрался домой в Колумбию зализывать раны. Но Шефер не сомневался, что рано или поздно ему предстоит встреча с этим королем наркотиков — люди из Картели Кали умели ненавидеть.

Так, может, люди Эшеверы пришли за ним?

Во всяком случае, детектив не видел никакой причины, по которой им мог понадобиться проводник. Никаких дел с пришельцами у торговцев наркотиками тоже быть не могло, в общем, было очень похоже на то, что они явились именно за ним, а проводника подстрелили заодно.

Как же они узнали, что он находится здесь?

Шефер прикинул, не мог ли его продать Хенсон, рассказав Эшевере, где его можно выследить, и решил, что не мог. Он был уверен, что Хенсон человек надежный. Скорее уж один из людей Филипса оказался предателем. А может, это и вовсе совпадение. Но даже если это так, все равно дьявольская напасть!

— Yo voy a mirar aqui[1], — сказал один из них, оторвав Шефера от размышлений.

Стрелявший огляделся вокруг. Выслеживали они Шефера или нет, но только было очевидно, что убитый ими проводник шел не один — с ним было два оседланных мула. Боевики, однако, не слишком спешили с поисками. И действовали они не слишком аккуратно: рассеявшись по лесу, они не видели друг друга.

Шефер медленно передвигался с места на место, припав к земле, готовый к прыжку. Один из боевиков приблизился к нему. Когда он оказался возле Шефера, детектив выскочил из папоротников и хорошенько врезал слева в его челюсть. Колумбиец рухнул, и его !МАК-10" тотчас оказался в руках Шефера.

Пока детектив возился с наплечной кобурой, отстегивая ее с плеча оглушенного человека, остальные боевики обернулись и открыли огонь. Шефер опять нырнул под прикрытие папоротников.

Он вскинул оружие, проверил наполовину опустошенный магазин и открыл ответный огонь.

Автомат был не пристрелянным, видимо, предназначался для рассеянного огня с целью прочесать простреливаемую площадь, а не для поражения цели. Шеферу не удалось никого ранить, но его стрельба заставила Колумбийцев сидеть и не высовываться.

Теперь не заметить детектива было невозможно. Непрерывно стреляя, Шефер перескакивал от дерева к дереву, не заботясь о том, чтобы куда-нибудь попасть. Колумбийцы отстреливались, но им удавалось только успешно поливать огнем пустоту между деревьями после того, как ему уже удавалось скрыться. Они, конечно, не были дилетантами. Но они не знали, куда детектив прыгнет в следующее мгновение и когда это случится.

Если бы у них было огневое преимущество, они смогли бы, поддерживая постоянный огонь, послать одного боевика в обход и подстрелить Шефера сзади, но такой возможности у них не было. У них осталось всего три автомата, и, к тому же, они расстреляли половину своего боевого запаса, когда убивали проводника.

Мул проводника был мертв. Другой, Шефера, убежал и до сих пор оставался жив. Шефер решил, что наилучшая возможность, более того, его единственная возможность — найти беглеца и воспользоваться арсеналом, который он привез в Риосукко. С ним Шефер мог бы пролежать под их огнем достаточно долго, и убить одного-двух из них, несмотря на густые джунгли, и если это их не испугает, то все равно заставит пролежать некоторое время, достаточное для того, чтобы он вскочил в седло и верхом скрылся в зарослях.

Шефер всей душой желал проклятому мулу где-нибудь застрять, желательно, позади в каких-нибудь зарослях погуще. Но равнодушное к его нуждам животное продолжало бродить в джунглях, то и дело мелькая то тут, то там на фоне стволов толстых деревьев.

Мул ничуть не выглядел взволнованным, и Шефер удивлялся, откуда только проводник взял его и сколько подобных передряг пришлось пережить этому животному.

Детектив осторожно пополз в сторону мула, и, когда он решил, что удобный момент настал, бросился к мулу. Тот шарахнулся прочь, испуганный резким движением, — выстрелов он не боялся, а вот Шефер, по-видимому, казался ему опасным.

— Поди сюда, чертова скотина! — заорал на него Шефер, хватаясь за уздечку. Он висел на одном кожаном ремешке, а обезумевший от ужаса мул тянул прочь, то и дело вставая на дыбы.

— Стой, проклятый! — зажав ремешок упряжи в одной руке, он дотянулся до тюка с оружием и развернул мула таким образом, чтобы он прикрыл его от выстрелов колумбийцев, а потом стал потрошить свой арсенал. Хенсон был щедр, и Шефер отдал должное его щедрости.

— Отлично, — сказал он, довольный проделанной операцией, — теперь моя очередь.

Он поднял винтовку — и замер. Его затылка коснулась твердая сталь.

— Брось это, marrano, — проговорил один из боевиков, — а то, боюсь, придется мне попортить сеньору Эшевере его вечернее развлечение.

Пожалуй, они не смогли бы справиться с ним, если бы один из них не страховал нападающего, чего Шефер не мог ни видеть, ни слышать. Его пальцы сжали оружие. Он замер, обдумывая следующее движение — и тут тяжелый удар приклада обрушился ему на голову, и Шефер тяжело упал на землю.

Глава 23

— Условные сигналы приняты, — удовлетворенно отметил Дохени, поворачивая радиолокатор в нужном направлении. — Теперь осталось пожелать удачи «Девятому».

Рядом с ним замерли трое из отправленного на поиски убитого пришельца отряда. Они выгружали огромную корзину из металлической сетки, предназначенную для размещения трупа.

Вертолет приземлился в кратере — это была единственная площадка, которую удалось расчистить для посадки.

— Туда, — сказал Дохени, указывая направление.

— Идем, — рявкнул Джонсон.

Четыре человека углубились в джунгли, волоча между собой корзину, вертолет ждал их возвращения, не выключая мотора. Так приказал генерал: группа должна была быть готова к бегству в любой момент, если появятся пришельцы, тоже желающие подобрать своего погибшего собрата.

Никто не знал, заботятся ли хищники о своих покойниках, но взрыв, когда погиб противник Дача, свидетельствовал о том, что у них было что-то, что они не хотели оставлять валяющимся без присмотра.

Дохени прекрасно все это знал. Он работал в группе Филипса уже четыре года и усвоил, что пришельцы вполне реальны и к тому же смертны, но каким-то непостижимым образом в глубине души не верил в это. Если рассудить, то, конечно, в их существовании не приходилось сомневаться, но эмоционально все равно тяжело было поверить в их существование.

Дохени размахнулся своим мачете — во время краткого инструктажа перед заданием было сказано, что они должны быть максимально разоружены, но он настоял на мачете. Кроме того, земных опасностей вокруг могло оказаться не меньше, чем инопланетных убийц, так что внушительный клинок висел на поясе Дохени, как и у остальных.

Филипс не одобрял этого — но его не было с ними здесь, среди змей, ягуаров и лиан.

Когда они вчетвером неожиданно вышли на край скалы, Романо, держащий один из передних углов корзины, оступился и чуть не рухнул с обрыва, с трудом удержал равновесие. Джонсон обругал его.

Перегнувшись через край обрыва и взглянув вниз, Дохени сразу заметил существо, лежащее примерно тридцатью ярдами правее, на стволе упавшего дерева. Огромный сук проткнул его грудь.

вернуться

1

Я все-таки пойду гляну (исп.).

31
{"b":"1853","o":1}